Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Политика
Русская планета
Франция
Фото: Соцсети

О французских погромах. Заколдованный круг нерешенных проблем

Как случилось, что свободная демократическая страна превратилась в кипящий котел протестов
Анатолий Широкобородов
1 декабря, 2020 11:22
1 мин

В Париже и других французских городах в выходные вспыхнули протесты под лозунгом «Остановим закон о глобальной безопасности» (Stop loi Sécurité globale), плавно перетёкшие в погромы с десятками раненых и арестованных. На улицы вышли более ста тысяч французов.

Повод — принятие закона, который вызвал политический кризис во Франции.

Спорным пунктом законопроекта является вменение до года тюрьмы и до 45 тысяч евро штрафа «за распространение изображения лица или любого другого элемента идентификации полицейского или жандарма, снятого в ходе выполнения им служебных обязанностей, с целью нанести ущерб его физической или психической неприкосновенности». Иными словами, запрет на фото- и видео-фиксацию сотрудников органов правопорядка и на распространение этого контента.

Но это далеко не всё. Так, французам оказалось не по душе и то, что по новому закону значительно расширяются полномочия муниципальной полиции, людей будут снимать полицейские дроны, а флики получат право носить и применять табельное оружие в нерабочее время. Кроме того, закон предусматривает запрет на продажу пиротехники, а за её использование во время публичных акций — от шести месяцев до года тюрьмы

Жестокости и агрессивности полицейских и жандармов Франции может позавидовать даже порицаемый всей Европой минский ОМОН. 27 ноября и в Елисейском дворце по поводу очередного видео с улиц заявили, что Макрон «очень шокирован кадрами, запечатлевшими, как трое полицейских избивают граждан». Но снизить градус напряжения в обществе не удалось.

Критикуют новый закон профсоюзы, правозащитники, левые партии и движения. Глава МВД Дарманен под давлением общественности ещё до выходных заявил, что готов «несколько видоизменить» спорные статьи, а премьер Франции Кастекс вообще сказал о желании создать «независимую комиссию» для переработки законопроекта. Председатели обеих палат парламента и партия «Вперед, Республика!» высказали протест против формирования комиссии. Ситуация становится патовой.

Но этот законопроект — лишь очередной повод для волнений. Последний год Францию сотрясали протесты и погромы «жёлтых жилетов», а теперь — новый виток активности улицы, которая, очевидно, воспринимает правоохранителей лишь как врагов, защищающих антинародный режим Макрона.

В чём причина того, что политический процесс, «диалог власти и общества» приобретает во Франции и в Европе в целом форму погрома?

Во-первых, европейцы имеют давнюю традицию громить банки, витрины магазинов и жечь автомобили. Ведь они учат историю по пропагандистским учебникам. Что такое Парижская коммуна, русские революции, европейские, азиатские революции XXвека с точки зрения мейнстрима европейской пропаганды? Это совершенно деструктивные, антиисторические, бессмысленные бунты и погромы.

Европейцев учат, что всякая альтернатива современному устройству общества — это «отобрать и поделить», это «тоталитаризм», основанный на низвержении богатых.

Обратной стороной этих «уроков истории» и становится погромная реакция на пенсионную реформу, падение уровня жизни, безработицу и полицейские законы. Ведь легальными методами добиться от властей экономических и политических реформ нереально. Кандидаты и депутаты, за которых предлагается голосовать, из раза в раз обманывают избирателей. Поэтому избиратель выходит на улицу. А потом анархисты начинают громить витрины и жечь автомобили. Причём рядовые французские рабочие, служащие и интеллигенты если не поддерживают, то как минимум лояльно относятся к погрому, а иногда и присоединяются к нему.

Во-вторых, с исторической точки зрения погромы, как и забастовки и митинги, превратились в разновидность гапоновщины. Неизбежная активность народных масс, их возмущение и гнев направляются в русло забастовок, протеста и погрома, лишая народ возможности хоть сколько-нибудь конструктивных действий.

Многие не понимают, что финансовые магнаты, которые реально держат власть во Франции, не против погромов, протестов и забастовок, потому что это способ выпускания пара в свисток. Правящие круги Франции не сильно расстроятся, если улица сметет Макрона. У них этих макронов вагон и маленькая тележка, поставят нового. Главное, что протесты не угрожают разрушением самой политической системы

Получается заколдованный круг. Выборы меняют лиц у власти, но не меняют её содержания. Народ негодует, брожение нарастает, после очередного повода следует протест, который влечет столкновения с полицией и погромы. Власть идёт на уступки, активность стихает до нового всплеска. Конкретно во Франции это уже почти механический процесс, абсолютно лишённый логики. Французские погромы — это безмозглая реакция масс на политику, которую проводит власть.

Вопреки благодушным речам наших либералов, французское государство давно превратилось в государство полицейское. Между народом и аппаратом власти, между богатыми и бедными, между простым французом и «элитариями» — гигантская пропасть. Вооруженных до зубов правоохранителей все больше, и они все чаще воспринимаются вовсе не как защитники справедливости. Конфликтность, конкурентность и уровень насилия во французском и европейском обществе в целом чрезвычайно высоки. И разумного выхода из сложившейся ситуации не видно.

Поделиться
1 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