Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Политика

И сказал Господь: Я русский!

Нужны ли россиянам конституционные Бог и Дьявол?
4 февраля, 2020 17:05
11 мин
Очередной опрос ВЦИОМ, проведённый методом телефонного опроса 1600 респондентов, подтверждает:

В шутке о том, что подавляющее большинство россиян одобряет решительно всё, есть лишь доля шутки.

Если верить ВЦИОМ, 80% граждан Российской Федерации готовы одобрить предложенные главой государства поправки в конституцию, считая их важными, нужными и полезными для развития страны. Одобрение социальных инициатив президента Владимира Путина, касающихся индексации пенсий, пособий, всевозможных социальных выплат и фиксации минимального размера оплаты труда не ниже прожиточного минимума, достигает зашкаливающего показателя народного одобрения в 91%.
Альтернативный опрос, проведённый Аналитическим центром Юрия Левады, являет, однако, иные цифры: 47% опрошенных граждан РФ уверенны, что Конституция меняется с одной единственной целью – сохранения действующим президентом своей власти после 2024 года (как это уже было в 2008 с переходом Владимира Владимировича на должность Председателя Правительства Российской Федерации).

Ни одна из выдвинутых президентом инициатив по преобразованию Конституции РФ не оказалась не одобренной. Это говорит о верности россиян отечественной «конституционной традиции».

Увы, почти не осталось в живых тех, кто «горячо и сердечно одобрял» целыми заводами и рабочими артелями «Сталинскую» конституцию в момент её принятия в 1936-м.
Основной закон «от вождя народов» гарантировал нашим дедам разные права и свободы. В период действия этой Конституции были расстреляны и сгнили в лагерях миллионы репрессированных. В 1977 году, спустя 40 лет, принимали «закреплявшую победы развитого социализма» «Брежневскую» конституцию. Она расширяла права советских граждан, давала возможность критиковать госорганы и оспаривать их решения в суде. На фоне этих положительных моментов достигло пика развитие карательной психиатрии.
Нынешняя «Ельцинская» конституция принималась без истеричных одобрений. Датой её «принятия народом России» считается 12 декабря 1993 года — смутное время раннего капитализма-неофеодализма. Принятие «Ельцинской» конституции прошло незаметно. Да и стоило ли трубить о каком-то основном законе в эпоху откровенного беззакония – после расстрела Белого дома, в момент, когда шоковая терапия достигла апогея, не платили зарплаты и пенсии, бастовали шахтёры, а гиперинфляция и разгул преступности устанавливали новые антирекорды?
Не забывая о том, что русский народ, порой, ценит подпитку духовного плана выше, чем материальную составляющую, нам предложили привнести в Конституцию очень любопытные вещи.
  1. Единорос Константин Затулин предложил упомянуть в Конституции доселе не упоминавшийся там русский народ, дескать есть такие «мы, русские, в союзе с другими братскими народами сплотившиеся в многонациональный народ Российской Федерации, соединенный общей судьбой на своей земле». Неплохая попытка аккуратно намекнуть на то, что русские являются титульной нацией в РФ и хозяевами положения.
  1. Патриарх Кирилл предложил упомянуть в Конституции Господа Бога, аргументировав это тем, что в нашем гимне есть строка про хранимую Богом родную землю, а в Конституции про Бога ничего нет. Как же так?
Может быть, в стране, где за веру в Бога исключали из пионерии, комсомола, выгоняли с работы и даже определяли в психиатрические стационары в преддверии «Олимпиады-80» (в полном соответствии с Конституцией СССР 1977 года), упомянуть в основном законе страны Бога — и не плохо.
Вот только… какого Бога нам надо?
Иисуса, Шиву, Кришну, Будду, Аллаха с Пророком? Патриарх не уточнил этот момент. Однако он отметил, что большинство российских граждан в Бога, всё же, верят. Ну, как тут не вспомнить фильм «Берегись автомобиля»?

