Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Политика
Русская планета
Политика

Нужна ли нам «геополитика» для развития общества?

Что стоит за потребностью обоснования ведения захватнических мировых войн
Анатолий Широкобородов
2 ноября, 2020 12:04
9 мин
Глобус
Фото: Vkurse.kz

Термин «геополитика» широко используется как в научных и политических дискуссиях, так и в обыденной жизни.

Он в ходу у президентов, корреспондентов, доцентов и студентов. Термин начал утверждаться в общественном сознании вместе с Беловежской эпохой с фразы: «Мы, Республика Беларусь, Российская Федерация (РСФСР), Украина как государства — учредители Союза ССР, подписавшие Союзный Договор 1922 года, констатируем, что Союз ССР, как субъект международного права и ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ, прекращает свое существование».

Обычно термин «геополитика» используется как синоним внешней политики. Так примерно его и определяют словари: «Геополитика — это политика государства, проводимая или обосновываемая с учетом географических, экономических, демографических факторов мирового масштаба». Понятно, что когда речь идёт о внутренней политике, то факторы мирового масштаба ключевой роли не играют. Другое дело — политика внешняя, там и всемирный масштаб и география.

Раз внешнюю политику с таким упорством называют геополитикой, значит, эти «геополитики» каким-то особым образом учитывают географические, экономические и демографические факторы. Так, один из главных теоретиков геополитики Дугин поучает:

«Геополитика — это мировоззрение, и в этом качестве ее лучше сравнивать не с науками, но с системами наук. Она находится на том же уровне, что и марксизм, либерализм и так далее, то есть, системы интерпретаций общества и истории, выделяющие в качестве основного принципа какой-то один важнейший критерий и сводящие к нему все остальные бесчисленные аспекты человека и природы… В отличие от «экономических идеологий», она основана на тезисе: «Географический рельеф как судьба». География и пространство выступают в геополитике в той же функции, как деньги и производственные отношения в марксизме и либерализме, к ним сводятся все основополагающие аспекты человеческого существования, они служат базовым методом интерпретации прошлого, они выступают как главные факторы человеческого бытия, организующие вокруг себя все остальные стороны существования. Как и в случае экономических идеологий, геополитика основана на приближенности, на редукционизме, сведении многообразных проявлений жизни к нескольким параметрам, но, несмотря на заведомую погрешность, всегда присущую таким теориям, она впечатляюще доказывают свою стройность в вопросе объяснения прошлого и предельную эффективность в организации настоящего и проектировании будущего»

Таким образом, геополитики в основу рассмотрения истории и общества кладут географический фактор. Интересно, что геополитика оперирует цивилизациями, культурами и этносами, которые всегда тотально соперничают за «пространство».

Кажется, что большинство людей, оперирующих термином «геополитика», собственно с теорией геополитики не знакомы, однако они действительно понимают мировую политику как арену борьбы цивилизаций, культур и этносов за доминирование.

Логика геополитики построена на преувеличении значения географических условий, тем самым геополитики ставят развитие страны в прямую зависимость от климата, природных богатств и плотности населения. Естественно, из такого подхода следует, что мощь государства определяется масштабом его территории или хотя бы территории влияния. Геополитика рассматривает войны как закономерное и неизбежное явление, вытекающее из самого характера исторического развития человеческого общества.

Нет сомнений, что теория геополитики возникла из потребности обоснования ведения захватнических войн. Впервые геополитика была официально признана в Германии, с 1933 году, геополитика стала «миросозерцанием национал-социалистического государства». Более того, «истинный геополитик» с точки зрения фашизма должен стремиться к овладению именно землей, а вовсе не населением, которое на ней живет. Население следует пустить в расход. Нацистские теоретики говорили: «Не колонизовать, а заселить завоеванные земли»

Таким образом, теорию геополитики выдвинули пангерманисты и она получила быстрое распространение в реакционных кругах Германии, США, Британии, Италии и Испании, ее идеи были положены в основу «Майн кампф»* (книга запрещена в РФ) и политики «гитлеризма». Глава немецкого института геополитики Хаусхофер говорил: «Задача геополитики — выковать духовное оружие, действие которого предшествовало бы применению настоящего оружия».

Нельзя не отметить, что современные теоретики геополитики продвигают чудовищную по своей антиисторичности концепцию о том, что между фашистской Европой и СССР не было никакой принципиальной разницы, ведь они были «геополитическими субъектами». Дескать, Сталин и Гитлер были великими геополитиками, а Вторая мировая война была неизбежным следствием противостояния цивилизаций и этносов. Поскольку победили Союзники, постольку они объявили фашистские страны абсолютным злом, ведь «историю пишут победители» и «у каждого своя правда».

Эта «концепция» очевидно нужна только для одного — чтобы идейно разложить народы, стереть память о войне и готовить очередную мировую бойню.

К слову сказать, сам Сталин был последовательным противником теории геополитики. Так, он, например, писал:

«Географическая среда, бесспорно, является одним из постоянных и необходимых условий развития общества, и она, конечно, влияет на развитие общества, — она ускоряет или замедляет ход развития общества. Но ее влияние не является определяющим влиянием, так как изменения и развитие общества происходят несравненно быстрее, чем изменения и развитие географической среды. На протяжении трех тысяч лет в Европе успели смениться три разных общественных строя: первобытно-общинный строй, рабовладельческий строй, феодальный строй, а в восточной части Европы, в СССР сменились даже четыре общественных строя. Между тем за тот же период географические условия в Европе либо не изменились вовсе, либо изменились до того незначительно, что география отказывается даже говорить об этом. Оно и понятно. Для сколько-нибудь серьезных изменений географической среды требуются миллионы лет, тогда как даже для серьезнейших изменений общественного строя людей достаточно нескольких сотен или пары тысяч лет. Но из этого следует, что географическая среда не может служить главной причиной, определяющей причиной общественного развития, ибо то, что остается почти неизменным в продолжение десятков тысяч лет, не может служить главной причиной развития того, что переживает коренные изменения в продолжение сотен лет»

Другое дело США и Британия, которые, как и Гитлер, исходили из выводов геополитики. Доподлинно известно, что американский теоретик геополитики Спикмэн оказал огромное влияние на Рузвельта. В своей книге «Американская стратегия в мировой политике» он писал: «Все формы насилия, включая разрушительные войны, допустимы в международном сообществе, это значит, что борьба за силу, тождественная борьбе за выживание и за улучшение относительной силовой позиции, делается главной целью внутренней и внешней политики государств. Все остальное — второстепенно, потому что, в конечном счете, только силой можно достигнуть целей внешней политики. Сила означает способность выживать, способность навязывать свою волю другим, способность диктовать тем, кто не имеет силы, и возможность вырывать уступки у тех, у кого меньше силы... Там, где конечной формой конфликта является война, борьба за силу превращается в борьбу за военную силу, в подготовку к войне».

Американские политические круги и сегодня исходят из концепции «предопределенной судьбы США», рассматривающей экспансионизм как веление богом предопределенной судьбы. Современные президенты США прямо заявляют, что американцы — избранный богом народ, а Америка — величайшая страна, на которую должны равняться все. От современной государственной идеологии США до гитлеризма один маленький шажок.

Не меньшим геополитиком, чем Гитлер, был и имперец Черчилль, рассматривавший весь мир исключительно через призму колониальных завоеваний Англии.

Современная Россия по характеру своей международной политики пытается играть роль миротворца. Мы огромная богатая страна, и мы никого не желаем завоевывать. Нам не нужна никакая геополитика, нам нужны мир и процветание.

Глашатаи геополитики склоняют Россию к шовинизму и экспансии, к агрессии и войне. Причем эти геополитики распадаются на два лагеря. Одни, либеральных взглядов, считают, что Россия должна разоружиться и идти в фарватере США и ЕС. Другие, националистических взглядов, считают, что Россия должна вооружаться и вести агрессивную захватническую политику, возродить империю. Пока что высшему руководству страны хватает ума не идти на поводу у сторонников геополитики, но, судя по проникновению теории геополитики в общественную полемику, мы пока не сознаем опасности ее фашистского нутра.

темы
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
9 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