Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Политика

Районное отделение

Десятки российских городов и поселков пытаются выйти из состава своего субъекта Федерации и присоединиться к соседнему. «Русская планета» исследовала феномен этого внутреннего сепаратизма

Елена Коваленко
23 августа, 2013 14:36
13 мин

Балашов, Саратовская область. Фото: Влад Банников / Panoramio

В 2008 году в России закончилась запущенная федеральной властью пятью годами ранее программа укрупнения регионов, по сути, сводившаяся к включению автономных округов в состав краев и областей. Число субъектов Федерации сократилось с 89 до 83. Прекратили самостоятельное существование шесть из десяти автономных округов, а три области (Пермская, Камчатская, Читинская) стали называться краями. Реинтеграция малонаселенных и, как правило, дотационных автономных округов в края и области прошла легко и без конфликтов, если не считать анонимных протестов, как, например, в Эвенкии: там неизвестные расклеивали листовки с призывом отделиться от Красноярского края. Впрочем, если бы не популярные блогеры, листовок бы никто не заметил.
Инициированное сверху укрупнение регионов широко освещалось СМИ, но параллельно все это время в России действовали практически не заметные на федеральном уровне инициативные группы, которые безуспешно пытались добиться изменения административных границ — перехода своего района или города из одной области в другую. Известны случаи, когда приграничные районы просят «отпустить» их в соседние страны. И если первый вариант трудно реализуем на практике, но не выходит за рамки закона, то второе грозит активистам уголовным преследованием.
Сейчас для того, чтобы перевести район в подчинение другого региона, требуется решение Совета Федерации. Но до этого еще надо собрать несколько тысяч подписей и провести два референдума — сначала в области, от которой хотят отделиться «сепаратисты», а затем в той, к которой они хотят присоединиться.
В начале августа инициативным группам из Балашовского и Романовского районов Саратовской области, пожелавшим провести референдумы о выходе из состава региона, в третий раз отказали в регистрации. Причиной отказа послужили якобы обнаруженные ошибки в паспортных данных и выход из инициативной группы нескольких активистов. Тем не менее лидер группы «балашовских сепаратистов» Олег Крищенко заявил, что готов внести исправления в документы и повторить попытку; такие же планы и у романовских активистов.
«Инициативная группа, несмотря на яростное административное давление, продолжает свою работу», — рассказал «Русской планете» один из местных «сепаратистов» Олег Непеин.
Свою инициативу балашовские активисты называют протестом против коррупции, низкого уровня жизни, проблемного ЖКХ и засилья местных управляющих компаний; референдумом они хотят привлечь внимание федеральных властей к плачевному положению дел в районе.
Саратовская область. Фото: Игорь Чижов / Коммерсантъ
Саратовская область. Фото: Игорь Чижов / Коммерсантъ
«Состояние дел в районе ужасное. Жители уже давным-давно ездят в Воронежскую область даже за продуктами. Суть нашей инициативы в том, чтобы руководство области, да и страны, обратило внимание на то, как осуществляет руководство районом группа во главе с Еленой Щербаковой», — объяснил «Русской планете» руководитель инициативной группы Олег Крищенко.
Недовольство жителей Балашовского района «удивляет» власти Саратовской области, близкие к руководству района общественники объявляли их инициативу провокацией.
Между тем жители Романовского района хотят присоединиться к «пограничному» Мучкапскому району Тамбовской области по тем же причинам, что и балашовцы. И если в Балашово инициатива исходит от рядовых граждан, то в Романовском районе референдум готовят депутаты — от независимых до коммунистов и членов ЛДПР.
«Мы дошли до точки: работы здесь нет, дороги просто ужасные, и никому до проблем нет дела», — признавал член инициативной группы по проведению референдума, депутат местного совета Александр Бондаренко.
Коллегу поддерживает депутат местного совета от КПРФ Виктор Сапунов: «В свое время мы были примерно в одинаковых стартовых условиях с Мучкапским районом. У нас даже было преимущество: хороший потенциал в плане сельского хозяйства и переработки. Один крупяной завод, ныне почти простаивающий, чего стоит! Сейчас Романовский превратился в район-призрак».
Вообще, Саратовская область — рекордсмен России по количеству районов-перебежчиков.
В декабре 2012 года с похожими заявлениями выступили жители Петровского района, которые хотели присоединить свою малую родину к Пензенской области.