«Все верят в Бога. Одни верят, что Бог есть. Другие – что Бога нет»,

— говорит благородному автоугонщику Юрию Деточкину вороватый литовский пастор, пустивший принесённые верующими десятины на приобретение автомобиля, угнанного участливым к детским бедам афериста.
Поверим Патриарху: большинство граждан верят в Бога. Кирилл, несомненно, прав, когда говорит, что вера в Бога формирует нравственность личностного, общественного, политического толка (именно поэтому десять заповедей взяли на вооружение даже коммунисты).
Но противоречит ли мнение Патриарха действующей Конституции, которая намекает на то, что Россия — светское государство? В Государственной Думе полагают, что нет.
В основном законе страны указано, что церковь отделена от государства и ни одна из религий не может устанавливаться в качестве официальной. Патриарх Кирилл ведь не настаивает на включение в Конституцию понятия «Православие». Один нюанс!
Демократия — политическое устройство государства, при котором установлен приоритет прав большинства. Но как быть с уважением прав меньшинства? Ведь формирование нравственных постулатов многих из живущих происходило на совершенно других ценностях, на поверку, обратных христианским.
Ведь не станет отрицать ни Патриарх, ни констатировавший отсутствие противоречий его инициативы с действующим основным законом первый заместитель председателя комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Михаил Емельянов, что нравственность многих формировалась на культе личности товарища Сталина, отсутствие железной руки которого в повседневной реальности вызывает задушевную тоску у многих. Или Владимира Ленина, чьё тело всё ещё лежит, словно мумия фараона, у стен Кремля. А можно ли забыть про Ивана Грозного или Берию? И, наконец, как насчёт демократизатора Ельцина, подарившего нам святой дух лихих 90-х?
Стоит ли избегать «конституционной канонизации» этих личностей? Или, может быть, представить их конституционно, объединив с той частью российского общества, которая живёт «по понятиям»? Зафиксировав факт присутствия на территории Российской Федерации Бога и Диавола.  
Если так, то мы можем уподобиться Эдему, райскому саду, где есть и Господь, и даже искуситель, завидующий гражданину и его блаженству.  
В настоящий момент российская Конституция начинается следующими словами.

«…Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле».

Обратите внимание – фактором нашего единства является «Судьба». Открыв философский словарь посмотрим определение этого термина:

«Совокупность всего сущего, которое влияет и не может не влиять на бытие человека, народа и т. д., но не может быть изменено самим человеком».

Какое откровение! Создатели и разработчики российской конституции в её нынешнем варианте не скрывают от «многонациональных россиян» (источника власти в стране), что парадоксальным образом от человека в нашем государстве ничего не зависит. При этом авторы не сказали, что всё зависит от Бога. 
Вот интересно: как подана картина конституционного устройства других стран? На родине Андреса Брейвика, в Норвегии, в основном документе страны прямо указывается конституционный приоритет «христианского и гуманистического наследия». На Филиппинах в первых строках основного закона умоляют о помощи Бога. Многие мусульманские страны (Мавритания, Кувейт) уповают в своих конституциях на Аллаха.
Швейцарцы не только начинают конституцию со слова «Во имя Всемогущего Бога», но и заявляют о своей ответственности перед Его Творением. Немцы расширяют пределы своей ответственности перед Богом и Человеком, практически ставя их на одну планку, если учитывать, что в немецком языке написание всех существительных идёт с большой буквы.
Под защитой Бога чувствуют себя в своей конституции бразильцы. Поляки подчёркивают конституционное единство «тех, кто верит в Бога, являющегося источником, истины, справедливости, добра и красоты, и тех, кто не разделяет данной веры». Чехи поминают не Бога, а «принятое в наследство от предков духовное богатство».
В Конституции Греции есть «Святой и Единосущный» и Святая Троица. В Ирландии фигурантами Конституции являются Божественный Господь, Иисус Христос и, опять-таки, Троица. Христианские догмы, вписанные в конституцию, долгое время не позволяли отменить уголовную ответственность за содомию. Но потом её, всё же, отменили...
В некоторых конституциях мира имеет место именно invocatio dei — прямое обращение к Богу-властелину, призыв к высшей силе — в других же речь идёт просто о номинальном упоминании Бога в качестве стороннего наблюдателя и свидетеля благих намерений авторов документа или заверителя справедливой миссии целого народа.
Единственной страной постсоветского пространства, где упоминается Бог, является Украина, где в первых строках основного закона Верховная Рада заверяет, что действует «…усвідомлюючи відповідальність перед Богом, власною совістю, попередніми, нинішнім та прийдешніми поколіннями».
Какой же вариант выбрать России? Кем будет наш Бог в конституционном аспекте? Создателем? Высшей силой, единящей нас, россиян, вместо поминаемой в конституции «Судьбы», на которую, как уже было сказано, человек не в силах повлиять?
Но это откровенное криводушие и плацдарм для неслабой распри, потому что те же христиане с точки зрения верований мусульман – есть неверные. И они подлежат уничтожению там, где их удастся застать. А как быть с буддистами? Буддизм по умолчанию отрицает существование Бога-творца. А что там с шаманскими богами? Про последователей пастафарианства, верящих в Летающего Макаронного Монстра, в этом случае вообще лучше не вспоминать.
Или же наш Бог – немой свидетель злодеяний власти против народа? Но это влечёт за собой два новых, не поддающихся решению, вопроса. Зачем же тогда Он нужен в Конституции? Это во-первых. Ну, а во-вторых? Это противоречит нашей истории. Ведь во все времена (за исключением, пожалуй, советской эпохи) церковь была и остаётся институтом, который, напоминая нам о том, что «любая власть от Бога», помогает народу смириться с изощрёнными издевательствами властей. Даже с теми, которым мог бы позавидовать сам Дьявол.
Такая история.
темы
11 мин