У ВМФ России первоклассное оружие, но его недопустимо мало!
Колонна подводного десанта на параде в честь Дня Военно-морского флота России в Севастополе. Фото: РИА-Новости. Автор: Алексей Куденко

Колонна подводного десанта на параде в честь Дня Военно-морского флота России в Севастополе. Фото: РИА-Новости. Автор: Алексей Куденко

В День моряка-подводника «Русская Планета» побеседовала с военным экспертом о достижениях и проблемах подводных сил ВМФ России

19 марта отмечается День моряка-подводника. В профессиональный праздник российских военных о состоянии дел в подводном флоте России нашему изданию рассказал  доктор военных наук Константин Валентинович Сивков, член-корреспондент Российской академии ракетных и артиллерийских наук, капитан первого ранга, первый вице-президент Академии Геополитических Проблем.


«Русская Планета» (РП): Какие задачи решают подводные силы ВМФ России в мирное время?

Константин Сивков (КС): В прилегающих к российским территориям океанах и морях, наши подводные силы решают следующие задачи, во-первых, это поддержание оперативного режима в зоне ответственности флотов. Во-вторых, это наблюдение за деятельностью иностранных подводных сил и надводных кораблей. В-третьих, это обеспечение боевой устойчивости прикрытия ракетных подводных крейсеров стратегического назначения, прикрытие с целью недопущения обнаружения районов базирования сил флота от подводных и надводных сил противника, а также боевое патрулирование ракетных подводных лодок стратегического назначения с готовностью применения ракетно-ядерного оружия.

В удаленных районах океанов и морей основными задачами наших подводных сил являются: выявление режима использования сил флота противника, определение районов боевого патрулирования ракетных подводных лодок стратегического назначения иностранных флотов, отслеживание режима использования океанских коммуникаций, интенсивности движения судов различного назначения и определение напряженности движения. Далее, выявление способов, форм и методов применения боевых сил противника, т.е. разведка деятельности иностранных судов разных режимов. Осуществление разведки в районах военно-морской инфраструктуры противника в прибрежной зоне.

Константин Сивков Фото: Полит эксперт

РП: Как корректируются задачи в военное время?

КС: Это нанесение ударов по наземным объектам, нанесение ударов по надводным силам противника, уничтожение атомных и многоцелевых ракетных подводных лодок. В прибрежной зоне, это преимущественно, атомные и многоцелевые подводные лодки, в удаленной зоне – подводные лодки с баллистическими ракетами; а также уничтожение неатомных подводных лодок в зонах ответственности, преимущественно в прибрежных регионах российской территории. Это нарушение коммуникаций противника в океанской зоне, нанесение с начала военных действий ракетно-ядерных ударов по территории противника.

РП: Известно, что во время боевых действий в Сирии удары по боевикам были нанесены, в том числе с подводных лодок, находящихся в восточной части Средиземного моря. Что показала эта стрельба? Может, выявила какие-то недоработки? Или, наоборот, показатели были хорошие?

КС: Эта стрельба показала, что ракетная система «Калибр» является первоклассным оружием, превосходящим аналогичные зарубежные образцы. Но количество этих ракетных комплексов у наших вооруженных сил ограничено и недопустимо мало!

РП: После развала СССР у России было серьезное отставание по подводному флоту в сравнении с НАТО, насколько сегодня этот разрыв удалось преодолеть?

КС: К сожалению, не приходится говорить ни о каком преодолении отставания. Разрыв не преодолевается, он, как был, так и остается. Поскольку мы на вооружение принимаем корабли класса фрегат – самый большой сейчас, в то время как у американцев на вооружение идут эсминцы и крейсера. А один эсминец соответствует трем таким корветам или фрегатам. Все разговоры о мощи российских ВМФ – это пустая беллетристика.

Возникни сегодня в Средиземном море у берегов Сирии серьезный конфликт, российский флот ничего противопоставить Западу не сможет. Одна российская авианосная многоцелевая группа и три корабля, которые там есть, будут уничтожены в течение получаса.

РП: Получается, что недавнее громкое заявление Председателя стратегического командования Вооруженных сил США генерала Джона Хайтена о способности уничтожить нашу страну с помощью ядерного оружия подводных лодок, не является голословным?

КС: Это заявление не является голословным, потому что американский подводный флот несет 70% американского стратегического ядерного потенциала. Поэтому, если это ядерное оружие разгрузится над Россией, наша страна будет уничтожена. Россия в свою очередь, может уничтожить США ядерным потенциалом наземного базирования. Что касается решения задач по ведению боевых действия на море, то тут у американцев 10-кратное превосходство. Примерно 50 американским подводным лодкам противостоят 7-8, находящихся в строю российских атомных подводных лодок, если в этот список включить неатомные, то всего будет 17-18. При этом нужно учитывать, что неатомная подводная лодка значительно слабее, чем атомная.

Если брать по крейсерам, то против 27 американских крейсеров, мы имеем только три. Если брать по эсминцам и большим противолодочным кораблям, то против почти 50 единиц американских эсминцев типа «Арли Бёрк» мы имеем в строю порядка 5-6. Против 12 американских авианосцев – один. Против примерно 1 200 американских самолетов палубной авиации, а с учетом береговой авиации, 1 600 самолетов морской авиации, мы имеем около 100-150 машин.

РП: Соответствует ли планам модернизации российского подводного флота график строительства и ввода в эксплуатацию военных кораблей?

КС: График соблюдается процентов на 80, об этом официально заявлял министр обороны. Но вызывают вопросы объемы. Если соблюдать запланированные объемы, то российский флот может начать конкурировать с американским лет через сто. Но надо понимать еще один нюанс, у нас появились ракеты «Циркон», «Кинжал», ракетный комплекс «Панцирь-С2» и другие – они сильно меняют соотношение сил, потому что американцы ничего этому оружию противопоставить не могут. Американский флот беззащитен против этих ракет, но для этого их нужно выпустить в достаточном количестве. Нужно иметь не менее 200-250 ракет 132-х, надо иметь только для ведения боевых действий на море не менее 150 ракет типа «Кинжал», еще надо и для наземных объектов иметь не менее 150 ракет типа «Циркон». Для того, чтобы решать задачи ударов по наземным целям силами флота, надо иметь не менее 2000-2500 ракет типа «Калибр».

В нынешних условиях темпы поставки этого оружия недопустимо низки. Можно говорить в лучшем случае о поставке нескольких десятков таких ракет в год. Таким образом, для формирования необходимого потенциала уйдет практически столетие. А если учитывать начавшуюся конверсию оборонно-промышленного комплекса, предполагающее свертывание военного производства к 2025 году в два раза, то мы никогда не сможем ничего сделать.

Президент надежды Далее в рубрике Президент надеждыКак будет меняться Россия при четвертом сроке Владимира Путина

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»