Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Политика
Политика

Москва может создать военную коалицию для разгрома ИГ

В антитеррористическую коалицию должны будут войти армии Ирака, Сирии и курдские повстанцы
Владимир Лактанов
5 мин
Владимир Путин заверил, что Москва постарается «использовать свои добрые отношения» со всеми заинтересованными сторонами для того, чтобы «предпринять попытку создать такую коалицию». Фото: Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС
2–3 августа в Дохе с рабочим визитом находился министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров. Он был принят эмиром Государства Катар Тамимом Аль Тани, провел переговоры с министром иностранных дел Халедом аль-Атыйей и трехсторонние переговоры с госсекретарем США Джоном Керри и главой МИД Саудовской Аравии Аделем аль-Джубейром. В ходе визита Лавров озвучил необходимость создания широкой коалиции для разгрома «Исламского государства», «Джебхат ан-Нусры» и аффилированных с ними группировок. По словам министра, в коалицию должны будут войти Сирия, Ирак и курды.
«В данный момент главной угрозой в этой стране, в Ираке и на Ближнем Востоке в целом является так называемое "Исламское государство". Мы оказываем военно-техническую поддержку сирийскому правительству для борьбы с этой угрозой. Точно так же мы предоставляем военно-техническую поддержку правительству Ирака для борьбы с тем же самым "Исламским государством". У нас есть все основания полагать, что без такой поддержки захваченные этим террористическим образованием территории исчислялись бы гораздо большими сотнями и тысячами квадратных километров», — подчеркнул руководитель ведомства.
Ранее в Москве перед началом переговоров с главой МИД Сирии Валидом Муаллемом Владимир Путин заявил: для того чтобы эффективно бороться с терроризмом, надо объединять усилия всех стран региона. Несмотря на то что создание подобной коалиции — дело непростое, с учетом всех сложностей, которые присутствовали в отношениях между странами региона в предыдущие годы, российский президент заверил: Москва постарается «использовать свои добрые отношения» со всеми заинтересованными сторонами для того, чтобы «предпринять попытку создать такую коалицию».
На встрече в Дохе Сергей Лавров отметил: общее мнение заключается в том, что напряженность на Ближнем Востоке постоянно нарастает, ситуация во многих странах драматически ухудшается. Деградация обстановки не отвечает ничьим интересам, кроме интересов террористических группировок радикалов. Кроме того, министр раскритиковал созданную военную коалицию как контрпродуктивную.
Министр иностранных дел России Сергей Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с министром иностранных дел Катара Х.Аль-Атыйей
Министр иностранных дел России Сергей Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с министром иностранных дел Катара Х. аль-Атыйей. Фото: mid.ru
«Когда США год назад объявляли о создании коалиции для борьбы с "Исламским государством" в Ираке и Сирии, мы уже тогда подчеркнули нелегитимность и контрпродуктивность такого подхода. Он отражает нарушение международного права в принципиальном плане, а в практическом — создает, по сути дела, препятствие для формирования единого фронта борьбы с "Исламским государством", "Джабхат ан-Нусрой" и аффилированными с ними террористическими группировками», — считает глава ведомства.
Лавров убежден, что необходимо формировать коалицию единомышленников, включая тех, кто «на земле» с оружием в руках противостоит террористической угрозе, — то есть сирийскую и иракскую армии, курдов. Именно в этом заключается инициатива, с которой выступил президент России Владимир Путин в ходе встречи с преемником наследного принца Саудовской Аравии Муххамедом бен Сальманом в Санкт-Петербурге в июне, — о формировании единого фронта борьбы с терроризмом, который объединял бы усилия всех сил, воюющих с террористами «на земле», и стран, которые могут оказать поддержку в этой борьбе.
«Мы поставили перед госсекретарем США Джоном Керри вопрос о последнем развитии ситуации, связанным с действиями возглавляемой США коалиции, отметив: нам представляется контрпродуктивным публично заявлять, что некие подготовленные США вооруженные отряды, направляющиеся, как я понимаю, на сирийскую территорию вопреки и без какого-либо согласования с сирийским правительством, будут находиться под защитой авиации коалиции и что эта авиация для защиты данных отрядов будет уполномочена наносить удары по любым силам, которые могут рассматриваться как препятствие для деятельности этих вооруженных групп», — считает Лавров.
Напомним, накануне в Белом доме заявили о том, что не исключают нанесения авиаударов по правительственным войскам Башара Асада, если они будут угрожать лагерям подготовки боевиков сирийской оппозиции, осуществляемой американцами. Глава МИД РФ констатировал, что до сих пор все примеры подготовки на территории соседних государств американскими инструкторами боевиков так называемой умеренной оппозиции заканчивались тем, что подавляющее большинство таких боевиков оказывалось на стороне экстремистов.
Депутат Государственной думы Роман Худяков пояснил «Русской планете», что заявление Белого дома нужно рассматривать как еще один шаг со стороны США для поддержания нестабильности на Ближнем Востоке.
«Несмотря на то что официально речь идет о нападениях исламистов, де-факто такое разрешение можно трактовать очень широко. По сути, это означает, что теперь американские военные могут бомбить войска легитимного президента Сирии Башара Асада. Все понимают, что за этим последуют атаки на правительственные войска, это принесет в страну еще больше хаоса и нестабильности. Прежде всего это играет на руку боевикам из "Исламского государства", которые будут только рады ослаблению правительства страны», — считает парламентарий.
Строго говоря, создание и укрепление «Исламского государства Ирака и Леванта» как раз и произошло благодаря усилиям США и коалиции по свержению режима Башара Асада в Сирии и тотального разгрома Ирака как геополитического субъекта. В открытый доступ попал любопытный документ — аналитическая записка ЦРУ от 12 августа 2012 года, в которой рассматриваются варианты использования боевиков «Аль-Каиды» и других исламистских организаций в вооруженной конфронтации с правительствами Сирии и Ирака. В документе значится и «Исламское государство» — незначительная группировка террористов из иракской провинции Анбар.
В борьбе с правительствами Ирака и Сирии наиболее удачным вариантом аналитики ЦРУ считают возникновение ваххабитского «княжества» в Восточной Сирии. В записке отмечено, что именно этого хотят силы, поддерживающие оппозицию, так как это поможет изолировать сирийский режим, который опирается на Иран и Ирак, а ухудшение ситуации в Ираке создаст идеальную ситуацию для оппозиции.
«Оно создаст идеальную атмосферу для возвращения оппозиции в его старые анклавы в Мосуле и в Рамади и может придать новый импульс силам, выступающим за объединение суннитов в Ираке и Сирии с остальными суннитами арабского мира под лозунгом джихада против предполагаемого общего противника — "еретиков". ИГ может также, объединившись с другими террористическими организациями Ирака и Сирии, провозгласить исламское государство», — подчеркивали аналитики.
Что, собственно, и произошло. А уже когда в 2014 году лидер ИГ Абу Бакр аль-Багдади объявил о создании «халифата», у его террористической организации уже были ячейки в Афганистане, Алжире, Иордании, Ливане, Саудовской Аравии, Тунисе, Йемене и других странах. При этом только ее сирийско-иракская часть насчитывала от 20 до 31,5 тыс. боевиков. Для провинциалов совсем неплохо.
Заинтересованность в разгроме
Заинтересованность России в разгроме такфиристской группировки в Сирии и Ираке возникает отчасти из-за традиционных дружеских взаимоотношений между Москвой и странами, которые оформились еще во время Советского Союза. Кроме того, нежелание США и их коалиции разобраться с боевиками может привести к смещению действующего режима и укреплению ИГ в Ираке, что, по всей вероятности, приведет к возвращению халифа в Сирию — и дальше согласно планам по установлению контроля над многими арабскими, африканскими и среднеазиатскими странами.
Боевики ИГ
Боевики ИГ. Фото: colta.ru
Последнее не может не беспокоить российскую сторону, рядом с которой находятся Таджикистан и Узбекистан. Поэтому вопрос о формировании коалиции «по-русски», которая бы учитывала интересы арабского мира, в первую очередь Багдада, Каира и Дамаска, становится очень актуальным.
По мнению члена Национального антитеррористического комитета (НАК) и первого зампреда Госдумы Ивана Мельникова, нужно очень аккуратно выбирать союзников, чтобы не идти на поводу у своих возможных партнеров при создании коалиции.
«Россия всегда принимает активное участие в борьбе с международным терроризмом. Это наша принципиальная линия, и вклад наш весом. Тут я бы не стал спешить с тем, чтобы называть это именно коалицией, потому что этот вопрос нуждается в обсуждении. Ведь коалиция может жестко навязывать одинаковое восприятие того, что считать терроризмом. США, к примеру, много лет безосновательно держали в своих тюрьмах пять кубинских граждан, обвиняя их в терроризме. При этом на всех международных площадках от ПАСЕ до ООН звучали коллективные требования освободить их», — напоминает член НАК Иван Мельников.
Эксперт по Центральному Востоку, директор Общественного фонда Александр Князев с сомнением отнесся к возможности создания такой коалиции. Он пояснил «Русской планете», что заявление Сергея Лаврова больше носит декларативный характер, демонстрирующий добрые намерения российской стороны.
«Коалиция с участием сирийской правительственной армии, шиитской милиции Ирака и курдских отрядов РКП с одной стороны и войск США и НАТО — с другой невозможна по определению. Такое предложение слегка напоминает ситуацию осени-зимы 2001 года, когда весь мир бросился помогать американцам в Афганистане, — это делал, например, Иран, — а получили в ответ не борьбу с терроризмом, а направленную против стран региона реализацию американских интересов. Думаю, что уж Тегеран и Дамаск на подобное точно не пойдут. "В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань", — когда-то писал поэт. Курдская рабочая армия и турецкая армия, саудовская армия и иранский КСИР — все это слишком несочетаемое. Благие намерения, которые, как известно, приводят к не лучшему результату», — считает Александр Князев.
Так или иначе, но возникновение военной коалиции с участием России или даже ею сформированной — вопрос исторической необходимости. И дело даже не в агрессивной экспансии «Исламского халифата», возникновении такфиристского хаба или ротации бородатых поселенцев Тора-Бора. Падение националистических режимов старого Ближнего Востока вскрыло законсервированные проблемы и дало возможность сформировать «потерянное поколение», которое плохо помнит Саддама Хусейна, но отлично знает «клуб по интересам» Абу Бакра аль-Багдади. И для выправления ситуации недостаточно Лиги арабских государств, которая по-школьному ретиво выполняет указания американской администрации, уводящей их все дальше и дальше в ад большой войны.
С другой стороны, возвращение Москвы в регион, разрушенный трансатлантическими экспериментами, находит воодушевленный отклик у традиционных союзников России еще со времен Советского Союза. Невозможность интегрировать в новую парадигму такфиристскую идеологию приводит к возвращению старых партнеров из числа «ХАМАС» и других структур надрелигиозной направленности. И решение поставленных задач Кремля на Ближнем Востоке требует деликатного, но, с другой стороны, всеобъемлющего подхода. Так, в сентябре лидеры исламского мира соберутся в Москве. В списке приглашенных — главы Ирака, Ливии, Египта, Саудовской Аравии, Палестины, Иордании, Катара, Кувейта, Ирана и других государств. Ближний Восток определяется, с кем ему быть.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин