Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Политика
Политика

«Лужковская система управляла выборами»

Эксперт Андрей Бузин рассказал «Русской планете» о том, как Юрий Лужков создал механизм контроля и добивался нужных результатов на выборах

Елена Коваленко
4 мин

Андрей Бузин. Фото: Сергей Карпов / ИТАР-ТАСС

Председатель Межрегионального объединения избирателей, член Мосгоризбиркома с правом совещательного голоса Андрей Бузин рассказал «Русской планете» о том, как проходили выборы в Москве при экс-мэре Юрии Лужкове, и ждать ли возможных нарушений на предстоящих выборах 8 сентября.
– Принципиально было то же самое, что и сейчас. Если говорить о выборах муниципальных, то было голосование досрочное, тогда оно в большей степени использовалось. В 2004 году были муниципальные выборы, и вот на муниципальных выборах в полной мере использовалось досрочное голосование.
– Основной массив прямых фальсификаций начался с федеральных выборов 2007 года. До этого прямые фальсификации использовались в Москве эпизодически. Поэтому, если говорить о прямых массовых фальсификациях, то есть о том, что происходит в день голосования и при подсчете голосов, особенно в территориальных комиссиях (это такая особенность Москвы) – то они начались с 2007 года и продолжались до выборов в декабре 2011 года. В период 2007-2011 годов прямые фальсификации активно использовались. Я имею в виду федеральные и региональные выборы, потому что для муниципальных выборов они использовались и раньше.  На выборах президента 2008 года, на выборах Медведева – там сфальсифицировано было очень здорово. А до этого в Москве использовались в основном все-таки другие методы. Это, в первую очередь, отказы в регистрации кандидатов и такое массированное информирование через государственные и муниципальные средства массовой информации. В 1996 году начала создаваться империя лужковских СМИ, которых к середине 2000 года стало очень много, их общий тираж был около 7 миллионов. А общее количество – где-то около 250 наименований.
Юрий Лужков. Фото: Антон Тушин / ИТАР-ТАСС
Юрий Лужков. Фото: Антон Тушин / ИТАР-ТАСС
– Отказывали в регистрации в первую очередь по подписям, а если по подписям не удавалось, то по залогу – тогда еще залог был, он был отменен позже. Но в первую очередь по подписям, причем причины были высосаны из пальца. В первую очередь тогда использовалась такое основание, как неправильная форма подписного листа. Например, вместо одной графы, предназначенной для подписей избирателей и даты проставления подписей, там было две графы. Я на эту тему книгу написал, она называется «Московские муниципальные выборы 2004 года: история фальсификаций», она есть в интернете, и в ней описаны судебные дела, связанные с отказами в регистрации.
– Одно время, по-моему, до 2003 года как раз, залог использовался в качестве страховочной меры для подписей, а потом надо было вносить уже либо подписи, либо залог. С залогом тоже получались всякие неприятности. Например, если при образовании избирательного фонда были допущены какие-то нарушения, а залог вносился из этих средств (хотя внутри избирательного фонда нельзя разделить средства), принималось решение об отказе, потому что якобы залог был неправильно внесен. Был случай в 2005 году на выборах депутатов Мосгордумы, когда просто-напросто залог был внесен на неправильный счет, который дан был в окружной комиссии. Это случилось с Дмитрием Ивановичем Катаевым.
– (Смеется – РП). Лужковская административная система фактически управляла выборами. То, что выборами управляли избирательные комиссии – это было чистой формальностью. Реально в Москве – это не только при Лужкове, до сих пор сохраняется такая ситуация – выборы проводит администрация. Дело в том, что Лужков построил в Москве очень хорошо управляемую систему. Он ее начал выстраивать с 1991 года, но построена она была где-то окончательно к 1996 году. Он сначала ввел среднее звено – префектуры. Фактически каждая территориальная комиссия находится под контролем управы. В Москве фальсификации в основном, ну, скажем, наполовину перекладываются на территориальные избирательные комиссии. Ну и, соответственно, участковые избирательные комиссии через эту территориальную комиссию – они тоже курируются управой, поэтому ни о какой независимости избирательных комиссий речь в Москве не идет, и это дает возможность избирательными комиссиями покрывать, а если надо,  и исполнять их руками те нарушения, которые на выборах наблюдались.
Эти нарушения делятся по трем стадиям избирательной кампании. Первая стадия – это выдвижение и регистрация кандидатов. Самые продвинутые управы обычно просто не регистрировали нежелательных  кандидатов, если речь идет о муниципальных выборах. Менее продвинутые управы прибегали к прямым фальсификациям на выборах. Что касается средней стадии избирательной кампании, агитации, то здесь классический пример – это и сейчас используется, правда, в чуть меньшей мере – это массированная агитация под видом информирования. И никогда не удавалось в судах доказать… Суды, кстати, здесь тоже играли очень большую роль, потому что они принимали всегда решения, поддерживающие нарушения, и грубые нарушения – подпадающее не только под административный, но и под уголовный кодекс. И прокуратура тоже. Все это в комплексе было связано. И поэтому пробить эту систему, эту связь между всеми ветвями власти, было очень трудно.
– Когда были выборы мэра Москвы, у Лужкова не было конкурентов. Он очень высокой популярностью обладал. Между прочим, я хотел бы обратить внимание, что у Лужкова в команде огромное количество людей, перешедших из райкома КПСС. То есть эта та самая команда, которая пришла еще из коммунистических времен. У него даже был первым замом, между прочим, представитель КПРФ, [Валерий] Шанцев. Так что незачем было (смеется – РП) выдвигать мэра.
– Они в Москве всегда давали отрицательный сдвиг в явке и отрицательный в голосовании за «Единую Россию» и за Лужкова. Сдвиг, но небольшой.
Комплекс обработки избирательных бюллетеней (КОИБ). Фото: Александра Мудрац / ИТАР-ТАСС
Комплекс обработки избирательных бюллетеней (КОИБ). Фото: Александра Мудрац / ИТАР-ТАСС
– Их можно запрограммировать, но их так пока не программируют, потому что это все-таки большие технологические затраты, которые могут не окупиться. Они могут окупиться, если у вас будет этими КОИБами вся страна покрыта. А пока это в небольшом количестве используется, до тех пор такие затраты не оправданы. Поэтому они пока что нормально работали.
– Нет, программы работали нормально, изменить протоколы их очень трудно.
– Как вы думаете, возможны ли фальсификации на выборах мэра 8 сентября?
– Судя по всему так же, как это происходило в марте месяце 2012 года на выборах президента, дана команда прямые фальсификации не использовать. Мы не будем их иметь, за исключением редких случаев такого чисто чиновничьего местного ража.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин