По состоянию на 9 июля 10:35
Заболевших707 301
За последние сутки6 509
Выздоровело 481 316
Умерло10 843
Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Политика
Русская планета
Политика

Великая война китайцев и русских

60 лет назад началось противостояние СССР и КНР, длившееся почти 30 лет
Андрей Карелин
30 июня, 2020 00:05
10 мин
Мао и Хрущёв
Фото: blogspot.com

Об идеологическом расколе Китая и Советского Союза было объявлено ровно 60 лет назад, хотя российско-китайские отношения становились хуже день ото дня не один год. Ещё весной 1960-го в китайской газете «Женьминь жибао» появилась гневная статья, обличающая «советских ревизионистов».

В июне 1960 года, буквально за 5 дней до того, как страны предали друга «анафеме», в Румынии яростно критиковал китайских братьев Никита Хрущёв, обвинивший руководство КНР в напрасном «догматизме». А 30 июня 1960 года две «страны – не разлей вода» хором заявили об идеологическом расколе, уходя в дипломатический конфликт на 29 лет.

Что это было? Обратимся к истории.

В борьбе за сферы влияния после Второй мировой войны Сталин оказывал коммунистам из Поднебесной поддержку в их приходе к власти. СССР содействовал Народно-освободительной армии Китая в кровопролитной гражданской войне с войсками Чан Кайши. Во второй половине 40-х и начале 50-х годов ушедшего века в Китае дислоцировались советские войска.

Сначала эта поддержка не слишком афишировалась. Но в 1950 году с официальным визитом Мао Цзэдун посетил Москву. Был подписан Договор о дружбе, союзе и взаимопомощи, который – де-факто! – начал действовать почти пять лет назад, в августе 1945 года. В 1950-м с него просто сняли гриф «Секретно».

Сталин и Мао

Эти два человека были не просто похожи друг на друга, а конкурировали в плане изощрённого садизма, с которым они расправлялись не только с политическими оппонентами, но и с не перечившими им людьми.

Иногда Мао превосходил товарища Сталина. В Советском Союзе преданных делу КПСС партийцев уличали в «троцкизме». Но Троцкий, по крайней мере, существовал и был реальным оппонентом Сталина.

Мао мог придумывать антипартийные вражеские сообщества «с нуля и под ключ». Так было в самом начале 1930-х (задолго до образования Китайской Народной Республики) с вымышленной группировкой «АБ-туаней». Обвинение в сотрудничестве с этой никогда не существовавшей организацией стоило жизни многим соратникам Мао Цзэдуна.

В 1949-м, когда после победы над Гоминьданом Мао провозгласил образование КНР, все реформы молодого китайского государства проводились по лекалам СССР, а сам Сталин и Советский Союз имели серьёзное влияние на Китайскую Народную Республику и её руководителя.

В Поднебесную были отправлены советские специалисты, помогавшие реализовать крупные индустриальные проекты. СССР возвёл в Китае более 100 значимых предприятий оборонки, безостановочно поставлял новейшее вооружение дивизиям Мао.

КНР стал ключевым рынком сбыта для Советского Союза. В Пекин шли сельскохозяйственная и бытовая техника, станки, вся тяжёлая промышленность СССР.

Но в марте 1953-го Сталин умер

В СССР сворачивались репрессии. На ХХ съезде КПСС новым советским лидером Никитой Хрущёвым был разоблачён культ личности товарища Сталина, китайским клоном которого являлся товарищ Мао Цзэдун, дававший Иосифу Виссарионовичу серьёзную фору по части кровавых экспериментов над своим собственным народом.

Попытки «параллельной либерализации процессов» в Китае, где во всём брали пример с Советского Союза, вышли Мао Цзэдуну боком.

Опрометчиво провозгласив тезис: «Пусть цветут сто цветов!», который подразумевал свободу выражения мыслей, сосуществования ста различных точек зрения, Мао никак не мог представить, что эта «либерализация» вызовет шквал критики в адрес его авторитарного стиля правления Коммунистической партией Китая.

Дав возможность высказаться всем инакомыслящим, Мао осознал ошибку и организовал кампанию, целью которой являлось «истребление правых уклонистов». В машину репрессий было брошено примерно 520 тысяч человек, поспешивших высказаться против его политики.

Хрущёв наблюдал за своим китайским партнёром, у которого на фоне стагнации экономики возникали бредовые идеи. Провозглашая программы «Трёх красных знамён» или «Большого скачка», Мао загонял страну в нищету. Он объявлял войну «вредителям» — мухам, комарам, крысам и воробьям. Последние были истреблены в КНР практически полностью. Хрущёв понимал, что на Западе сидят пусть и менее близкие в идеологическом отношении, но, по крайней мере, вполне вменяемые люди.

Никита Сергеевич педалировал тему «мирного сосуществования» советской и капиталистической идеологий, чем окончательно перестал нравиться Мао. Китайский лидер, наверное, упустил из виду, что сразу же после войны о мирном сосуществовании говорил и его любимый Сталин (не располагавший на тот момент ядерным оружием и не имевший кроме разговоров о мире никакой реальной альтернативы в диалоге со Штатами, имевшими бомбу).

Впрочем, когда ядерное оружие появилось и у СССР, угроза ядерной войны оказалась куда более реальной. Политика «мирного сосуществования» стала ещё большей неизбежностью для всех сторон, желавших сохранить планету.

Мао оказался удручён таким развитием событий. И объявил политику СССР «ревизионистской» (подрывающей устои марксизма). Дескать, начиная с 1956 года, в Советском Союзе вновь господствует империализм. Сторонники политики Никиты Хрущёва в Компартии Китая оказались репрессированы.

Когда в Советском Союзе разруливали «Кубинский кризис», завершившийся разрядкой отношений между СССР и США, в «правильном» Китае не знали, куда деваться от охватившего страну голода, но тщились стать лидером среди социалистических стран. И даже пытались поучать советскую страну, занимаясь неуместным морализаторством и пытаясь играть в наставничество.

В СССР на Китай всегда посматривали иронично, как на младшего (не выросшего из коротеньких штанишек) брата, старающегося «быть взрослым». Это вызывало у китайцев откровенное неприятие, которое постепенно созрело для того, чтобы вылиться в вооружённый конфликт.

Внимание Хрущёва было сконцентрировано не столько на потенциально возможном конфликте с Западом (там удалось договориться), а на Востоке. Там лидеру катастрофически огромного и терпящего бедствие народа нужно было найти виновного в бедах китайского общества. Мао угнетало понимание, что на воробьёв, мух и крыс переложить вину уже не получится.

К советской границе с Китаем стягивалось вооружение и группировки наших войск. Пальцы плясали на курках, а отстроенная железная дорога, соединяющая Советский Союз и КНР отныне пустовала.

Китай (с его тогдашней непредсказуемостью, безостановочно работавшей репрессивной машиной и набором откровенно глупых решений руководства) агрессивно претендовал на статус ядерной державы. Мао требовал у СССР содействия в вопросе разработки оружия. Но в СССР (с учётом складывающейся обстановки) понимали: ядерная бомба в «час Х» может рухнуть в районе Кремля, где, с точки зрения Мао, восседали ревизионисты.

Униженный Китай занялся тем, чем обычно занимаются страны-лузеры — пересчётом земель. Мао заговорил о том, что в юрисдикции Советского Союза оказались растерянные в ходе войн и революций территории на границе по Уссури и Амуру. Спустя годы, в марте 1969-го, земельные претензии КНР вылились в знаменитый конфликт на острове Даманском.

Была и «больная мозоль» — Монголия!

Эта страна вышла из-под китайского контроля ещё при царизме, в 1911 году. Фактический протекторат над Монголией всегда осуществляла Россия. И, как раз, Монголию Советский Союз уступать Китаю уж точно не собирался.

Земельные претензии у голодающего Китая были не только к Советскому Союзу, но и к Индии, куда с дружеским визитом в разгар индокитайского конфликта пожаловал Хрущёв, что вызвало нервную реакцию Мао, окончательно взбесившегося в тот момент, когда экономическая помощь Советского Союза Индии стала намного превышать помощь Китаю.

После «обмена любезностями» и упрёков в «ревизионизме» и «догматизме»

Советский Союз в лице Никиты Хрущёва, понимая всю весомость разногласий, отозвал из КНР всех советских специалистов, заявив, что ответственность за этот шаг целиком и полностью лежит на лидере КПК. Из СССР в 60-е уехали китайские офицеры, проходившие подготовку в военных вузах. Мао остался «тет-а-тет» с собой, позировать перед Коммунистической партией Китая в роли «единственного верного последователя марксизма».

Торговля между СССР и Китаем была сведена к абсолютному минимуму. Это был серьёзный удар по внешней экономике советской страны. Мы утратили огромный рынок сбыта.

После того, как «дорогой Леонид Ильич» сменил на боевом посту Никиту Сергеевича, отношения между Китаем и СССР не только не улучшились, но даже ухудшились. Взгляните!

Это плакат «Долой советский ревизионизм!». Он был выпущен в КНР. Надписи на нём содержат проклятия в адрес «собачьих голов» Брежнева и Косыгина. Комментарии излишни.

Постепенная нормализация отношений двух враждующих стран, одна из которых называла происходящее «Великой войной с СССР», началась при Андропове. А в 1989-м Михаил Горбачёв, совершил дружеский визит в КНР, где нога советского лидера не ступала почти 30 лет. С тех пор времена изменились. Упрекавший Советский Союз в ревизионизме Китай стал пошивочным цехом «проклятого Запада». И по совместительству всемирной кузницей новых смертельных вирусов.

Такая история.

темы
10 мин