Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Политика
Русская планета
Нурсултан Назарбаев
Фото: Voennoedelo.com

Транзит власти по-казахстански

Чем России может быть полезен опыт демократичных реформ соседа, и сможет ли она пойти по новому пути
Степан Зайцев
11 января, 2021 10:36
8 мин

Внутриполитическая ситуация в Казахстане, как правило, находится на периферии внимания российского общества.

Между тем прошедшие в республике 10 января парламентские выборы стали символичным завершением первого этапа трансформации политической системы соседнего государства.

По результатам голосования в новый состав Мажилиса с большой вероятностью войдёт большое количество представителей оппозиционных сил. Об этом свидетельствуют результаты экзит-поллов и предварительные данные ЦИК.

Семипроцентный барьер преодолели Демократическая партия «Ак жол» (отстаивает интересы бизнеса) и Народная партия Казахстана (бывшая Компартия). За правящую пропрезидентскую партию «Нур Отан» проголосовали чуть более 70% граждан.

В российских либеральных кругах принято считать, что в Казахстане отсутствует «настоящая» оппозиция. Действительно в соседнем государстве она является номинальной. Все политсилы, которые были допущены, к участию в выборах не критикуют Нурсултана Назарбаева, сохранившего основные рычаги управлением государства (формально имеет титул елбасы, то есть лидера нации)

Также в Казахстане никто в здравом уме не покушается на авторитет нынешнего президента Касым-Жомарта Токаева. В республике господствует достаточно сильный авторитарный режим, сопровождающийся насаждением культа личности елбасы.

Выражение недовольства политикой Назарбаева-Токаева всячески пресекается, многие радикально настроенные к власти граждане сидят в тюрьмах, либо бежали из страны. А немногочисленные акции протеста мгновенно и порой жёстко разгоняются правоохранителями

Однако в авторитарном Казахстана далеко не всё так беспросветно, как может показаться на первый взгляд. Его ключевое отличие от других недемократических режимов (и это лишний раз показали выборы) заключается в осознанном движении в сторону формирования институтов с достаточной большой долей автономности от центрального руководства.

Как неоднократно говорили Назарбаев и Токаев, в республике должна появиться стоящая на обеих ногах оппозиция, но с конструктивной повесткой дня. Без плюрализма и цивилизованных дискуссий Казахстан не может надеяться на светлое будущее.

«Оппозиция должна быть. Она должна возникать. Она должна быть конструктивной. Мы молодое независимое государство. Не всё так твердо утвердилось. Расшатать Казахстан, как у соседей… это очень просто. Для этого нужна власть. Если не будет вертикальной власти, мы не сможем проводить в жизнь ни одну идею. Мы будем вечно спорить, вечно выходить на митинги и там обсуждать вопросы», — заявил ранее Назарбаев

В последней фразе елбасы явно намекнул на Киргизию, где с момента обретения независимости царит перманентный политический хаос, который по недоразумению выдаётся за проявление партийной конкуренции и демократии. В реальности среднеазиатскую республику без конца рвут на куски влиятельные кланы и полубандитские олигархические группировки.

На фоне вечно и бестолково бурлящей Киргизии Казахстан невольно представляется островком стабильности. Безусловно, поделённый (как и другие республики Средней Азии) на кланы Казахстан обязан внутриполитическим спокойствием наличием жёсткой вертикали власти.

Тем не менее, как отмечают местные политологи, Назарбаев и Токаев прекрасно осознают, что без демократизации республика не сможет двигаться дальше. Они неоднократно повторяли, что подлинная стабильность возможна лишь при функционировании сильных дееспособных партийных структур, способных отстаивать интересы разных категорий населения, а не иностранных государств.

Естественно, все эти политсилы должны быть представлены в Мажилисе, в региональных законодательных и исполнительных органах, а также иметь необходимый объём полномочий.

Правовые условия для этого, возможно, по-китайски медленно, но поэтапно создаёт центральное руководство Казахстана. В течение прошлого года в республике был принят ряд законопроектов, получивших название «первого пакета реформ».

Ключевым документом можно назвать закон о парламентской оппозиции, который значительно расширил полномочия фракционных меньшинств. В частности, оппозиционные партии, прошедшие в Мажилис, получили возможность право созывать парламентские слушания, правительственные часы и занимать некоторые руководящие посты в нижней палате парламента

Конечно, ряд пунктов нового закона вызывает невольную усмешку. Например, закон предусматривает официальную регистрацию попавших в Мажилис политсил как оппозиционных партий. Оппозиционный статус накладывает обязательство голосовать против более половины законов правительства и правящей партии «Нур Отан».

Таким нестандартным способом руководство Казахстана стремится воспитать у номинальной оппозиции привычку не бояться голосовать против, вносить изменения в инициированные сверху законопроекты и предлагать собственные поправки.

Забавно ли это? На первый взгляд, да. Однако с учётом чрезвычайно неразвитого института парламентаризма и культуры дискуссии, подобный подход является неплохой начальной школой для оппозиции, которая в будущем должна получить гораздо больше прав.

Ещё одним важным нововведением стал уход правительства в отставку после избрания нового созыва Мажилиса. Все кандидатуры в кабмине теперь будут согласовываться с депутатами. Очевидно, что голос членов оппозиционных фракций может быть легко проигнорирован, но власти Казахстана впервые дали им почувствовать причастность к принятию по-настоящему важных решений.

В ближайшее время в республике будет утверждён «второй пакет реформ», направленных на дальнейшую демократизацию. И совершенно неслучайно Токаев анонсировал его принятие в день выборов. В чём его суть, президент Казахстана не сообщает, но, судя по всему, уместно прогнозировать углубление либерализации и снятие части барьеров для инакомыслия

Получится ли у Казахстана насадить сверху демократический строй, не задавив ростки свободомыслия и одновременно не потеряв бразды контроля для недопущения влияния извне? Ответ на это вопрос можно дать лишь спустя десятилетия, если, конечно, Казахстан (упаси Бог) не столкнётся с революционными потрясениями и не погрузится в пучину межклановых разборок.

Сейчас мы наблюдаем в соседней республике попытку построить «суверенную демократию», однако в отличие от России либерализаторские потуги Назарбаева и Токаева носят продуманный и осмысленный характер. В долгосрочной перспективе руководство Казахстана хочет получить разумную патриотически мыслящую оппозицию, которая сможет действовать автономно от зарубежных государств.

Назарбаев и Токаев прекрасно понимают, что допуск к власти крикунов и жёстких антагонистов режима грозит чрезвычайно печальными последствиями для страны. С большой вероятностью из Казахстана попытаются сделать очередную «антиРоссию» и подсадить республику на западные кредиты, похоронив хорошую часть наследия первых 30 лет независимости

К слову, весьма незавидные перспективы маячат и над Россией, если бразды правления окажутся в руках отечественной внесистемной оппозиции. Однако в Кремле явно не торопятся проводить демократические реформы, воспитывая ориентированный на интересы страны оппозиционный класс.

В нашем государстве номинально оппозиционные партии и кандидаты в президенты создаются исключительно под выборы, а фасадные оппозиционные парламентские фракции уже давно доказали свою полную дееспособность. Хотя за минувшие два десятилетия можно было бы как минимум сменить их руководящий состав и названия, вызывающие чувство тошноты

Несмотря на то, что в России сложился достаточно мягкий авторитарный режим, Кремлю имеет смысл присмотреться к опыту казахстанских коллег, которые пытаются повернуть политическую систему страны лицом к бизнесу, аграриям и зачаткам гражданского общества.

Поделиться
8 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