По состоянию на 25 мая 10:35
Заболевших353 427
За последние сутки8 946
Выздоровело118 798
Умерло3 633
Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Политика
Русская планета
Политика

Война дронов. Почему России предстоит и дальше терять пилотов

Наступление Турции на Сирию наглядно показало все преимущества ударных беспилотников. Что у нас?
Виктория Фоменко
10 марта, 2020 17:14
15 мин
Фото: Topwar.ru
В начале марта Россия и Турция в очередной раз избежали прямого вооруженного противостояния. Встреча лидеров двух стран – Владимира Путина и Реджепа Эрдогана – привела к заключению перемирия, по условиям которого Москва и Дамаск отжали стратегически важный город Серакаб и проходящую через него трассу М5, связывающую столицу Сирии с промышленным центром страны –Алеппо. При этом Россия расширила зону безопасности вокруг своей сирийской базы Хмеймим. Турция же сохранила для своих прокси большую часть провинции Идлиб, в том числе и одноименный город – ее административный центр.
По итогам переговоров Путин и Эрдоган выступили с заявлениями умеренной суровости, а на линии фронта перестали стрелять (надолго ли?). Таким образом, очередной кризис оказался успешно преодолен, партнерские отношения сохранены, ни один экспортный помидор не пострадал. А значит – самое время делать выводы и готовиться к следующему акту Марлезонского балета.
Турецкий воздушный гамбит
Главным сюрпризом февральского воздушного наступления стало то, что у турецких военных есть эффективные ударные беспилотники, и они умеют ими пользоваться. Всего за несколько дней активного применения дронов турецкие операторы сожгли 23 сирийских танка, 16 БМП и девять реактивных установок залпового огня. Жертвами ударов с воздуха стали почти две сотни сирийских военных, еще 293 получили ранения. Удачное попадание бомбы по иранскому штабу унесло жизни 43 бойцов Корпуса стражей исламской революции.
Также турки заявили об уничтожении российского зенитного ракетно-пушечного комплекса «Панцирь-С», находившегося на вооружении Сирии. Они даже опубликовали видео этого удара. Западные эксперты отметили, что ранее подобное удавалось только ВВС Израиля; однако, по мнению некоторых российских комментаторов, видео является фальшивкой.

Результативность ударов позволила Анкаре начать агрессивную информационную кампанию. Источники в окружении Эрдогана заявили, что смогли задействовать «беспрецедентное» число дронов, благодаря чему турецким военным «впервые в истории удалось взять под контроль роя беспилотников столь большую территорию»

В определенной степени эти заявления соответствовали действительности. Турки широко применяли не только ударные беспилотники, но и разведывательные беспилотные летательные аппараты (БЛА), а удары наносились не только самими дронами, но и ствольной артиллерией и реактивными системами залпового огня (РСЗО), огонь которых также корректировали операторы дронов.
В результате сирийская армия и ее союзники оказались парализованы. Удержание позиций, переброска живой силы и техники, доставка боеприпасов и вывоз раненых превратились в задачи повышенной сложности. Турецкие операторы били не только по войсковым колоннам, но и по отдельным машинам, и даже по мотоциклистам. Ракеты прилетали и в машины «скорой помощи», и на артиллерийские позиции.
Но затем в Москве и Дамаске приняли решение зачистить воздушное пространство Идлиба. Россия заявила, что не гарантирует безопасность турецкой авиации, а сирийские власти объявили о создании бесполетной зоны над провинцией. Как показали дальнейшие события, активной работе «Буков» и «Панцирей» турецким беспилотниками противопоставить оказалось нечего. За несколько дней сирийским военным удалось сбить 13дронов: шесть типа Anka и семь – Bayraktar. Воздушного разгрома сирийской армии не случилось. Военные не только удержали ранее занятые позиции, но и снова перешли в наступление, выбив турецких прокси из Серакаба.

Рой дронов так и не переломил ход сражения, однако вполне имел на это шансы. Не будь у сирийцев российских зенитных комплексов, а возможно – и российских же операторов за их пультами, безнаказанное истребление живой силы и техники лоялистов продолжалось бы до полного разгрома наступающей группировки

В реальности же получилось, как получилось: вопреки многочисленным заявлениям турецкой стороны и западных экспертов о том, что Анкара развернула целую воздушную армию, в реальности количество боевых дронов оказалось небольшим. По некоторым оценкам,в ноябре 2019-го турецкая армия располагала примерно 20 ударными машинами. Шесть из них были уничтожены сирийскими ПВО с декабря по конец февраля, еще шесть сирийцы «приземлили» 1 марта. Фактически, к началу переговоров турки потеряли около 70% ударной беспилотной группировки, а потому просто вынуждены были идти на мировую.
Взять и сделать!
Впрочем, относительная малочисленность группы турецких дронов не должна вызывать злорадства и шапкозакидательских настроений. Упомянутые беспилотники имеют минимум одно неоспоримое преимущество: это машины турецкого производства. Производящие их компании могут нарастить выпуск и восполнить потери, могут перейти к созданию усовершенствованных моделей в числе, достаточном для создания реальных многочисленных воздушных стай, отбиться от которых будет сложно даже российским ЗРК.
На наших глазах Турция совершила рывок в авиастроении и стала шестой страной мира, производящей и использующие ударные беспилотники. Ранее в этот клуб входили США, Китай, Израиль, Пакистан и Иран. России, как нетрудно заметить, в этом списке нет. Как же так вышло?
Если говорить о Турции, то все началось с отказа. В 2012 году Конгресс США заблокировал сделку по продаже Анкаре беспилотников MQ-1 Predator и MQ-9 Reaper. После этого турецкие военные задумались о создании машины такого класса собственными усилиями. Выбор пал на разведывательные беспилотники Anka, работы над которыми велись с 2004 года.

