Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Политика
Русская планета
Политика

Санкционная лихорадка дяди Сэма

Какие ограничительные меры против КНР готовит Вашингтон и почему Пекин не спешит с ответом
Степан Зайцев
17 июля, 2020 11:24
1 мин
Дональд Трамп и Си Цзиньпин
Фото: Axios.com

Соединённые Штаты разворачивают очередное санкционное наступление на Китай. Поводом послужил Закон о национальной безопасности Гонконга, единогласно принятый в конце июня Постоянным комитетом Всекитайского собрания народных представителей (парламент КНР).

Как ни сложно догадаться, документ направлен на борьбу с протестным движением, которое беспокоит Пекин и Компартию (КПК) последние полтора года. Митингующие, среди которых немало проамерикански настроенных граждан, требуют возвращения этому специальному административному району прежней автономии, либо провозглашения независимости от материкового Китая.

Ни то, ни другое для Пекина, видимо, абсолютно неприемлемо. Поэтому недавно принятый закон предусматривает жёсткие наказания за сепаратизм, подрыв государственной власти, терроризм, сговор с иностранными государствами или силами, находящимися за рубежом

Фактически центральное руководство КНР создало фундамент для полноценной интеграции Гонконга в правовое поле страны. На практике этот процесс будет означать крах принципа «одна страна — две системы», по которому существовал Гонконг и материковый Китай с 1997 года, когда Великобритания согласилась передать регион Поднебесной на условиях широкой автономии.

Санкционный раш

В Вашингтоне крайне негативно отреагировали на Закон о нацбезопаности мятежного региона Поднебесной. Соединённые Штаты открыто поддерживают антикитайские протесты, что воспринимается Пекином как вмешательство во внутренние дела государства.

В начале июля в администрации Белого дома и вовсе заявили, что власти КНР «аннексировали» специальный административный район. В середине месяца конгресс и Дональд Трамп согласовали закон, позволяющий вводить санкции против физических и юридических лиц, принимавших участие в принятии Закона о нацбезопасности Гонконга.

Также американский президент подписал исполнительный указ, который лишает регион торгово-экономических преференций и де-юре приравнивает его к материковому Китаю. Судя по всему, этот документ рассчитан на то, чтобы вызвать новый всплеск недовольства жителей региона и, в частности, местных предпринимателей.

Помимо этого, в настоящее время администрация Трампа рассматривает возможность запрета членам КПК и членам их семей въезда в страну. Часть обладателей партийных билетов, которые по разным причинам проживают в США, могут быть депортированы (в рядах Коммунистической партии Китая находятся 92 млн человек, большинство из них — госслужащие и военнослужащие).

Как сообщают источники The New York Times, детали грядущих запретительных норм окончательно не утверждены. Таким образом под санкции могут попасть далеко не все должностные и физические лица КНР. Тем не менее, реализация данной меры даже в ограниченном масштабе способна сильно навредить дипломатическим и деловым контактам двух государств.

На сегодняшний день достоверно известно, что США введут визовые санкции против китайских чиновников из-за воспрепятствования посещения иностранцами Тибетского автономного района.

Кроме того, в ближайшее время гнев Вашингтона может коснуться китайских приложений TikTok и WeChat. Глава аппарата Белого дома Марк Медоуз считает, что эти сервисы якобы способствуют сбору разнообразной информации об американских гражданах. В связи с этим власти Штатов оценивают риски от TikTok и WeChat для нацбезопасности

Ещё одним полем борьбы с Китаем стал рынок телекоммуникаций. К уже наложенным ограничениям на бизнес Huawei Белый дом рассматривает сейчас разные схемы противостояния с этим китайским гигантом.

Например, по информации The Wall Street Journal, США готовы стимулировать поглощения Ericsson или Nokia одной из американских компаний, чтобы усилить конкуренцию с Huawei, которая контролирует около четверти рынка телекоммуникационного оборудования.

Китайская сдержанность

Как мы видим, Вашингтон развивает наступление по разным фронтам, прощупывая уязвимые места Поднебесной в сфере внутригосударственного устройства, нацбезопасности и экономики. И они, безусловно, есть. Китай, как и любая крупная страна, представляет собой сложно организованный организм, где велики противоречия между различными социальными группами, этносами и религиозными конфессиями.

