Паспортный спор
4 мин чтения
Паспортный спор

Что обещает новоизбранный Зеленский в области идеологии на Украине и как к этому относиться в России?

В середине Страстной недели, 25 апреля Владимир Путин заявил об упрощенной выдаче российских паспортов гражданам Донецкой и Луганской республики. В Донецке и Луганске этого решения ждали очень давно, и было оно встречено с большой, многократно усиленной долгим ожиданием радостью.

Понятно, что совершенно иначе на слова нашего президента отреагировали основные режиссеры украинского спектакля на Западе. В Госдепе решение Путина тут же назвали провокацией, в европейских столицах заявили, что оно препятствует мирному процессу, и так далее.

Впрочем, других слов с этой стороны никто и не ожидал. Реакция оказалась более, чем предсказуемой.

Не менее предсказуемо действовала и украинская «хромая утка», - с треском проигравший выборы уходящий президент Порошенко. Он обратился в ООН. Если бы мог обратиться в небесную канцелярию, с тем же успехом написал бы и туда. Результат один, что понятно – никакого результата.

27 апреля в субботу Россия еще усилила свою позицию. Было заявлено о возможности упрощенной выдачи русских паспортов для всех граждан Украины.

Ответ Зеленского

На решение Владимира Путина тут же ответил новоизбранный глава Украины Владимир Зеленский. Повторив основные и уже набившие оскомину пассы украинской пропаганды про «украинские гуманитарные достижения», он сказал, в частности, что готов разработать упрощенную процедуру получения украинского гражданства для тех российских граждан, которые борются за политические свободы и демократию.

«Украина не откажется от своей миссии служить примером демократии для постсоветских стран. И частью этой миссии будет предоставление защиты, убежища и украинского гражданства всем, кто готов бороться за свободу. Мы будем предоставлять убежище и помощь всем — всем, кто готов сражаться бок о бок с нами за нашу и вашу свободу».

…Заявление Зеленского тут же встретило резкую отповедь как у отечественных парламентариев и публицистов, так и у представителей украинской эмиграции в Москве.

«Зеленский не с того начал», - написал в своём Twitter-е председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике Алексей Пушков.

«Зеленский вообще не понимает, о чем он пишет», - вторила ему председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Лариса Шеслер.

…Но, думается, дело обстоит несколько тоньше. Воскресив старый диссидентский лозунг «За нашу и вашу свободу!», впервые прозвучавший в дни событий 1968 года в Чехословакии, Зеленский, - или его пиарщики, что, вероятно, точнее, - сделал достаточно существенный идеологический ход. В какой-то степени это шаг в сторону от господствовавших в «порошенковский» период идеологических штампов о полном и окончательном «прощании с империей», о том, что «мы вам больше не братья» и пр.

В своем обращении невоизбранный украинский президент фактически признаёт, что история-то у нас всё равно общая, никуда от этого не деться. Просто он предполагает, что существуют два базовых выбора – украинский и российский, и они в ближайшие годы будут конкурировать на постсоветском пространстве. Какая реальность встает за этими словами, - не стоит даже и обсуждать, - любому не ангажированному наблюдателю понятно, что о реальных политических свободах в условиях постмайданной Украины остаётся только мечтать, - но слова были произнесены, и это самое главное. Между строк тут можно увидеть, что «отдельной» исторической судьбы у украинцев и русских не было, и нет, - и команда Зеленского как-то по-своему, пусть извращенно, пусть не до конца, но всё же этот непреложный факт понимает и принимает.

Существенно, что именно так «прочитал» Зеленского и Владимир Путин, который тут же подчеркнул:

«Я много раз говорил, что украинцы и русские – братские народы, и даже более того. Я вообще считаю, что это один народ... И если у нас будет общее гражданство, от этого только выиграют и русские, и украинцы. Это говорит о том, что мы договоримся, наверное, потому что у нас есть много общего».

Последний вопль Порошенко

Своего рода лакмусовой бумажкой, проявляющей истинное значение тех или иных политических высказываний, стала реакция на «паспортный спор» уходящего украинского президента Петра Порошенко.

Выступая днями во Львове, столице единственного украинского региона, где он победил Зеленского, Порошенко бился чуть ли не в истерике. Он заявлял, что «не даст на поругание священное украинское гражданство», что никто это «священное гражданство не защитит, кроме нас» (читай – этнических украинцев) и что мы «не будем воспринимать, если кто-то будет раздавать россиянам это священное гражданство».

Трудно не заметить, что в этих репликах, - Порошенко и Зеленского, - сталкиваются две совершенно разные концепции украинской государственной и национальной идеологии. Порошенко, - возможно, в силу обстоятельств, - представляет классический «галицийский» политический синтез, в рамках которого Украина – этническая республика в глубокой европейской культурной провинции, где-то между Польшей, Австрией и Венгрией. Это чисто пост-оуновская, бендеровская идеология (в данном случае нет смысла вкладывать в слова «бендеровский» элемента «оценки», здесь просто констатация факта).

Зеленский же, вероятно, видит Украину в куда более широкой и культурно значимой постсоветской перспективе, которая, - в определенном смысле, - обнимает и всю Восточную Европу.

На самом деле, это очень существенный и судьбоносный выбор. В конечном счёте, «галицийская идеология», несмотря на любые её временные успехи, абсолютно неприемлема для центра, юга и востока Украины, и именно она ставит крест на будущем единого украинского государства, и, главное – единого народа.

В команде Зеленского, кажется, приблизились к пониманию этой несложной истины, что само по себе неплохо.

Воскрешая старые споры

Любопытно, что нынешний «паспортный спор» и его идеологическая аргументация вызывает в памяти достаточно далёкие, но очень значимые для нашего культурного кода исторические ассоциации. Эти ассоциации связаны с противостоянием Москвы и Литвы, продолжавшимся с XIV до конца XVII-го, а то и XVIII века.

Тогда, как и сейчас, речь шла о будущем России, только взятом не в узко-государственном, а в широком, историческом контексте. Тут можно вспомнить и знаменитую переписку Ивана Грозного с Курбским, и стояние казаков гетмана Петра Сагайдачного у Арбатских ворот в Москве в 1618 году, и торжество Переяславской Рады в 1654-м.

…Окончательная точка в этой истории была поставлена только с разделом Польши в конце XVIII столетия. Но именно по итогам этих разделов Галиция и вся нынешняя Западная Украина попали в состав Австро-Венгрии, и никогда – вплоть до 1940 года, - не входили в состав России.

И этот факт тоже становится частью современной проблематики.

***

Пока трудно сказать, обещает ли сиюминутная риторика Владимира Зеленского какие-то политические подвижки в текущих русско-украинских отношениях, однако очевидно, что сама атмосфера, в которой политики произносят привычные слова, несколько изменилась.

Для того, чтоб понять, дают ли нам эти перемены надежду на выход из крайне болезненного для наших народов кризиса, должно пройти некоторое время.

Читайте нас в мобильном приложении

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Журналисты ФАН нашли следы западных «кукловодов» в Судане Далее в рубрике Журналисты ФАН нашли следы западных «кукловодов» в СуданеКто, как и зачем организовывал массовые протесты Читайте в рубрике «Политика» Абу Бакр Аль-Багдади снова расчехлил «калаш»Боевик сменил имидж для своих новых «мировых проектов» Абу Бакр Аль-Багдади снова расчехлил «калаш»
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!