Двенадцать лет назад богатый атомно-гидроэнергетический город Балаково хотел стать частью Самарской области. Движение «Трудовое Балаково», недовольное итогами выборов мэра, собрало тогда несколько тысяч подписей за отделение.
В 2000 году с аналогичной инициативой выступали жители Ивантеевского района, также граничащего с Самарской областью.
Жители Петровска поводом для отделения от Саратовской области, как и балашовцы с романовцами, называют социально-экономический упадок в регионе. О своих «сепаратистских» настроениях они впервые заявили в конце 2012 года.
Член инициативной группы и редактор районной газеты «За возрождение» Юрий Соковнин так описывал ситуацию в городе: «Дороги в районе и райцентре разбиты, заводы и предприятия находятся в стадии банкротства, населенные пункты постепенно вымирают. А в Пензенской области сельчане живут по-другому: здесь восстанавливается экономика, власти помогают крестьянам завести хозяйство и поддерживают малый бизнес».
Идея Соковнина была встречена в штыки петровскими казаками, школьниками и представителями РПЦ: 18 января 2013 года они провели митинг протеста и альтернативный сбор подписей — уже против референдума. На акции инициаторы перехода из Саратовской в Пензенскую область были обвинены в предательстве региона, их назвали «шайкой голодранцев» и предложили «пойти вон из Петровска».
«Они, извините за выражение, обосрались перед народом, их никто у нас не поддержит. У меня в Пензенской области живет родня, там нет лучшей жизни», — заявлял на акции член Петровского казачьего общества Алексей Кутаков.
«Позор, а не митинг! Даже текст выучить не могли. Школьников согнали, казакам дали текст, написанный чиновниками. Простых людей — пенсионеров, инвалидов и рабочих — там не было», — объяснила «Русской планете» активность противников отделения местный житель Надежда Лапшова.
Позже голос оппозиционеров был услышан, и главу районной администрации Петровска Светлану Батяйкину, которую они винили во всех бедах города, отправили в отставку. Инициативная группа после этого сообщила, что снимает вопрос о референдуме. Но жители Петровска ощутили действенность референдума как формы протеста и теперь грозятся провести его, если на выборах в сентябре будут замечены нарушения в пользу «Единой России».
Летом 2011 года жители Чернышковского, Котельниковского и Октябрьского районов Волгоградской области обсуждали идею референдума о присоединении к Ростовской области. Причиной называлось отсутствие эффективно работающих сельскохозяйственных и промышленных предприятий — таких, какие есть в Цимлянском районе Ростовской области.
В 2010 году провести референдум о выходе из состава Кемеровской области с целью присоединения к соседней Томской потребовали жители города Анжеро-Судженск. В своем обращении к президенту они выражали уверенность, что томские власти «восстановят шахты города, обеспечат работу фанерного завода и химфармзавода, в полуфабрикатах которого остро нуждается фармацевтическая промышленность Томска, запустят простаивающий хлебокомбинат, восстановят цементный завод».
В конце февраля 2013мгода о желании перейти из Свердловской области в Тюменскую заявила устами местных депутатов пограничная Верхняя Тавда. В городе остановлен лесной комбинат, гидролизный и механический заводы, не в полную мощность работает фанерный комбинат, из девяти колхозов остались два, закрылся молокозавод, не работает цех Уралмашзавода.
Заброшенный завод в Тавде, Свердловская область. Фото: Владимир А. Довгань / Panoramio
Заброшенный завод в Тавде, Свердловская область. Фото: Владимир А. Довгань / Panoramio
«Сейчас наши люди едут на заработки в Тюмень. В больницу — в Тюмень. Кормит Верхнюю Тавду тоже Тюмень. Я вижу отношение тюменских властей к своей территории. Мы готовы работать, нам только нужны рабочие места», — сказал «Русской планете» член местной инициативной группы Юрий Гасников.
Свердловские власти считают, что особых проблем в городе нет, а местные депутаты просто пиарятся.
Жители города Яранска в 2012 году собирали подписи за проведение референдума о присоединении к республике Марий Эл. Идее присоединении Яранского района к соседнему региону уже много лет. На этот раз, кроме территориальной близости к Йошкар-Оле, доводом стала надежда на то, что выход из Кировской области ускорит газификацию района, а значит, сокращение тарифов на отопление. Тогда район стал бы «экономически привлекательным для инвесторов» и сумел бы восстановить традиционное производство масла, молока и водки, писал «Вятский наблюдатель».
В начале мая жители муниципального образования Страховское Заокского района Тульской области попросили Владимира Путина включить их муниципалитет в состав Московской или Калужской области — таким образом они пытались выразить свой протест против укрупнения муниципальных образований сверху: присоединения к Страховскому соседнего Малаховского. Жителей Страхова поддержали местные депутаты.
«Нет предпосылок для объединения, ведь муниципалитет только начал хорошо жить — рождаемость повысилась, налогооблагаемая база растет, улучшились жилищные условия. Не надо нами управлять, создавайте нам условия, а у нас есть опыт, мы доверие оправдаем», — считает депутат страховского муниципального собрания Дмитрий Сафронов.
Впрочем, и. о. главы администрации заокского района Елена Рыбакова в интервью местному телеканалу объясняла события в Страховском тем, что часть местных депутатов просто боятся лишиться своих мандатов после объединения. Несмотря на протесты, политика укрупнения в области будет продолжена. Об этом 10 мая в послании депутатам областной думы говорил губернатор Владимир Груздев.
Жители поселка городского типа Старая Кулатка давно добиваются перевода их района под юрисдикцию Татарстана (ранее Старая Кулатка входила в земли Хвалынского уезда Саратовской губернии).
«Наш район национальный — 96 % населения татары. Мы считаем, что нынешний губернатор Ульяновской области занял позицию дискриминации татар», — говорилось в обращении Совета депутатов муниципального образования «Старокулаткинский район» к президенту Дмитрию Медведеву в 2010 году. По мнению депутатов, в районе при личном участии губернатора Сергея Морозова насаждается «нетрадиционный ислам», а «дома Аллаха» превращаются «в агитпункты по выборам кандидатов от „Единой России“».
В ноябре 2012 года делегаты IV съезда ногайцев обратились к президенту с просьбой рассмотреть вопрос об отсоединении их территорий от Дагестана и создании отдельного образования в составе РФ. Поводом стала назревающая экологическая катастрофа: пастбища некогда богатой ногайской степи находятся на грани полной деградации.
«Ногайцы — терпеливый народ, но ведь всякое терпение имеет свой предел», — говорилось в обращении.
«Только отделение от Дагестана и создание автономии может дать ногайцам возможность сохраниться как народу-этносу и сохранить свою землю для будущих поколений. В создавшихся условиях мы считаем невозможным дальнейшее пребывание части ногайских аулов в составе Дагестана, со стороны властей которого никакой заботы, никакого внимания в отношении ногайского народа никогда не было и в дальнейшем ожидать невозможно», — писали делегаты съезда.
Если идеи перейти из области в область не караются законом, то инициатива по передаче территорий другим государствам может закончиться плохо. Например, в 2010 году предприниматель Вячеслав Дрезнер предложил провести референдум о передаче Финляндии пограничных территорий восточной Карелии. Суд оштрафовал Дрезнера, свой бизнес он был вынужден свернуть, и в конце концов попросил убежища в Эстонии.
Не только Дрезнер хочет жить в Эстонии. Туда уже много лет просится целый город Ленинградской области — Ивангород, 660 жителей которого подписались в 2010 году под обращением к президентам России и Эстонии с просьбой присоединить город к эстонской Нарве, расположенной на другом берегу одноименной реки. Ивангородцы заявляли об «абсолютном безразличии» российских властей к их проблемам; автором обращения выступил депутат горсобрания Юрий Гордеев.
«Это не совсем сепаратизм. Цель — обратить внимание на наш город, на наши проблемы. А их столько высвечивается, что невозможно терпеть. Никакого, конечно, присоединения не будет, я это отлично понимаю. Это не в компетенции эстонского президента, это в компетенции президента России. Но я написал это обращение потому, что на наши проблемы никто не обращает внимания», — говорил Гордеев.
Пункт пропуска через границу у моста Дружбы через реку Нарва в Ивангороде. Фото: Александр Чиженок / Коммерсантъ
Пункт пропуска через границу у моста Дружбы через реку Нарва в Ивангороде. Фото: Александр Чиженок / Коммерсантъ
Выйти из состава России ивангородцам Гордеев предлагал и ранее. Прошлое обращение он написал еще в 1998 году. Хотя местные чиновники тогда назвали депутата «не совсем здоровым жителем города», результат оказался незамедлительным: городу выделили почти миллиард рублей.
