Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Политика
Русская планета
Политика

У Удальцова процесс пошел

Суд начал рассматривать дело Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева, обвиняемых в организации массовых беспорядков на Болотной

Павел Никулин
18 февраля, 2014 19:54
15 мин

Леонид Развозжаев в Мосгорсуде, 18 февраля 2014 года. Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

Заседание по «делу организаторов» началось с почти часовым опозданием. Все это время пришедшие поддержать координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова и члена совета этой же организации Леонида Развозжаева толпились в душном коридоре судебного здания и переругивались с приставами. Слушание проходило в просторном зале 635 апелляционного корпуса Мосгорсуда. Председательствовал судья Александр Замашнюк, помогали ему судьи Максим Соколовский и Давид Агамов. Гособвинение по делу представляли прокурор Алексей Смирнов и его коллега Дмитрий Боков. Защиту Удальцова осуществляли четверо адвокатов — Карина Москаленко, Виктор Федорченко, Николай Полозов и Виолетта Волкова. Развозжаева защищал адвокат Дмитрий Аграновский.
Удальцову и Развозжаеву вменяют организацию массовых беспорядков на Болотной площади 6 мая 2012 года (часть 1 статьи 212 УК РФ) и приготовление к организации массовых беспорядков в регионах (часть 1 статьи 30 УК РФ, часть 1 статьи 212 УК РФ). Развозжаева также обвиняют в незаконном пересечении госграницы (часть 1 статьи 322 УК РФ). По версии следствия, после возбуждения дела он бежал на Украину. На время следствия оппозиционера поместили в СИЗО-5 «Водник», Удальцова же оставили под домашним арестом.
Судебное заседание началось с рассмотрения ходатайств. Развозжаев просил наделить статусом общественного защитника журналистку «Новой газеты» Юлию Полухину, провести для него комплексную экспертизу в Институте судебной психиатрии имени Сербского и перевести в «Матросскую тишину».
«Из СИЗО-1 (официальное название „Матросской тишины“. — РП) ехать всего три километра, а меня до тошноты укачивает в автозаках», — пожаловался Развозжаев.
Пока судья выслушивал ходатайство подсудимого, Удальцов вертел в руках небольшую фигурку бритого человека в черной одежде и черных очках, отдаленно напоминающую его самого. Своими манипуляциями он привлек внимание Замашнюка.
— Сергей Станиславович, вы не в кукольном театре, может быть, вам нужен перерыв, чтобы вы наигрались? — строго обратился к оппозиционеру председательствующий.
— Это подарок на день рождения... — начал оправдываться застигнутый врасплох Удальцов, отметивший 16 февраля 37-летие.
— То есть вам все-таки нужен перерыв? — продолжал наседать судья.
Удальцов замялся и стал оправдываться. Замашнюк смотрел на него не мигая. Когда оппозиционер замолчал, судья велел ему убрать игрушку со стола и больше ее с собой на суд не приносить. Обиженный Удальцов подчинился, а председательствующий вернулся к рассмотрению ходатайства Развозжаева.
— Присутствует лит здесь Полухина Юлия Салимжановна? — строго спросил Замашнюк и окинул взглядом полный зал.
Сидевшая в первом ряду Полухина встала.
— Представьтесь, — внезапно приказал ей судья.
— Полухина Юлия Салимжановна, — изумленно ответила журналистка.
Убедившись, что перед ним действительно журналистка «Новой газеты», Замашнюк разрешил ей пересесть за адвокатский стол. В удовлетворении остальных ходатайств суд Развозжаеву отказал. Кроме того, адвокату Удальцова Виолетте Волковой отказались предоставить доступ к розеткам, а ее коллегам Москаленко и Федорченко дать дополнительный срок на ознакомление с делом — 10 и 30 дней соответственно.
— Принципы уголовного процесса — это устность, гласность и открытость. Отсутствие электроэнергии не мешает вам участвовать в процессе, — обосновал отказ в розетках Замашнюк, чеканя по слогам эти самые принципы.
«Учитывая, что почти 90 томов дела на HDD (жестких дисках. — РП) ноутбуков защиты, отсутствие розеток в зале — это дикость, бардак и нарушение права на защиту», — молниеносно отреагировал в твиттере Полозов.
Разобравшись со всеми ходатайствами, суд перешел к рассмотрению дела по существу. Объемное обвинительное заключение начал оглашать прокурор Смирнов. В зале его было почти не слышно: во-первых, читал Смирнов очень тихо, а во-вторых, присутствующие постоянно переговаривались, смеялись, хмыкали, вздыхали, шумно ерзали и иными способами выражали свое отношение к обвинению.
Согласно обвинительному заключению, Удальцов, Развозжаев, грузинский политик Гиви Таргамадзе, а также уже осужденный на два с половиной года колонии экс-активист Российского социалистического действия Константин Лебедев договорились устроить массовые беспорядки в ходе митинга на Болотной площади 6 мая 2012 года и на территории российских регионов.
Сергей Удальцов в Мосгорсуде, 18 февраля 2014 года. Фото: Юрий Кочетов / EPA / ИТАР-ТАСС
Сергей Удальцов в Мосгорсуде, 18 февраля 2014 года. Фото: Юрий Кочетов / EPA / ИТАР-ТАСС
Смирнов перечислял места и города, в которых, по версии обвинения, фигуранты дела встречались с представителями Таргамадзе и брали у него деньги. Прокурор рассказал про поездки Удальцова по российским регионам, про участие оппозиционеров в различных семинарах, про их планы принести 6 мая 2012 года на Болотную площадь палатки. Протесты и беспорядки, говорил гособвинитель, проводились «с целью сорвать торжественные мероприятия по вступлению в должность законно избранного российского президента». А участвовать в беспорядках должны были «лица, несогласные с итогами президентских выборов».
Смирнов приступил к перечислению фамилий почти 90 потерпевших. Часть фамилий полицейских слушателям была знакома — они слышали многочасовые допросы этих людей в рамках других судов по «болотному делу». Каждую знакомую фамилию публика сопровождала оскорбительным комментарием.
— Я не понял. Кто привел в зал ребенка? — вдруг прервал прокурора судья Замашнюк.
Приставы начали торопливо оглядывать зал, но ребенка не замечали. Не видел его и остальные собравшиеся.
— Что за мальчик? — уточнил Замашюк, видя молчаливое недоумение зала, — Ну там, слева.
— Это девочка! — радостно поправили судью из зала.
— А сколько лет девочке? — не отступал Замашнюк.
— Двадцать восемь! — звонко ответила девушка.
— В кепочке не видно! — виновато улыбаясь, ответил Замашнюк, поддерживая общее веселье.
— Очки носить надо! — крикнул кто-то из зала.
Судья помрачнел и велел вывести крикуна из зала. Молодого человека в мятой спортивной куртке зал провожал аплодисментами. «Россия будет свободной!» — крикнул он на прощание и помахал рукой подсудимым.
Замашнюку пришлось остановить процесс. Тем, кто «перепутал суд с театральным представлением», судья предложил в течение пяти минут покинуть зал и объявил перерыв. Когда процесс возобновился, публика заметно поредела.
Обвинение продолжило оглашать ущерб, который понесло государство из-за событий на Болотной площади. Смирнова сменил Боков, который перечислял шлемы, щитки, резиновые палки, мегафоны и радиостанции, которые потеряли разгонявшие толпу полицейские. Нашлось в обвинительном заключении и место поврежденным пластиковым кабинкам туалетов и асфальтовому покрытию. После событий на Болотной площади подсудимыми якобы планировались еще беспорядки, но они не смогли осуществить свой преступный умысел.
«Также Развозжаев совершил незаконное пересечение государственной границы Российской Федерации», — сказал Смирнов. И начал рассказывать, как оппозиционер бежал в Брянск по паспорту брата, купил там билет на поезд Москва — Одесса и приехал в Киев.
По версии следствия, Развозжаев затем вернулся в Россию для написания явки с повинной. Сам оппозиционер настаивает, что в Киеве его похитили российские спецслужбы. Против Развозжаева также возбудили уголовное дело о ложном доносе на следователя, который, по словам оппозиционера, пытал его, вынуждая написать явку.
