Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Политика
Русская планета
Политика

Сменяемость власти. Истоки. Сущность. Практический смысл

Исторический разбор принципа и происхождения политической пирамиды
Анатолий Широкобородов
7 сентября, 2020 09:00
12 мин
Вавилонская башня
Фото: Соцсети

Одной из ключевых особенностей современных представлений о конституционном строе цивилизованной страны является так называемый принцип сменяемости власти.

Многолетними усилиями пропагандистов в общественное сознание внедрена мысль о том, что «сменяемость власти есть основа демократии». Более умеренные эксперты утверждают, что «сменяемость власти есть важнейший признак демократии». В любом случае «сменяемости власти» отводится крупное значение в современной политике.

Причем под сменяемостью власти они понимают вовсе не «полную сменяемость в любое время всех без изъятия должностных лиц», как нас учили, то есть не отзыв депутатов и чиновников, а именно ограничение права народа на избрание одного и того же лица несколько раз. По примеру США многие страны зафиксировали в своих конституциях положение о недопустимости избрания одного человека высшим должностным лицом государства более чем на два срока.

С теоретической точки зрения такого рода положения, а также позиция сторонников «сменяемости власти» являются в высшей степени спорными.

Во-первых, принцип «сменяемости власти» прямо противоречит всему общественно-историческому опыту человечества, который утверждает, что рост компетентности индивида пропорционален количеству и качеству его практики. Чем больше времени человек успешно задействован в каком бы то ни было деле, тем искуснее результат, тем выше его навыки и польза от него в целом.

Во-вторых, данный принцип прямо противоречит всей управленческой практике человечества, показывающей, что чем опытнее управленец, тем выше его результаты, авторитет и, следовательно, дисциплинное воздействие.

В-третьих, данный принцип ставит под сомнение демократический порядок формирования органов власти, так как ограничивает право народа в выборе лица, уже на практике зарекомендовавшего себя как успешного управленца.

В-четвертых, данный принцип идёт вразрез с объективной необходимостью обеспечения преемственности государственной политики и общественного развития, потворствует стихийной стороне социальных процессов, противоречит плановому началу экономической и политической жизни общества, нарушает стратегическое планирование в целом.

И, наконец, в-пятых, данный принцип имеет негативную историческую практику. История не знает ни одного лидера государства, который сделал бы что-либо великое или выдающееся для своего народа за срок, не превышающий десять лет.

Невозможность реализовать программу развития страны в короткий срок особенно чувствуется в современную эпоху крупных проектов, для исполнения которых требуется мобилизация управленческих и исполнительных усилий на относительно длинной дистанции.

С другой стороны, короткий срок нахождения лица в высшем руководстве удобно подходит для деструктивных действий, для разрушения, уничтожения уже созданного, обычно под видом реформ. Что также не добавляет аргументов сторонникам «сменяемости власти».

В этой связи необходимо рассмотреть истоки появления и утверждения данного принципа.

Конституцию как основной закон и должность президента как главы государства придумали американцы после победы в революционной войне за независимость над англичанами в 1787 году. До этого считалось, что у республики не должно быть единоличного главы, это было признаком монархии

Объединение по сути самостоятельных американских штатов в единое федеративное государство с сильной центральной властью и президентом во главе было единственным способом их выживания в тот момент. Американское изобретение быстро распространилось по миру, так как согласовывалось с реальными потребностями многих стран в централизованном государстве.

Вместе с этими политическими изобретениями в США у двух крупнейших партий сформировалась традиция не выдвигать в кандидаты на президентский пост человека, если он уже его занимал два раза. Этот обычай несколько раз нарушался, но плотно вошёл в политическую культуру США.

В 1951 году в США была принята 22 поправка к конституции, согласно которой один человек не может находиться на посту президента более чем два срока. Таким образом обычай был нормативно закреплён в конституции. Это было сделано республиканским большинством в отместку демократам, которые в лице Рузвельта до этого четыре раза подряд побеждали на президентских выборах.

Республиканцы при проведении поправки утверждали, что отказ от ограничения в два срока создает почву для возникновения тоталитаризма, а лицо, которое находится у власти слишком долго, подавляет появление альтернативных лидеров, ограничивая тем самым потенциальный выбор народа. Отвечая на эти откровенно слабые аргументы, демократы обвиняли республиканцев в пристрастности и банальной обиженности из-за поражений Рузвельту. Они также утверждали, что только народ должен решать, кому быть президентом, и это право нельзя ограничивать, такое ограничение противоречит основополагающему принципу демократии — верховенству воли народа.

Однако обеспечивается ли в США действительно «сменяемость власти»? Судите сами, правящие партии во власти США не меняются сотни лет, а полномочия президента сами по себе весьма ограничены: он не определяет ни внешнюю, ни внутреннюю политику США в полном смысле слова. Кроме того, какая бы партия ни приходила к власти в США, политика государства еще ни разу существенно не изменялась, потому что за обеими политическими партиями стоят одни и те же властные кланы, тесно связанные с крупнейшими корпорациями-монополиями.

Президенты, конгрессмены и губернаторы в США уже давно больше походят на звезд шоу-бизнеса, чем на управленцев. А когда некоторые из них начинали проводить хоть сколько-нибудь независимую от олигархических кланов линию, они или внезапно умирали, или их расстреливали таинственные психи-одиночки. Таким образом, эта традиция не имеет прямого отношения к концепции сменяемости власти, но именно она породила закон, ставший ее воплощением.

