Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Политика
Русская планета

Возвращение замполитов

Зачем Минобороны РФ создало Главное военно-политическое управление
Степан Зайцев
31 июля, 2018 12:47
6 мин
В структуре министерства обороны России учреждено Главное военно-политическое управление (ГВПУ). Об этом говорится в указе президента РФ Владимира Путина, который был накануне опубликован на официальном портале правовой информации. Руководителем института назначен генерал-полковник Андрей Картаполов.
ГВПУ исчезло в 1992 году. Ответственность за морально-психологическое состояние военнослужащих несло Главное управление по работе с личным составом (ГУРЛС). Эта структура несколько раз меняла названия. Сейчас в подчинении воссозданного ГВПУ будет находится Центр военно-патриотической работы ВС РФ, Центр психологической работы ВС РФ и 49-й Центр технических средств.
На вопросы «Русской Планеты» по поводу причин создания ГВПУ ответил военный историк, директор музея войск ПВО Юрий Кнутов. По его словам, возрождение Главного военно-политического управления в структуре Минобороны должно положительно сказаться на дисциплине и морально-психологическом состоянии личного состава ВС РФ.
— Инициатива Министерства обороны невольно напоминает реконструкцию советской практики. Любой намёк на политику в армии и слово «замполит», которое вновь возвращается в лексикон, на подсознательном уровне ассоциируются с тошнотворной пропагандой, абсолютно бесполезной и даже вредной для армии.
— Не стоит спешить с выводами. В советской армии существовало политическое управление, которое фактически было частью аппарата КПСС. В основном оно занималось распространением идей марксизма-ленинизма, а патриотизм и организация досуга находились на второстепенных ролях. Столь плотная и подчас искусственная вовлеченность армии в политику приносила противоречивые результаты.
До Великой Отечественной войны без согласия политработника не принимались даже решения, не имеющие никакого отношения к идеологии. Комиссар был второй после командира человек в части. Двоевластие оказало негативное влияние на боеготовность Красной армии в тяжелейший 1941 год. Ярым противником такого положения дел был маршал Георгий Жуков. Кстати, его непримиримая позиция была одной из причин опалы.
В послевоенные годы у политруков и замполитов не было прежней власти. Но радикальная перестройка пропагандистской машины в ВС не произошла. Она всё равно работала не самым лучшим образом.
Очень часто ответственный за политпросвет офицер не мог найти общий язык с личным составом, ведя диалог на уровне сложных не укладывающихся в солдатскую голову терминологий. При этом нередко замполиты слабо разбирались в своей номинальной военной специальности, уделяя больше времени изучением идеологических догм. Всё это вызывало насмешки и негатив.
Однако ситуация начала меняться в конце 1970-х годов. Минобороны СССР стало уделять подготовке командиров гораздо больше внимания. В 1980-е годы уровень профессионализма командного состава, включая замполитов, значительно вырос. Доказательством тому является тот факт, что немало замполитов, прошедших подготовку в последние 10-15 лет существования СССР, сделали успешную карьеру на военной службе в Российской Федерации или сделали хорошую политическую карьеру.
Это были замполиты, способные действительно заменить командира части или подразделения в экстренной ситуации. Тем не менее, львиную часть проблем Минобороны СССР решить не удалось. Самым страшным бичом армии так и осталась дедовщина, хотя её обузданием как раз должны были заниматься политработники, отвечающие за нравственное состояние личного состава.
— А были ли в советской армии успешные «формы» сосуществования политработников с командирами и боевыми офицерами?
— Да. Такая практика была. Как правило, это касалось частей, которыми руководили фронтовики. Командиры отвечали за боевую подготовку, а замполиты не вмешивались в этот процесс, вели идеологическую работу и организовывали досуг. Однако примеров такого сосуществования было не так много.
— Зачем же Минобороны РФ восстанавливает не самую успешную практику существования политического института в армии?
—  Во-первых, в армии обязательно должен быть офицер, выполняющий функции замполита за минусом идеологической подоплёки. Не стоит как-то демонизировать институт Главного военно-политического управления. Это тоже очень важная работа, оказывающая огромное влияние на морально-психологическое состояние бойцов и на атмосферу в коллективе.
В советские годы все замполиты делились на две категории. Первая исповедовала принцип «делай, как я» и своим примером воодушевляла личный состав, помогала освоить военную специальность, а вторая — олицетворяла принцип «делай, как я сказал». Вот этот топорный, бездумный и бесчеловечный подход лёг в основу крайне негативного отношения к ГВПУ.
Я не думаю, что сейчас произойдёт возрождение пороков советского института комиссаров, политруков и замполитов. Для этого нет никаких предпосылок. В конце концов, в России отсутствует идеология. Создание Главного военно-политического управления, на мой взгляд, обосновано тем, что сегодня мы воочию наблюдаем последствия информационной войны против России.  
В головах молодых людей и 30-летних контрактников, поступающих на военную службу, представление о текущей политической обстановке должно быть уложено по полочкам. Военнослужащие не должны поддаваться на провокации, которые регулярно появляются в Сети.
Я имею в виду гуляющие в СМИ и соцсетях многочисленные фейки с целью опорочить Россию, её Вооружённые силы и конституционной строй. Нашу страну пытаются представить агрессором, пытаются возложить на неё ответственность за преступления, которые она не совершала. Вот таких брожений, вызванных абсолютно лживыми высказываниями, в армии быть не должно.
— Но разве такой политпросвет не приведёт к формированию у военнослужащего «единственно правильной точки зрения» на события в стране и в мире? Не будет ли это равносильной идеологической обработке в период СССР?
— Нет, это совсем другое. Повторюсь: в России нет идеологии. Современные замполиты сосредоточатся в большей степени на объяснении повестки дня, патриотической пропаганде, подтягивании дисциплины, организации досуга и спортивных мероприятий. Главная задача — сделать жизнь бойца насыщенной в интеллектуальном и культурном отношении без навязывания симпатий к какой-либо политической силе. Это тонкая и сложная работа, но для неё, я уверен, есть соответствующие кадры.
Поделиться
ТЕГИ
6 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