Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Политика
Русская планета
Политика

Многонациональный терроризм «Исламского государства»

Директор ФСБ Александр Бортников заявил, что в рядах ИГ воюют граждане более ста стран мира
Григорий Шугаев
29 июля, 2015 19:27
11 мин

Боевики ИГ. Фото: warfiles.ru

29 июля в Ярославле открылось XIV Совещание руководителей спецслужб, органов безопасности и правоохранительных органов иностранных государств — партнеров ФСБ РФ. Судя по всему, нынешний форум в основном будет посвящен угрозе, исходящей миру от запрещенной в России террористической организации «Исламское государство». На первом заседании, выступая с приветственной речью, директор ФСБ Александр Бортников заявил: «Сегодня, и это следует признать открыто, мы имеем дело с угрозой принципиально иного масштаба — террористическим интернационалом в лице "Исламского государства". По нашим оценкам, на текущий момент в его рядах воюют граждане из более чем 100 государств». 
Александр Бортников
Александр Бортников. Фото: Михаил Климентьев / ТАСС
Президент России Владимир Путин в обращении к участникам совещания подчеркнул: «Очевидно, что достичь значимых результатов в борьбе с этой угрозой можно лишь путем последовательной и системной работы, совместными слаженными усилиями — на прочной основе международного права».
ИГ появилось как-то внезапно. Только-только говорили десятилетия о страшной «Аль-Каиде», как вдруг, по словам Олега Нечипоренко, главного аналитика Национального антикриминального и антитеррористического фонда и полковника ПГУ КГБ в отставке, «из "Аль-Каиды" вылез вот такой ребенок, монстр, который приобретает уже гигантские размеры».
Недаром в одном из самых первых сообщений из Ярославля были процитированы слова Александра Бортникова о беспрецедентном, еще небывалом, по-настоящему массовом участии добровольцев со всего мира, и в большой степени из Западной Европы, в жуткой кровавой резне, сопровождаемой невиданным с древнейших времен варварским и бессмысленным разрушением памятников культуры всемирного наследия. Это по-настоящему пугает.
«Расширение географии стран, откуда приезжают новые приверженцы ИГ, увеличение количества выезжающих "на джихад", разнообразие их этнической и социальной принадлежности свидетельствуют, что ИГ захватило инициативу, агрессивно действует на пропагандистском фронте и фактически навязывает свою "повестку дня"», — отметил директор ФСБ России.
И, естественно, все больше и больше не только специалисты, но и простые люди начинают со страхом задумываться о причинах и мотивах тех, кто уже записался в террористы, и самое главное — тех, кто еще последует в эти страшные полчища. Ведь есть уже многочисленные случаи вербовки ИГ в России.
К глубокому сожалению, по нашему мнению, рационально думающий человек неизбежно придет к выводу, что главная причина этого явления заключается в инфляции и деградации основных цивилизационных понятий христианских народов: солидарности и веры.
На первый взгляд, складывается впечатление, что такой массовый наплыв волонтеров в ИГ объясняется критически сложившимся комплексом причин. «Кого-то интересуют деньги, кого-то реализация себя, кого-то интересуют борьба за власть и возможность издеваться над беззащитными, кого-то из романтических соображений интересует победа ислама и идентификация себя как героя в Исламском халифате — много разных причин», — говорит Евгений Сатановский, директор Института Ближнего Востока.
Его поддерживает Роман Силантьев, исследователь ислама, доктор исторических наук, директор Центра географии религий при Синодальном отделе по взаимоотношениям Церкви и общества Московского патриархата: «Мотивы разные. Кто-то верит, что это действительно халифат последних времен с построением единого всемирного исламского государства. Кто-то считает, что это лучший способ поквитаться или с шиитами, или с американцами. Для кого-то это способ заработать, потому что там зарплату платят. Кто-то просто удовлетворяет свои низменные потребности: иметь рабынь малолетних, например. Нельзя сказать, что есть единый мотив. Какая-то девушка поехала, потому что в боевика влюбилась. Кого-то завербовали по объявлению "требуется специалист в нефтяной промышленности". Кто-то назло системе туда пошел, по дурости».
«Значительная часть западного общества — это мигранты, — рассматривает проблему с другой стороны политолог Ярослав Кабаков. — Многие уже во втором, третьем поколении. И Европа — это не США. Там намного меньше возможностей для таких людей, что называется, сделать карьеру, добиться чего-то существенного в жизни. ИГ на сегодняшний день видится как территория возможностей, где можно и повоевать, и подзаработать. Есть определенное недопонимание: если предыдущее поколение бежало от терроризма, то, живя в Европе и не социализируясь, нынешнее поколение воспринимает себя как выходцев с Ближнего Востока и по большому счету многих рисков не осознает». Надо добавить, что рисков не осознают и воспринимают ИГ как «территорию возможностей» и многочисленные добровольцы чисто европейского происхождения, идущие сражаться за «правое дело» и для этого легко принимающие ислам по версии ИГ.
«Пройдя в лагерях психологическую и террористическую подготовку и получив боевой опыт в горячих точках, бандиты, используя незаконную миграцию, расползаются по намеченным регионам. Их целью является "создание законспирированных ячеек, вербовка боевиков, подрыв внутренней безопасности и территориальной целостности стран оседания"», — предупредил, выступая на совещании, Александр Бортников.
Конечно, прав был Евгений Сатановский, когда заметил, что «жизнь — это не прямая железнодорожная рельса» и «сколько людей — столько и мнений, и у каждого свой мотив». Но если немного оторваться от сиюминутного взгляда на проблему и обратиться к истории, то обсуждаемая сегодня проблема кажется, как ни странно, вполне объяснимой.
«Главная причина, на мой взгляд, заключается в следующем. Считается, что мировое сообщество находится в состоянии войны с терроризмом, объявленной 28 сентября 2001 года Советом Безопасности ООН на основании резолюции № 1373. Ее никто не отменял. И для реализации принятого документа был образован Контртеррористический комитет Совбеза ООН, — говорит Олег Нечипоренко. — А что сейчас? Отчитался ли этот комитет на Генассамблее ООН? Находится ли действительно мировое сообщество в состоянии войны с терроризмом или нет?».
«Была ведь создана межгосударственная колоссальная антитеррористическая система, — напоминает эксперт. — Кроме того, была создана гражданская система противодействия терроризму, которая к 2005 году сошла на нет. Кто-то спрашивает с Генерального секретаря ООН: где отчеты, где работа? А сейчас получилось так, что все участники войны с терроризмом, которые тогда включились в это дело, сейчас находятся чуть ли не в состоянии острого конфликта. Вот о чем нужно задавать вопросы: девизы, которые тогда были произнесены США, и в числе поддержавших была Россия — "Контртеррористы всех стран, объединяйтесь!" — им следуют? Вторая часть этих лозунгов звучала так: "Только объединившись, мы покончим с терроризмом!". Так и хочется спросить: находится ли мировое сообщество в состоянии войны с терроризмом или нет? Или уже все закончилось, и члены Совбеза находятся друг против друга, как во вражеских окопах?».
Вот вам и солидарность народов перед очевидным и жестоким врагом, который не стесняется говорить: «Да-да, мы идем к вам, мы идем уничтожать именно вас — не обольщайтесь». Политики погрязли в своих маленьких и не очень играх. Вот, например, вроде разумный и уж точно опытный политик Реджеп Тайип Эрдоган — доигрался с ИГ до того, что запутался сам, запутал свою страну и в заключение запутал НАТО. То он поддерживал тайно ИГ по определенным причинам, и с курдами надо было вести наступательную, или, скажем, «профилактическую» политику. А теперь выяснилось, что этого нельзя делать, потому что ИГ все хорошее забыло, а курды тоже вроде как против ИГ. В результате, кажется, чуть ли не в истерике турецкий премьер созывает Совет НАТО, который, в свою очередь, тоже ничего внятного и однозначного предложить не может. 
Бои на сирийско-турецкой границе
Бои на сирийско-турецкой границе. Фото: Vadim Ghirda / AP
Госсекретарь США Джон Керри недавно выступил с решительной инициативой создать широкую международную коалицию ведущих государств, в том числе всех стран региона, против ИГ и заявил, что лишь в этом случае его можно гарантированно победить. Но только вот из-за самых разных и перед лицом вопиющей угрозы теперь не очень-то существенных причин Турция, Саудовская Аравия, Катар и Иран никак не монтируются вместе. Причем в любом порядке. И теперь мы подошли к разговору об особой роли США во всей этой истории.
«Надо помнить, что первоначально ИГ формировалось при помощи США, — напоминает Ярослав Кабаков. — И все существующие там механизмы делались с участием США — помимо того, что американцы в свое время дали им реальное оружие, они же дали им и оружие пропаганды, причем одно из самых совершенных». Действительно, обратите внимание на телевизионную картинку оттуда. «Не обошлось без специалистов из Голливуда», — замечает Роман Силантьев.
Эта картинка очень «фирменная», западная, совершенно не в арабском духе: десятки одетых в красивую униформу бойцов ИГ абсолютно синхронно режут горло египетским христианам. Сразу вспоминается, как изменилась, стала тоже западной телекартинка из Тбилиси уже на второй день прихода к власти Михаила Саакашвили, и такую же мы уже начали получать сейчас из Одессы. Очень активно используется интернет, по мнению некоторых исследователей, даже еще более агрессивно и профессионально, чем во время «арабской весны». Для такой работы тоже нужны очень компетентные люди.
Директор ФСБ России Александр Бортников на совещании в Ярославле, кстати, особо отметил роль интернета в формировании ультрарадикального мировоззрения: «Стараниями террористов интернет, по сути, становится важнейшим инструментом формирования ультрарадикального мировоззрения».
«Европа проигрывает пропагандистскую войну, — поддерживает эту позицию Ярослав Кабаков. — Те силы, которые развивались, участвовали в создании определенных воззрений во время оранжевых революций — а это те же самые социальные сети, которые имеют возможность консолидировать большое количество людей по такому признаку, например, как противопоставление государству, — теперь будут дестабилизировать Европу. И в том числе осуществлять набор добровольцев в ряды ИГ».
Так что же делать? Александр Бортников считает, что «аргументом против экстремистской пропаганды должен стать тезис о том, что приобщение к радикальному исламу означает предательство традиционной веры предков». Конечно, в этом есть большой смысл. Однако, кажется, напомни о вере предков уже решившему стать бойцом ИГ человеку — и он просто рассмеется тебе в лицо, спросив заодно о том, почему вы, уважаемые, сами не соблюдаете честно заповеди Христовы, почему вы творите между собой такие безобразия, почему вы воюете друг с другом и не любите друг друга.
Иисус Христос сказал: «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф; 6:19). Ни убавить, ни прибавить. 
темы
11 мин