Часть экспертов полагает, что вашингтонские стратеги пытаются, по сути, расколоть Поднебесную, разжигая антипартийные настроения, сепаратизм и напряжённость в традиционно оппозиционных Пекину регионах — Гонконг, Тибет и СУАР (Синьцзян-Уйгурский автономный район).

Китай грозит ввести ответные меры, но о конкретных планах пока ничего не сообщается. Вряд ли КНР отважится вмешиваться во внутренние дела Соединённых Штатов, которые к тому же не испытывают проблем с сепаратизмом и достаточно хорошо защищают свою политическую систему и информационное пространство от внешнего влияния.

Настоящей ахиллесовой пятой США (о чём неоднократно говорил тот же Трамп) является зависимость от импорта китайского ширпотреба и вложений Поднебесной в заокеанские ценные бумаги. Товарооборот между двумя государствами последовательно сокращается из-за начавшейся по инициативе Трампа торговой войны. Постепенно уменьшается и объём инвестиций Пекина в облигации Соединённых Штатов.

Тем не менее, руководство Китая воздерживается от анонсирования радикальных антиамериканских шагов в сфере торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества. Скорее всего, сдержанность Пекина вызвана неминуемыми финансовыми убытками, которые КНР понесёт из-за резкого ухудшения деловых отношений с США.

Экономика диктует свои правила

В России китайско-американское противостояние нередко сравнивают с периодом холодной войны, где в схватке за геополитическое лидерство сошлись Москва и Вашингтон.

В нынешней битве, как считают отдельные отечественные журналисты и политологи, США уготована роль проигравшего Советского Союза, идеология и покровительство которого были отторгнуты как внешним миром, так и собственным населением.

Несмотря на кажущуюся логичность подобного прогноза, особенно на фоне бурных протестов в США и деградирующих американо-европейских отношений, невозможно упускать из виду фактор глубокой экономической взаимозависимости Вашингтона и Пекина.

Строительство превратившегося в новую империю Китая началось именно с американских инвестиций.

С 1970-х годов Соединённые Штаты пользовались дешёвой рабсилой КНР, открывая для производящихся в Поднебесной товаров свой чрезвычайно богатый внутренний рынок

Кто бы что ни говорил, но одной из важнейших основ современного китайского могущества стали добрые коммерческие (и в какой-то степени политические) отношения с США.

Важно подчеркнуть, что сопоставимого по капиталоёмкости рынка сбыта для предприятий КНР не появилось до сих пор. Потеря американского потребителя обернётся мощным ударом по промышленности Поднебесной. Тяжело придётся и Соединённым Штатам, которые будут вынуждены запускать своего рода программу импортозамещения недорогих китайских товаров, а также искать новых инвесторов в свои ценные бумаги.

Подобная экономическая взаимозависимость является фактором, который объективно сдерживает геополитическое противостояние Пекина и Вашингтона, не позволяя противоречиям скатиться, в том числе в горячую фазу. Обе державы не заинтересованы в крахе оппонента. Речь скорее идёт о выгоде, вызванной определённым военно-политическим и экономическим ослаблением.

Например, если США утратят статус глобального гегемона, но сохранят в порядке экономику, Китай получит возможность решить проблему сепаратизма, заметно укрепит позиции в Восточной Азии и, наверное, увеличит экспорт товаров в Соединённые Штаты. Заокеанская империя станет слабее, но коллапса её военного могущества и государственности не произойдёт.

Особенность холодной войны 1945-1990 годов заключалась в том, что это была битва, направленная на военное и политическое уничтожение соперника. СССР и США не связывали тесные торгово-экономические отношения. Единственный дискурс, который по-настоящему объединял державы был вызван необходимостью контроля ракетно-ядерного арсенала.

По этой причине американо-китайское противостояние не очень уместно сравнивать с холодной войной.

Это новый, по-своему уникальный и в какой-то степени травоядный вид геополитического соперничества в рамках глобального взаимозависимого мира, где победитель слишком многое потеряет от разгрома своего соперника.

темы
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
1 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