Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Политика
Русская планета
Автомат Калашникова
Фото: Соцсети

Россия теряет оружейные рынки. Печальные подсчёты Стокгольмского института

Почему сокращается присутствие РФ на мировом рынке продукции военного назначения
Алексей Капустин
13 января, 2021 11:42
7 мин

Текущие экономические показатели свидетельствуют о снижении совокупного объёма экспорта российского вооружения.

На прошлой неделе на встрече с премьер-министром Михаилом Мишустиным глава «Ростеха» Сергей Чемезов заявил, что госкорпорация, предположительно, реализовала зарубежные военные контракты на 13 млрд долларов.

«Что касается военно-технического сотрудничества, то план, который был утверждён президентом, мы выполняем. И объём будет где-то в районе 13 млрд долларов — примерно так же, как и в прошлом году», — сказал Чемезов

«Ростех» объединяет почти все ведущие оборонные компании России. Тем не менее, не очень правильно судить по словам Чемезова о состоянии всего отечественного оружейного экспорта.

Есть цифры, которые свидетельствуют о падении вывоза продукции военного назначения. Маркером этой негативной для нашей страны тенденции является сокращение экспорта секретных товаров, который зафиксирован в статистике Федеральной таможенной службы (ФТС).

Так, в 2018 году совокупный объём вывоза секретной продукции составил 63,8 млрд долларов, в 2019 году — 55,3 млрд долларов (минус 14%). За первые девять месяцев 2020 года данный показатель рухнул на 17%

Неутешительны и подсчёты авторитетного Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI). Его специалисты утверждают, что за последние годы спад продаж отечественных вооружений составил более 30%, а доля РФ на мировом рынке сократилась до примерно 21%, в то время как американская доля выросла с 30 до 36%.

Правда, необходимо отметить, что к SIPRI возникает немало вопросов. Институт использует очень оригинальную методологию анализа открытых данных, которая редко совпадает с официальной статистикой. В отечественном Центре анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО), например, считают, что институт занижает российские показатели продаж военной продукции.

Однако на текущий момент в мире нет другой авторитетной организации, которая занималась бы сбором и подсчётом столь важной с политической точки зрения информации. SIPRI остаётся безальтернативным источником аналитических данных, с которыми приходится считаться.

Из заявлений официальных лиц РФ следует, что российский экспорт оружия ежегодно колеблется в районе 14-15 млрд долларов, а портфель заказов превышает 50 млрд. Однако проверить эти данные невозможно, в том числе в силу закрытости информации о переговорах и поставках иностранным государствам.

За минувшие годы российские госдеятели и СМИ стали в разы реже публиковать данные о военно-техническом сотрудничестве (ВТС). В итоге журналисты и экспертное сообщество слабо понимают, за счёт чего наша страна сохраняет второе место на глобальном оружейном рынке, и какая конкретно продукция пользуется спросом за рубежом.

Налёт таинственности нередко обосновывается соображениями государственной тайны и недобросовестной конкуренцией со стороны Соединённых Штатов: дескать, если американцы узнают о ведущихся переговорах или заключённых контрактах, то тут же начнут давить на партнёров РФ.

Рациональное зерно в такой аргументации, конечно, присутствует, но реальная практика говорит нам о том, что США достаточно хорошо информированы о планах Москвы на оружейном рынке и пытаются действовать на опережение, предупреждая потенциального партнёра России по линии ВТС о сопутствующих последствиях.

В России и за рубежом фиксируют кратное увеличение санкционно-дипломатического давления Соединённых Штатов. Американцы прекрасно осознают высокое для Москвы экономическое, политическое и репутационное значение оружейного экспорта.

И потому прилагают множество усилий, чтобы предотвратить заключение новых контрактов, сорвать уже подписанные соглашение и затормозить их реализацию. Против непослушных стран могут быть введены официальные санкции или Штаты неформальном порядке способны заморозить транзакции.

Открытой информации о злодеяниях американцев немного, но на наших глазах с 2018 года разворачивается драма вокруг контракта на поставку Индонезии 11 российских истребителей Су-35 стоимостью более 1 млрд долларов

В Джакарте открыто говорят, что Вашингтон грозит ввести жёсткие ограничительные меры, если будет выполнен контракт с Москвой. Параллельно американцы продвигают собственный продукт — F-16, который производит заокеанская Lockheed Martin.

Судьба сделки до сих не ясна. Судя по всему, Индонезия тянет время, надеясь всё же найти некий компромисс. Но даже в случае удачного для РФ исхода Москве вряд ли стоит рассчитывать на заключение новых крупных сделок в сфере ВТС, в том числе с рядом других государств региона.

Ещё одной пощёчиной для Москвы стал постепенный, но очевидный разворот Индии в сторону США, который, помимо прочего, выражается в отрицательной для РФ динамике военно-технического сотрудничества.

Нью-Дели с тревогой наблюдает за расколом мира на прозападный и китайско-российский блоки. В этом противостоянии Индия попытается сохранить нейтралитет, но с учётом множества спорных вопросов с КНР в военном отношении республика будет опираться на США

Всё это означает неминуемое сокращение присутствия России на оружейном рынке Юго-Восточной Азии (ЮВА), который традиционно обеспечивал 30-40% экспорта продукции военного назначения.

Гипотетически компенсировать потери в ЮВА Москва может за счёт интенсификации сотрудничества с ближневосточными и африканскими государствами.

Но и на этом направлении у России масса препятствий из-за слабой покупательной способности традиционных партнёров и невозможности массово выйти на рынки богатых арабских стран, которые плотно заняты американскими и европейскими производителями

Со стратегической точки зрения Москва не в состоянии выправить негативный для себя тренд, вызванный главным образом растущей конфронтацией с Вашингтоном и слабостью собственной экономики.

Однако на тактическом уровне Россия могла бы как минимум затормозить снижение оружейного экспорта. Например, нашей стране имеет смысл снять эмбарго на поставку бортовых активных фазированных решёток (АФАР), что помогло бы поддержать продажи самолётов четвёртого поколения.

Аналогичные, по существу, решения можно реализовать и на других направлениях. В частности, Россия могла бы начать продажу мобильных ракетных комплексов, где воплощён доминирующий сейчас на рынке принцип «выстрелил и забыл». Также вполне реально улучшить экспортные характеристики иных типов вооружения.

Поделиться
7 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