Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Политика
Политика

Скажи хорошо про Россию — назовут агентом Кремля

Участники форума обсуждают, что такое русофобия, и разбираются в причинах антироссийской пропаганды на Западе
Владимир Лактанов
3 мин
Форум «Русофобия и информационная война против России». Фото: Алексей Совертков / «Русская планета»
25 сентября в Москве открылся форум «Русофобия и информационная война против России». Эксперты собрались, чтобы обсудить, что такое русофобия, каково отношение к русским у других народов и чем оно обусловлено, а также придумать, как ей противостоять. «Русская планета» выясняла у участников форума, сталкиваются ли они с проявлениями русофобии в своем личном жизненном опыте и в чем она проявляется.
Алексей Кочетков, директор Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия», один из организаторов форума:
«После крымских событий моего ребенка, который учится в Варшаве, одноклассники столкнули с велосипеда и назвали русской свиньей, завязалась драка. Надо сказать, я несколько лет прожил в Польше и успел столкнуться с русофобией и на бытовом, и на административном уровне.
Часто я был шокирован материалами в прессе, на телевидении. Автомобиль с российскими номерами могут поцарапать, к примеру. К сожалению, русофобия приобретает характер массовой истерии, и это может выплескиваться стихийно: например, во время чемпионата Европы по футболу в 2012 году была устроена провокация против российских болельщиков, была драка. По всему городу были расклеены листовки с серпом и молотом и фразой "русские вернулись", поляки реагировали на это очень нервно.
После этого инцидента мне звонили мои польские друзья и извинялись, но все равно осадок остался. К счастью, от друзей я неприятных фраз не слышу: на то они и друзья. Кстати, еще в 70–80-е годы русофобская истерия в Польше не была так сильно выражена. Это следствие того, что мы с поляками с каждым годом все больше отдаляемся друг от друга. Наше влияние там ослабевает, а на его место приходит американская пропаганда».
Александр Бедрицкий, директор Таврического информационно-аналитического центра, кандидат политических наук:
«Почему-то я часто слышу русофобские высказывания от англичан. Например, один мой знакомый англичанин, которого я знаю лично и с которым мы хорошо знакомы по работе в наблюдательной миссии ОБСЕ, написал пост в Facebook, в котором он оправдывал бомбардировки Хиросимы и Нагасаки американцами. Я прокомментировал его пост, притом достаточно нейтрально: "Разве на одно варварство нужно отвечать другим варварством?" И неожиданно в ответ он вывалил целый ушат грязи на Россию, зачем-то упомянул, что советские воины тысячами насиловали немок, и так далее. Я удалил его из друзей.
Надо сказать, как только ты при общении с европейцами начинаешь обсуждать политику России не в негативном контексте, достаточно гладко — тебя сразу назовут агентом Кремля и лично Путина. Так было еще до конфликта на Украине, и меня самого агентом Кремля называли часто. Причем, что странно, такие фразы звучат из уст людей из экспертного сообщества, где подобные политические выпады считаются неуместными и неприличными, но тем не менее».
Волна русофобии больше всего затронула русскоязычных граждан в некоторых бывших советских республиках, где они теряют не только право на родной язык и право на национальную самоидентификация. Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС
Яна Амелина, политолог, специалист по современным проблемам Кавказа, Крыма и Поволжья, секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба:
«Я живу на Кавказе, если быть точнее — во Владикавказе, вот уже несколько лет и в личном опыте нигде с русофобией не сталкивалась. Да, на бытовом уровне бывают конфликты — но неужели русские не ссорятся между собой? Я могу поругаться с соседкой, но то, что она осетинка, а я русская, в данном случае роли не играет. Я бы не делала из этого проблему.
Но есть исключения, когда происходит полный беспредел, как это было, например, в Чечне в начале 90-х годов. Есть и другой момент: мы часто ищем виноватых в каком-то явлении, не берем на себя ответственность, а потом удивляемся, почему к нам стали хуже относиться. Не все здесь собравшиеся, к сожалению, понимают одну простую вещь: на Кавказе на нас до сих пор смотрят как на государствообразующий народ, как на старшего брата — не в плане подчинения, а так, как смотрят на старшего в семье. От нас ждут, что мы сможем сказать, куда Россия пойдет, какой будет наша жизнь. От нас ждут идею — но получается так, что идеи им пока что дает ИГИЛ (запрещенная в России террористическая международная организация «Исламское государство». — РП)».
Егор Холмогоров, публицист, главный редактор сайта «Русский Обозреватель»:
«С русофобией регулярно сталкиваюсь в интернете и всегда очень жестко на нее реагирую. Что касается личного опыта — я, например, регулярно бываю в Крыму. Был там и в те времена, когда он принадлежал Украине, и часто слышал русофобские высказывания. Например, экскурсовод нам, российским туристам, долго и методично рассказывал о том, какой вред русские принесли Крыму тем, что там поселились; что они заменили крымско-татарские названия русскими и их все нужно срочно исправить и так далее».
Павел Святенков, политолог, ведущий эксперт Фонда исторической перспективы:
«Как-то раз я, еще молодой журналист, пришел в редакцию одного крупного столичного издания. Меня попросили написать текст, где злые русские скинхеды режут головы таджикам — тогда меня взяли бы на работу. Я счел это предложение оскорбительным. По сути, мне предложили придумать и сфабриковать заведомо негативный, русофобский сюжет против своей же национальности. Если бы в эту же самую редакцию пришел таджик — не думаю, что его заставили бы писать текст про то, как злые таджики убивают русских».
Александр Чаленко, политический обозреватель МИА «Россия сегодня»:
«Конечно, я сталкиваюсь с русофобией! Постоянно. Вот пожалуйста: эта прекрасная женщина (показывает на Наталью Андросенко — политолога, шеф-редактора «Русского Обозревателя») постоянно называет меня хохлом и не признает меня русским человеком! (Смеется.) А если без шуток — сейчас мы видим, что в современном российском обществе под словом "русский" понимают исключительно великороссов, жителей центральной России. Но ведь и белорус, и малоросс — они тоже русские. Такое восприятие русских возникло в советский период и продолжается по инерции до сих пор. Фамилия Корнилов, например, считается русской фамилией. Керич какой-нибудь — уже белорус. А мне, человеку с малоросской фамилией Чаленко, часто приходится сталкиваться с тем, что русского человека во мне не признают, говорят: ага, приехал тут, украинец с Украины. Вот такая русофобия».
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин