По состоянию на 8 июля 10:30
Заболевших700 792
За последние сутки6 562
Выздоровело 472 511
Умерло10 667
Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Политика

Пока выхода нет

Крымские политики не готовы заявить об отделении от Украины, несмотря на готовность жителей автономной республики к войне
Елена Коваленко
26 февраля, 2014 12:45
5 мин
Мальчик размахивает российским флагом у здания горадминистрации Севастополя, 25 февраля 2014 года. Фото: Андрей Любимов / «Русская планета»
Устная история Крыма
«Кровь на Майдане — вина радикалов», — гласит билборд, установленный на въезде в Севастополь. От руки нарисованное на одном из городских заборов синей краской из аэрозольного баллончика пожелание скорой смерти этим самым радикалам уточняет, что речь идет о «фашистах-бандеровцах». Так в Крыму именуют не только членов «Свободы» и «Правого сектора», но и почти всех революционеров.
Любви к новой власти в регионе не добавило и решение Рады об отмене закона о региональном языке — всех напугала перспектива говорить на украинском. Согласно последней переписи населения, которая прошла на Украине больше 10 лет назад, подавляющее большинство крымчан считают родным русский язык. Украинские вывески встречаются на улицах Керчи, Феодосии, Симферополя и Севастополя довольно редко, даже дорожные знаки и указатели в городах автономной республики стараются дублировать на русский, так что вопрос языка стоит здесь достаточно остро.
Крымчане сразу вспомнили угрозу лидера «Свободы» Олега Тягнибока законодательно запретить русский язык. Говорил ли это на самом деле Тягнибок или нет, — уже неважно: ультраправых в Крыму ненавидят настолько же сильно, насколько верят российским телеканалам, сообщившим об этом.
Если в Киеве камеры «России», НТВ и «Первого» готовы бить, то в Севастополе перед операторами российских телекомпаний расступаются местные коллеги.
«Если нас попытаются захватить, то мы будем строить баррикады, кидать "молотовы" и убивать», — говорит похожая на воспитательницу детского сада кассирша севастопольского обменника Валентина. На слове «убивать» она по-доброму улыбается. Так обычно улыбаются, когда говорят о чем-то очень хорошем, а не о перспективе гражданской войны.
Валентина говорит, что только вернулась из своего родного города — Киева, где хоронила 28-летнего сына. Он погиб не от снайперской пули и не от рук протестующих, а от сердечного приступа. Но женщина все равно винит в смерти своего ребенка Майдан. Она считает, что ее сын просто не выдержал напряжения из-за боев в столице.
«Мы свой выбор сделали 23 февраля (тогда на митинге у городской администрации протестующие сорвали украинский флаг и заменили его российским триколором, — РП). Теперь слово за Москвой», — говорит киевлянка.
Кроме администрации города флаги Украины посрывали и с других зданий в Севастополе. Молодежь хвастается, что в ночь на 24 февраля жовто-блакитных прапоров в городе совсем не осталось, хотя корреспондент «Русской планеты» убедился, что государственные флаги Украины по-прежнему висят у входа в суд, прокуратуру, здание СБУ и панораму обороны Севастополя.
%FOTO%
Флаг Украины в Крыму за свой не признают. Здесь принято считать, что под власть Киева регион попал по недоразумению и всей душой ненавидит Хрущева и Ельцина. Первый, согласно легенде, после стакана горячительного расщедрился и передал полуостров в состав УССР, а второй, выпив лишнего, произнес знаменитое: «Я с Кравчуком (Леонид Кравчук — первый президент независимой Украины. – РП) воевать за Крым не буду». В отличие от первого российского президента, местные жители к вооруженному противостоянию, по их словам, готовы. Правда, кроме одного «калашникова» да пары пистолетов в руках у протестующих оружия здесь пока не видели.
Митинг-антитеррор
«Чего этот козел с охраной ездит!?», — возмущался казак в камуфляже и папахе вслед автомобилю исполняющего обязанности мэра города Федора Рубанова. Водитель Рубанова мгновение назад шибанул дверью одного их горожан, который пытался поговорить с исполняющим обязанности главы города. Сам чиновник общаться с горожанами отказался и переадресовал все их вопросы к бизнесмену из России Алексею Чалому.
В ожидании Чалого, которого мэром в день защитника Отечества избрал «народный сход», митингующие с георгиевскими ленточками учатся выговаривать слово «легитимность» — явно новое для их политического глоссария.
Легитимность «народного мэра» действительно вызывает вопросы. Согласно законодательству Украины, гражданин России не может избираться мэром, тем более в Севастополе, где главу города назначают из Киева.
До последних дней администрацию возглавлял Владимир Яцуба, но он подал в отставку и вышел из Партии регионов. Исполняющий обязанности мэра Рубанов складывать полномочия не стал. Несколько сотен собравшихся при этом не сомневались в том, что реальная власть в городе принадлежит Чалому; статус Рубанова их не волновал.
«Раньше на месте 35-й батареи не было ничего, там бомжи жили. А Чалый на свои деньги отстроил гигантский мемориальный комплекс, провел раскопки, не пустил к местам, где могут лежать кости воинов, дачи», — с уважением рассказывает байкер из «Ночных волков» Александр, одетый в кожаный жилет с надписями «Севастополь» и «Россия» и шапочку с лозунгом «Православие или смерть». Он, как и другие члены клуба, вызвался охранять протестующих горожан от возможных провокаций.