«Мы тогда без воды сидели, без ничего. Пробурили скважины, водозаборы сделали, очистные сооружения построили. Правда, половину из этого миллиарда горожане не увидели», — рассказывал Гордеев.
Эксперимент Гордеева пытался повторить глава Злынковского района Брянской области Николай Зевако, который в 2004 году предлагал землякам выйти из состава России и присоединиться к соседней Украине. Злынковцы отдают все заработанное в виде налогов в федеральный и областной бюджет, заявлял Зевако; в районе начался сбор подписей за отделение. Денег район так и не увидел, а Зевако решил перестраховаться и позже от своих слов отказался.
Тем не менее спустя четыре года жители Красногорского района Брянской области собрали пять тысяч подписей (29,6 % населения) за отделение от России и переход в Белоруссию. Комментируя ситуацию в соседнем регионе, начальник главного управления информационной политики и общественных связей аппарата администрации Смоленской области Юрий Глебов тогда говорил: «То, что решено на местных советах, не является руководством к действию. Это не соответствует российской Конституции».
К Белоруссии присоединиться хотели и в Ставрополье. В 2010 году группа граждан выступила с инициативой референдума о переходе Ставропольского края в Белоруссию. Однако дальше заявлений в СМИ дело не пошло.
В 2011 году предприниматель Михаил Прохоров выступил с инициативой о введении на территории Калининградской области экономического законодательства Европейского Союза. В предложении Прохорова наблюдатели тут же усмотрели попытку отделения Калининграда от России. Похожую реакцию вызвал и законопроект депутата Калининградской областной думы Соломона Гинзбурга: в том же 2011 году он предлагал в одностороннем порядке отменить въездные визы на территорию области.
 
Политическая карта России сформирована по лекалам советской плановой экономики с мощной системой дотирования слабых регионов. Но РФ уже давно не СССР, и систему административно-территориального деления равно или поздно неизбежно придется менять. Процесс укрупнения регионов или переход района из области в область должен зависеть не от политических амбиций губернатора или мэра — необходим научный подход, тщательное изучение современной экономической ситуации на местах. План изменений должен быть разработан поэтапно и внедряться шаг за шагом.
На сегодня ни одной из перечисленных выше инициативных групп граждан, муниципальных депутатов и оппозиционных активистов не удалось добиться проведения референдумов. Вопросы территориального деления в России остаются прерогативой федерального центра, а решаются произвольно — иногда даже без проведения требуемого Конституцией референдума, как было, например, в случае с образованием Новой Москвы.
К 2008 году процессы объединения регионов России приостановились, последним проектом федеральной власти в этой сфере и стало расширение Москвы за счет земель Московской области. Однако плачевное состояние «заброшенных», депрессивных, чаще всего — пограничных районов будет и дальше подпитывать в них сепаратистские настроения.
Профессор, заведующий кафедрой местного самоуправления Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Симон Кордонский объяснил «Русской планете», почему в современной России не только невозможно, но и бессмысленно проводить референдумы по территориальному вопросу:
«В России есть иллюзия местного самоуправления. Муниципальное управление создавалось не для того, чтобы реализовать инициативы населения, а для того, чтобы выполнять социальные обязательства перед населением, которые государство по тем или иным причинам не могло выполнить. Само название — „муниципальное самоуправление“, порождает некоторые иллюзии по поводу возможности самоопределения территориального. Естественно, что все инициативы референдумов обречены.
Административно-территориальное деление — это форма сбора и распределения ресурсов, а муниципальное управление — это способ доведения ресурсов до населения. Такая государственная онтология не предполагает инициативы населения.
Если бы гипотетически такая возможность перехода из области в область была, то это повлияло бы, возможно, только на дороги. Бывают такие ситуации, да в соседней области лучше дороги. Возможно, повлияло бы на жизнь тех, кто работает в соседней области, или в больницу стало бы ближе ездить. Но в целом-то ситуация в России везде одинаковая. Активность населения в данном случае — показатель плохой работы местной власти.
При советской власти были коэффициенты, закупочные цены, они были различные в соседних районах, там был стимул перейти в другое региональное подчинение — для того чтобы иметь более высокие закупочные цены. А сейчас кому это надо? У власти сейчас с административно-территориальным делением одна проблема — объединение субъектов. Ликвидация наследства СССР и РСФСР — бывших национальных республик, национальных районов, автономий. Потому что они не функциональны».
темы
13 мин