— Я вас перебью, у нас подсудимый Развозжаев придремал, — прервал прокурора Замашнюк.
— Суд дома живет, а я в тюрьме, — парировал из «аквариума» для арестантов Развозжаев.
Ни Развозжаев, ни Удальцов своей вины не признали. Удальцов начал было с жаром аргументировать свою позицию. Замашнюк прервал его, заявив, что он выходит за рамки процессуального кодекса. Вмешалась адвокат Москаленко:
— Уважаемый суд, я, как человек, имеющий отношение к написанию этого кодекса, хотела бы сказать, что мой клиент имеет право выражать свое отношение к предъявленному обвинению.
Последовал еще один перерыв для консультации подсудимых с адвокатами. Когда он закончился, публики осталось еще меньше: приставы не пустили в зал тех, кто шумел в ходе разбирательства. Дверь в помещение пристава пришлось с силой захлопнуть и тут же запереть. За дверями начали скандировать: «Позор». Судья Замашнюк пригрозил собравшимся штрафами за нарушение порядка.
Участники пикета против нарушения конституционных прав и свобод человека в России, у здания Мосгорсуда. Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ
Участники пикета против нарушения конституционных прав и свобод человека в России, у здания Мосгорсуда. Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ
Удальцов снова принялся выражать свое отношение к предъявленному обвинению: «Следствие выполнило политический заказ, направленный на нейтрализацию активной части оппозиции». Когда он дошел до сравнения событий на Болотной с поджогом Рейхстага, судья прервал его:
— Вы попытались превратить ваше право на высказывание отношения в некий прообраз митинга. Суд — не место для трибуны, не место для митинга, не театр абсурда, не театр кукольный. Если вы пришли в суд, то ведите себя соответствующим образом.
— Никаких митингов я не проводил, — обиженно ответил политик.
— Разъяснение вам понятно?
— Мне не понятно...
— Вам не понятно, где вы находитесь? — насел на него судья.
— Мне не понятно... — помявшись, повторил Удальцов.
— Понятно ли вам разъяснение? — не отступал судья.
— Безусловно, — сдался политик.
Он предпринял третью попытку:
— Обвинительное заключение — это извращенный поток сознания следствия, продиктованный властью. Это оговор. Я еще раз повторяю...
— Повторять не надо! — взмолился судья.
— Я против массовых беспорядков по моему мировоззрению...
— Суду не интересно ваше мировоззрение, это ваше сугубое личное дело.
— Я сторонник массовых порядков... — не сдавался Удальцов.
— Суд это не исследует.
— Сегодня в России с порядком проблемы...
— И это суд не исследует, ваши взгляды не имею отношения к делу. — Замашнюк явно уже утомился от этой пикировки.
— Мои взгляды не являются поводом для уголовного преследования, — отрезал оппозиционер.
Удальцов закончил свое выступление лозунгом «Россия будет свободной», получил от Замашнюка предупреждение и угрозу удалить его из зала.
Обвинение традиционно просило сначала опросить потерпевших, но тут вышла заминка: заявленные на вторник двое сотрудников правоохранительных органов в заседании принять участие не смогли. Один получил на работе травму, а второй опоздал к началу, просидел несколько часов у дверей и уехал домой, рассказал Смирнов. Всего потерпевшими по делу проходят около 90 человек. Планирует ли гособвинение допросить их всех — пока не ясно, но с этим могут быть определенные трудности. Прокурор Смирнов предупредил Замашнюка, что пострадавшие в ходе событий на Болотной полицейские командированы в олимпийский Сочи и на Северный Кавказ. Судья кивнул и объявил перерыв до среды.
Тем временем в коридоре разгневанные активисты, которых выгнали из зала, писали заявление в полицию на приставов. Приехавший по их вызову участковый следил за тем, как они заполняют бланк. Узнав, что длинный резонансный процесс только начался, он страдальчески закатил глаза.
темы
15 мин