Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Политика

«Новороссия должна стать лучшей частью России!»

Глава парламента самопровозглашенной Новороссии Олег Царев рассказал «Русской планете» о выборах в непризнанных республиках
Илья Шепелин
23 октября, 2014 13:56
12 мин
Олег Царев на пресс-брифинге в Донецке, 22 августа 2014 года. Фото: Сергей Ильницкий / EPA / ТАСС
На следующей неделе в самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республиках должны состояться первые парламентские выборы. Корреспондент «Русской планеты» поговорил об избирательной кампании в непризнанных государствах с главой парламента Новороссии Олегом Царевым, некогда ближайшим сторонником экс-президента Украины Виктора Януковича.
Бывший заместитель главы украинской «Партии регионов» теперь заседает в офисе в самом центре Москвы, на улице Ильинка, рядом с администрацией президента России. У его кабинета прогуливаются люди внушительного вида в военном камуфляже. На столе самого Царева в ряд разложены четыре мобильных телефона, которые звонят не переставая.
— Ну айфон новый — хорошая штука, я уже купил, — уведомляет кого-то из телефонных собеседников Царев. На вопрос корреспондента РП, как правильно сейчас называть его должность, Царев, вздыхая, кидает на стол свою визитку.
— Кажется, большую часть времени вы проводите в России, хотя ваша должность называется «глава парламента Новороссии». Как бы вы могли охарактеризовать свою деятельность сейчас?
— Последние несколько недель я провел в России. Занимался вопросами беженцев с Украины. Они ведь граждане Новороссии и все равно вернутся в Новороссию. Недавно я вернулся с межпарламентского визита в Южную Осетию, где встречался с местными депутатами и главой республики, устанавливал контакты, отвечал на вопросы. Изучал опыт Южной Осетии. Ну а в целом все равно большую часть времени я провожу в Новороссии.
Давайте поговорим о выборах в ДНР и ЛНР. Сейчас понятно, на какой конкретно территории пройдет голосование?
— На той территории, на которой сможем.
— То есть? Конкретная территория сейчас известна? Представляете, сколько будет избирательных участков?
— Я не владею техническими данными, о них вам следует говорить с ЦИК (Центральная избирательная комиссия. — РП). А если говорить о самой процедуре, то 2 ноября состоятся выборы в парламенты ДНР и ЛНР. Затем избранные депутаты ДНР и ЛНР выберут общий парламент Новороссии. Так, как это делается во всех конфедерациях. В парламенте Новороссии окажутся как люди из депутатов ДНР и ЛНР, так и не депутаты.
— Кто организует выборы?
— Центральная комиссия. Это люди с опытом проведения референдумов в ЛНР и ДНР. Мы сделали хороший шаг вперед в развитии государственности! Кадры в ЦИК сложились хорошие.
— А вы будете участвовать в выборах?
— В выборах в ДНР и ЛНР участвовать не буду. Возможно, буду участвовать в работе парламента Новороссии. Но это будет зависеть от того, доверят ли мне депутаты эту работу.
— Так хотите, чтобы вас выдвинули?
— Здесь желание человека не первостепенно, главное — желание страны Новороссии.
— Зачем вообще Новороссии сейчас выборы? На дворе война, власть, вне зависимости от итогов голосования, останется в руках полевых командиров, а не депутатов.
— Надо выбирать власть, которая будет наделена легитимными полномочиями, делегированными ей народом. Нужны легитимность и полномочия. Неправильно, чтобы чиновники сами себя назначали и принимали нужные себе решения. Полномочия должны доверять чиновникам люди. Это мировая система! Ничего другого не придумано.
Предвыборный плакат на одной из улиц Донецка. Фото: РИА Новости
Предвыборный плакат на одной из улиц Донецка. Фото: РИА Новости
— То есть прежде легитимности вам не хватало?
— Конечно.
— По правде говоря, такое скорое назначение выборов ДНР и ЛНР выглядело ответом на роспуск Рады на Украине и назначение парламентских выборов там.
— Мы же говорили, что проведем выборы, как только появится возможность. Как снизился уровень военного противостояния, мы сразу занялись парламентом. В построении государственности можно выделить несколько этапов. Во-первых, проведенный нами референдум о независимости. Во-вторых, признание Новороссии Южной Осетией. В-третьих, грядущие выборы. Следующим этапом будет восстановление экономики и нормальной жизни в регионе. Мы работаем по плану.
— Вас устраивает, что выборы в Новороссии пройдут на меньшей части территорий Луганской и Донецкой областей?
— Это нормально. Мы считаем, надо проводить так, как есть. Если наша территория увеличится, то никто не мешает провести перевыборы.
— Недавно президент Украины Порошенко принял закон об особом статусе территорий ДНР и ЛНР. Затем ваш вице-премьер Пургин назвал это правильным шагом со стороны Украины, а на следующий день глава ДНР Захарченко уже заявил, что ему плевать на решения Киева. Как это понимать?
— Они оба правы. Мы приветствуем подписание закона об особом статусе отдельных регионов Донецкой и Луганской областей. Мы считаем, что это для нас не руководство к действию, мы рассматриваем этот документ как жест доброй воли, за которым мы видим желание Порошенко договариваться о мире. Но на нашей территории распространяются законы, которые принимают парламенты ДНР и ЛНР. На всей остальной территории Украины пусть действуют законы Киева.
Другое дело, что после голосования в Раде закон был изменен. Это грубое нарушение и регламента Верховной Рады и законов. В уже проголосованный закон об особом статусе отдельных территорий Донецкой и Луганской областей внесли пункт, что территорию на которую распространяется этот закон должна обозначить Рада еще одним голосованием. Кроме того не подписан, хоть и проголосован, закон об амнистии и тысячи политрепрессированных моих соотечественников вынуждены находится в тюрьмах.
— То есть вам, по большому счету, нет дела, что там принимает Порошенко?
— Упрощенно говоря: да, так и есть. Но там еще любопытно, что в этом документе украинцы назвали наши республики словом «Придонбасье» — это как бы оговорка по Фрейду. Потому что «Придонбасье» — это территория, которая прилегает к Донбассу, а именно — вся Украина. Особый статус, то есть федерализация нужна как раз всей оставшейся Украине.
Противостояние протестующих и сотрудников милиции в Киеве, 19 февраля 2014 года. Фото: Никита Юренев /ТАСС
— Недавно я читал интервью Захарченко, в котором он весьма парадоксально высказался: «после заключения перемирия с Киевом Новороссия только оборонялась, но между делом захватила 38 населенных пунктов».
— Надеюсь, территория Новороссии будет пополняться не за счет завоеваний, а благодаря мирному переходу территорий Украины к нам. Проект Украины без России нежизнеспособен. Если мы будем выходить из состояния гуманитарной катастрофы, то Украина будет в это состояние входить. За Новороссией будущее, за Украиной прошлое.
— Хотите сказать, что в зависимости от ваших успехов у Украины пропорциональные неуспехи?
— Я хочу сказать, что Украина вряд ли просуществует больше года при такой власти. И, видимо, к Новороссии будут присоединяться новые регионы. А Новороссия задумывалась из-за реализации в Киеве антирусского сценария. Не могут находиться в Украине русские регионы, если в Украине пришли к власти антирусские силы.
— Цель Новороссии — стать частью России?
— Стать лучшей частью России! Мы понимаем, что сейчас это невозможно. Но готовы ко всем другим видам взаимодействия. Вступлению в ТС, в ЕАЭС, подписание Союзного договора, как у Белоруссии и России.
— Когда я говорил с вами зимой, в разгаре был Майдан, и вы утверждали, что у украинских силовиков были все права на жесткое подавление людей, выходивших на улицы Киева с оружием. Однако о людях, выходивших с оружием в Донецке и Луганске, вы так не говорили. Тут нет никакого противоречия?
— Во время Майдана я неоднократно говорил, что надо останавливать происходящее, потому что иначе начнется гражданская война. Меня никто не слушал. Я говорил: давайте остановимся, но меня никто не слушал.
Я говорил: давайте остановимся, проведем выборы президента через полгода, как положено по закону, но, к сожалению, не был услышан. Потом в качестве кандидата в президенты, после посещения Донецка и Луганска, я обращался к украинским властям и предлагал поменять Конституцию Украины, принять русский вторым государственным языком и провести федерализацию, в ответ власти ввели войска на Донбасс.
— Но почему, по-вашему, во время Майдана было недопустимо брать в руки арматуру, а в Донецке уже можно было вооружаться автоматами?
— Люди имеют право принимать решения в тех рамках, в которых они распоряжаются собой. Тем более, если они оказались в такой ситуации, как этой весной на Донбассе.
Если бы люди на Майдане не взяли в руки арматуру, если бы на Донбасс не отправили Нацгвардию, то людям на Донбассе не пришлось бы брать в руки оружие.
— Принято считать, что силы Новороссии поделились на два лагеря — «партия войны» и «партия переговоров с Киевом». Причем «партия войны» фактически оказалась вне выборов. В частности, в них не участвует один из самых известных персонажей Новороссии — Игорь Стрелков, а бывший «народный губернатор» Донецкой области Павел Губарев до выборов не допущен.
— Как это Губарев не допущен? Я не слышал о том, что он регистрировался как кандидат на пост главы республики. Но знаю, что десять человек из его сторонников вошли в общественные организации, которые участвуют в выборах.
— Но это же не совсем так. Потому что было сообщение о том, что его до выборов не допустили, затем Губарев пообещал сделать некое важное заявление о своем участии в выборах, после чего на него было совершено нападение, и никакого заявления так и не последовало.
— Думаю, у вас неподтвержденная информация. А по поводу разделения мнений на два лагеря — это нормально. У нас плюрализм.
Игорь Стрелков на пресс-брифинге в Донецке, 12 июля 2014 года. Фото: Зураб Джавахадзе / ТАСС
— Почему в выборах не участвует Стрелков?
— Надо у него спрашивать. Он уехал из Новороссии. Как ему избираться? К тому же в избирательном законодательстве у нас есть пункт, по которому нельзя выдвигаться, не прожив пяти последних лет в Луганской или Донецкой областях. Поэтому избираться в парламенты ДНР и ЛНР не можем ни я, ни Стрелков.
Не могут избираться и другие заметные люди Новороссии, включая, например, Сашу Бородая (бывший премьер-министр ДНР. — РП). Кстати, видел Игоря [Стрелкова] недавно. Мы были на записи одного из вариантов гимна, который исполняла Вика Цыганова.
— Обсудили дела Новороссии?
— Нет, только встретились и поздоровались. Он больше занимается внутренней политикой в России, а не Новороссией.
— А как вы относитесь к тому, что Стрелков и другие россияне в свое время приехали с оружием воевать на территорию Украины?
— С оружием никто не приезжал, российские пограничники с оружием их бы не пропустили. В Сербии воевали более двух тысяч русских добровольцев. У нас намного меньше.
— И это правильно?
— Думаю, правильно. Человек может распоряжаться своей жизнью и смертью, как он хочет. И человек имеет право быть там, где хочет.
— У нас в России, когда, скажем, американцы пытаются на что-то повлиять, звучит фраза «экспорт революции». А Стрелков и другие не занимались экспортом революции на Донбассе?
— Нет. Ведь подавляющее большинство участников событий в Новороссии — местные жители.
— Как понимаю, сейчас начались некоторые проблемы с гуманитарными конвоями в Новороссию. Это так?
— От любых событий люди устают. От войны — тем более. По реакции российских СМИ и обычных жителей это видно. Уж очень сильное было потрясение от событий на Украине. Такое свойство психики человека: закрыться и спрятаться от проблем. Затруднения с гуманитарной помощью небольшие, но присутствуют. Это связано, наверное, с тем, что россияне тоже устают.
темы
12 мин