Машина оказалась достаточно мощной, чтобы поднять некоторое количество бомб и ракет. Прочие характеристики разведчика – высота полета, время нахождения в воздухе – как нельзя лучше подходили для машины, предназначение которой – часами барражировать над полем боя, корректируя огонь артиллерии и при необходимости уничтожая цели

Доработать аппарат поручили компании Tusas Turkish Aerospace Industries (TAI), которая и занималась его созданием.
Контракт на производство десяти беспилотников Anka-B был подписан в 2013 году, а в январе 2015-го платформа завершила испытания. Стоимость 10 дронов и 12 наземных станций управления составила 290 миллионов долларов.
В 2016 TAI начала производство модели S. В отличие от Anka-B, который был тестовой моделью, «эски» стали полноценными боевыми машинами. В августе 2018 года дроны завершили боевые испытания, нанеся удар после получения команды через спутник.
Турции понадобилось всего пять лет, чтобы превратить разведывательный дрон в сверхлегкий бомбардировщик. Если же считать с момента старта программы, то на создание аналога американских «жнецов» и «хищников» ушло 14 лет.
Не дешево, но сердито
Сейчас турецкие военные располагают десятком разных моделей беспилотников. Часть из них – легкие разведывательные машины; есть и летающие бомбы израильского производства вроде Harpy и Harop. Однако в ходе февральского воздушного наступления ключевую роль сыграли не они, а ударные дроны моделей Anka-S и Bayraktar TB2.
Стоит отдать должное турецким инженерам: обе машины сделаны с чувством, толком и четкой расстановкой приоритетов. Ни тот, ни другой дрон не могут похвастаться какими-то прорывными решениями, но по наиболее важным параметрам они весьма функциональны и хорошо продуманы.
Общий дизайн машин честно содран с американских предшественников. Движитель Anka-S состоит из дизельного двигателя мощностью 155 лошадиных сил и толкающего винта. Дрон может подниматься на высоту до 9 км и лететь со скоростью до 200 км/ч. Ничего выдающегося не только для военного аппарата, но и для гражданских самолетов. Однако при всем этом за счет экономичности дизеля и хорошей подъемной силы крыла Anka способна находиться в воздухе до 24 часов, а значит,длительное время может наблюдать за полем боя, подкарауливая противника.
В наследство от дедушки-разведчика дрону досталась очень хорошая оптика. Она отслеживает перемещения противника с большой высоты в любое время суток. Так что в случае господства этих дронов над полем боя старая партизанская тактика – дождаться ночи и навалять оккупантам – чревата большими потерями для атакующей стороны.

Операторы беспилотников способны наносить точные удары и корректировать огонь артиллерии и в темноте, и при свете солнца. Но опять же –ни тепловизоры, ни приборы ночного видения уже лет 30 не ноу-хау. Вопрос лишь в том, чтобы произвести их, –на худой конец купить у китайцев, – и поставить на летающую платформу

На дистанции до 200 км аппарат может управляться с наземной станции, которая также может быть мобильной. Ну а подключение через спутник и вовсе открывает перед оператором загоризонтные дали.
Bayraktar TB2 – аппаратс похожей судьбой и показателями. Он тоже первоначально разрабатывался как разведывательная машина с большой продолжительностью полета, а затем был переделан в ударный дрон. Отличие от Anka-S состоит в несколько более скромных возможностях: потолок в 7300 метров вместо 9000, бомбовая нагрузка в 55 кило при этом все те же 24 часа в воздухе и возможность наносить высокоточные удары.
Основное оружие турецких дронов – управляемые ракеты и бомбы с головками лазерного наведения. Примечательно, что и тут разработчики пошли по пути наименьшего сопротивления: выбрали уже существующие боеприпасы и адаптировали их под возможности беспилотников. Специалисты компании Roketsan взяли противотанковую управляемую ракету L-UMTAS (массой 37,5 кг) и отпилили ей двигатель. В результате получился 22-килограммовый боеприпас MAM-L, который не столько летит, сколько планирует к цели. Но поскольку БЛА наносит удар с достаточно большой высоты, дальность применения этой недоракеты получилась вполне приличная – около 8 км. То есть, дрон способен бить по наземным целям,оставаясь вне зоны поражения не только переносных зенитно-ракетных комплексов, но и пушек тех же «Панцирей» и «Шилок».

Можно ли этими боеприпасами жечь более продвинутые и дальнобойные комплексы? Вероятно,только при очень счастливом расположении звезд. Однако с уничтожением бронетехники и полевых укреплений 160-мм ракеты с 10-килограммовыми боеголовками они справляются на ура

Понятно, что боеприпасы с головками лазерного наведения не могут быть дешевыми. Сами беспилотники тоже оказались довольно дорогим удовольствием. Но в целом для использования против противника, который не располагает современными комплексами ПВО хотя бы среднего радиуса действия, эти машины являются страшным врагом. Пожалуй, таким же, как были пикирующие бомбардировщики Люфтваффе на начальном этапе Второй мировой. Оружие не идеальное, но в своей нише смертоносное. Ну и кроме того, современные самолеты ничуть не дешевле, а главное – их поражение чревато гибелью пилотов.
Догнали и перегнали. Ну, почти
Есть ли аналогичные машины у российских военных? Большой вопрос. С одной стороны, известно, что они массово разрабатываются, проходят испытания и вроде как должны встать на вооружение и пойти в серию. Но годы идут, а новые, не имеющие аналогов в мире,образцы сменяются еще более уникальными моделями и еще более новыми разработками.
Еще в 2011 году Минобороны инициировало опытно-конструкторскую работу «Иноходец», итогом которой должно было стать создание среднего дрона большой продолжительности полета – «Орион». Общие его параметры весьма близки к показателям Anka-S, а местами и попроще: поршневой двигатель, максимальная скорость полета в 150 км/ч (крейсерская и того меньше – 120 км/ч), предельная высота полета – 8000 метров. При этом российский БЛА способен продержаться в воздухе те же 24 часа, что и турецкий, и имеет чуть большую массу полезной нагрузки – 300 кг. Но, в отличие от турецких военных, российское Минобороны не захотело переделывать машину из разведывательной в ударную. И, хотя в некоторых источниках «Орионы» называют ударными беспилотниками, это не соответствует действительности: ведь в качестве полезной нагрузки применительно к ним фигурируют различные блоки разведывательной аппаратуры, а не бомбы и ракеты.
Возможно, это было оправданное решение. Дело в том, что в том же 2011 году была начата разработка тяжелого ударного беспилотника «Альтаир» (проект «Альтиус-М»). Техзадание предполагало создание пятитонного дрона, способного брать на борт до тонны полезной нагрузки. Машина была создана и начала летные испытания в 2016-м, но в апреле 2018-го генеральный директор ОКБ имени М.П. Симонова Александр Гомзин был арестован по обвинению в хищении 900 миллионов рублей, выделенных на создание аппарата, а в конце того же года проект передали другому подрядчику – «Уральскому заводу гражданской авиации» (УЗГА).

Несмотря на все злоключения, в последних числах января 2020-го стало известно об успешном завершении испытаний дрона. Машина получилась серьезной: размах крыла – 28,5 метра, два двигателя, спутниковый канал управления, многоканальная оптико-электронная система разведки и радар бокового обзора. «Альтаир» имеет двухсуточную продолжительность полета; за это время дрон способен пролететь до 10 тысяч км, при этом максимальная высота его полета составляет 12 тысяч метров

Казалось бы: чего еще желать? Однако не прошло и трех недель, как военное ведомство заказало УЗГА обновленную версию этого же аппарата. Судя по комментарию заместителя министра Алексея Криворучко, теперь военные хотят получить ударно-разведывательный комплекс нового поколения, с элементами искусственного интеллекта, умеющего взаимодействовать с другими летательными аппаратами, в том числе и пилотируемыми.
При этом в России успешно разрабатывается и еще более мощный беспилотник – двадцатитонный С-70«Охотник». По сути, это машина будущего: аппарат построен по схеме «летающее крыло» с широким применением материалов, делающих его практически невидимым для радаров. В отличие от старших братьев, дрон имеет реактивный двигатель, что позволяет ему разгоняться до 1000 км/ч (по другим данным – до 1400 км/ч) и забираться на 18-километровую высоту. По прикидкам экспертов, полезная нагрузка БЛА может составить от 2,8 до 8 тонн. При этом некоторые специалисты считают, что «Охотники» будут использоваться не только как бомбардировщики, но и как помощники перспективных истребителей Су-57. В этом случае С-70 принципиально изменят правила воздушного боя и заставят переписывать учебники по тактике.
Но всё это произойдет когда-нибудь, в более-менее отдаленной перспективе. Пока же у российских военных нет ничего похожего на американские, китайские или турецкие дроны. «Орионы», производство которых началось в августе 2019-го, так и не стали ударными машинами, хотя имели определенный потенциал для такой конвертации. «Альтаиры» переживают очередную модернизацию, и нет никаких гарантий, что она будет окончательной. «Охотники» же настолько сложны и дороги, что ожидать их массового внедрения в ближайшие годы не приходится. А значит, в любом конфликте, где будет нужно бомбить супостата, Родина по старинке отправит на задания самолеты с живыми летчиками. Неважно, есть при этом у врага ПВО или нет.
темы
15 мин