Практика американской политики не имеет отношения к принципу «сменяемости власти». Последние триста лет в США у власти находится один и тот же класс олигархии (сначала промышленной, а теперь финансовой), проводящей одну и ту же империалистическую политику (сначала гегемонии на Американском континенте, а с середины XX века — во всем мире). А высшие должностные лица являются лишь марионетками, никакой «сменяемости власти» в США нет, не было и не предполагается.

Действительные теоретические основы концепции «сменяемости власти» были выдвинуты гораздо позже появления политической традиции США об ограничении двумя президентскими сроками.

Есть в науке такое направление, как позитивизм, возникшее в XIX веке трудами французского мыслителя Конта. Оно получило бурное распространение в академической среде главным образом в противовес учению немца Маркса, захватившем в тот же период цеха, пивные и студенческие общаги

Суть позитивизма состоит в том, что адекватную картину мира обществу дает только корпорация ученых, причем само общество считается непознаваемым, а картина мира — лишь продуктом наблюдений. К слову, сам Конт так зазнался из-за внезапного успеха своего учения, что в конце жизни решил основать новую религию, объявил себя первосвященником и настаивал на искоренении «протестантства, деизма и скептицизма для преобразования всего человечества на общих католическо-позитивных началах».

Именно в рамках позитивизма возникла та концепция «сменяемости власти», которую мы знаем сейчас. В начале XX века итальянец Парето сформулировал так называемую «теорию циркуляции элит». Будучи большим любителем своего соотечественника Макиавелли, который призывал подражать в политике зверям, он разделил всех людей по типу поведения на два типа: «львов» и «лисиц». Львы в его воображении представали сильными, решительными патриотами и консерваторами, а лисицы — хитрыми манипуляторами, склонными к компромиссам и реформам. И львы и лисицы у власти, по мнению Парето, со временем деградируют. И поскольку у обоих этих типов поведения есть как достоинства, так и недостатки, как бы дополняющие друг друга, то их носителей необходимо ротировать. Это и есть концепция «сменяемости власти».

В основе размышлений Парето лежит идея разделения общества на элиту и народ. На элитариев и тварей дрожащих, то есть «тех, кому недостает энергии, характера, ума, одним словом — людей, оставшихся вне элиты».

Несложно догадаться, что учеником и последователем Парето стал его земляк, питавший крупную слабость к внешнему подражанию льву. Муссолини назначил профессора Лозанского университета Парето представителем Италии в одной из комиссий Лиги наций и сделал его сенатором Итальянского королевства. Однако Муссолини, конечно, не был сторонником «циркуляции элит» и «смены власти», ему куда больше нравилась сама идеология разделения людей на сильных и слабых, правильных и неправильных. Нам же важно зафиксировать идейно-теоретические истоки принципа «сменяемости власти» и политический портрет его автора.

Таким образом, идейно-теоретическим истоком принципа сменяемости власти является чисто публицистическая концепция о «циркуляции элит»

Сущность принципа «сменяемости власти» органично связана с сущностью выборов вообще. Если посмотреть на большинство выборов в большинстве стран мира за всю их историю, то мы увидим нечто отличное от теоретических выкладок из учебников политологии. Предполагается, что выборы — это когда недостаточно компетентные граждане выбирают доказавших свои выдающиеся способности и продемонстрировавших моральную чистоту управленцев. Вместо этого в большинстве случаев мы увидим, что некомпетентным гражданам каждый раз приходится участвовать в процедуре поддержания института власти над собой за счет сменяемости политических «козлов отпущения». Один наобещал и выбрался в президенты. Затем следующий наобещал и выбрался. Потом новый наобещал и выбрался. При этом положение народа меняется мало — богатые богатеют, бедные беднеют, власть над людьми и гнет усиливаются. Таким образом, сущность принципа «сменяемости власти» состоит в том, чтобы прикрывать власть несменяемой и неизбираемой элиты, в основном в виде магнатов-монополистов.

Если же власть по тем или иным причинам (то есть в результате реальной смены власти) оказалась в руках действительно народного правителя, то главные жандармы планеты — США и ЕС — начинают активно атаковать такую власть.

Политическая стратегия ведущих западных стран по поддержанию своего господствующего положения в мире со времен краха колониальных империй состоит в навязывании народам разрушительных политических режимов. Им предлагается не осмысленная политика развития страны, а право выбора меньшего из зол под видом «западной демократии». Создание любой иной неамериканизированной системы управления признаётся угрозой западному образу жизни и мысли, вызывает санкции, протесты и даже приводит к насильственному свержению неугодных США режимов. Политологи на службе американских корпораций давно поняли, что скорость поглощения стран прямо пропорциональна количеству реформ и интенсивности демократической чехарды в их политической жизни. Поэтому лозунг на «смену власти» является наиболее ходовым во внешней политике США.

Таким образом, практический смысл принципа «сменяемости власти» не имеет никакого отношения к демократии. Принцип «сменяемости власти» навязывается США и ЕС тем странам, которые необходимо ослабить, подчинить или поглотить

С точки зрения демократии деградация конкретного политического режима предупреждается волей народа, а не ограничением его выборных прав.

С политической точки зрения власть либо находится в руках народа (в лице президента или партии), либо в руках того или иного меньшинства, а демократия — лишь форма этой власти. Причем власть народа только тогда почна, когда опирается на систему государственной собственности, землю, заводы, фабрики, банки, так как источником власти является не демократическая процедура, а собственность.

темы
12 мин