Музейный историко-мемориальный комплекс «35-я береговая батарея», о котором рассказал «волк», посвящен последнему рубежу обороны Севастополя. «Батарею» действительно отстроили на деньги Чалого. С 2007 года на комплексе площадью почти 8 гектаров проводят бесплатные экскурсии. Кроме того, по словам байкера,
Чалого уважают за успешный бизнес — его фирма «Таврида-электрик» приносит хорошую прибыль и дает горожанам работу. Ровно этими же словами популярность Чалого обосновали еще шесть митингующих у администрации. 
— Чалый! Чалый! — скандировали люди, когда их лидер появился на ступеньках администрации. Однако говорить он еще был не готов и направился в «Дом Москвы» — культурно-деловой центр, расположенный через площадь от администрации города и построенный вплотную к зданию управления материально-технического обеспечения Черноморского флота. Пока на ступенях «Дома Москвы» продолжался митинг, в соседний подъезд моряки запускали казаков в камуфляже и людей в гражданском. Моряки суетились у подъезда, толпа дружно скандировала лозунг «Севастополь — русский город», собравшиеся обзванивали знакомых.
У ступеней люди простояли несколько часов, затем им велели возвращаться назад, к мэрии. Толпе пообещали — Чалый появится с минуты на минуту.
Уставшие от речей собравшиеся хором спели гимн Севастополя, «Священную войну» и «Врагу не сдается наш гордый Варяг». Затем митингующие принесли к зданию администрации российский флаг и стул. Флаг вручили школьнику, который залез на стул и радостно им замахал.
  • Как тебя зовут, мальчик? — спросил ведущий, уже заметно уставший подогревать толпу.
  • Юра! — радостно ответил ребенок.
  • Это будущее Севастополя! — объявил ведущий митинга.
Будущее Севастополя еще несколько минут гордо простояло на стуле с флагом, пока его не забрала домой мать.
Чалый появился на публике около 19:00 по местному времени (21:00 мск) в сопровождении охранников, вооруженных одним пистолетом. Бизнесмен объявил о создании антитеррористического центра и о том, что город покроет долги перед бюджетниками, милицией и «Беркутом». Последнее известие собравшиеся встретили с ликованием. Выходом из состава Украины он пока не угрожал. Кратко отчитавшись, Чалый раскланялся и под бурные овации покинул площадь. Оставшиеся у администрации спорили — стоит ли ехать в среду днем в Симферополь, где запланирован крупный митинг и где казаки вывесили на здание Верховного Совета российский флаг.
Передайте это Владимиру
«Пока войны нет, но если ваши власти нас сдадут, — она обязательно будет», — уверенно говорит бывший подводник Олег Бондаренко. Крепкий мужик за сорок по ночам дежурит у огромного памятника Ленину на центральном холме города. Скульптуру вождя валить в Севастополе пока никто не пытался, но пока памятник цел, риск, что его снесут внезапно понаехавшие ультраправые, остается, рассуждают добровольцы из охраны.
«Я сам русский, мы все русские, мы в России служили. Я своими руками российский флаг у администрации вешал», — говорит подводник.
Широкоплечий десантник гордо демонстрирует тельняшку. В припаркованном у Ильича микроавтобусе играет группа «Любэ».
«Давай за жизнь, будь проклята война», — поет Николай Расторгуев, пока взволнованные ситуацией в столице Украины мужики матерят сдавшего власть Януковича. О его оппонентах из «Правого сектора», которые, говорят, собрались выехать в Крым на «поезде дружбы» и усмирить не признающую новую власть республику, говорят также с нескрываемым раздражением.
Житель украинского запада для местных — персонаж давно знакомый и неприятный. Чаще всего это приехавший на заработки строитель, которого винят в падении зарплат и недолюбливают за отсутствие местного крымского патриотизма.
«***** нам тут такое счастье в тылу, если мы воевать собрались?» — стратегически рассуждает подводник, который готовится к реальному противостоянию.
Российские СМИ даже писали о противотанковых ежах и БТР, которые выставили на подступах к Севастополю городские власти. Ежи, впрочем, оказались сваренными между собой кусками арматуры, годными остановить разве что легковушку, а БТР были российскими.
Одну боевую машину во вторник загнали во двор управления материально-технического обеспечения Черноморского флота на площади Нахимова, а вторую оставили за воротами штаба Черноморского флота. Вход на военный объект вдобавок перегородили грузовиками.
Такие же грузовики ездят по улицам города. И хотя в городе, где дислоцируется Черноморский флот, российская военная техника на дорогах не редкость, на фоне событий в Киеве и слухов о готовящейся высадке десанта на полуостров военные ЗИЛы выглядели зловеще.
«Вы давите там на своего Путина, чтобы не сдавал нас. Что он медлит? Мы сами будем стоять до конца, до последнего. Мы этого 23 года ждали!», —
с нотками отчаянья в голосе цедит сквозь зубы Бондаренко.
темы
5 мин