Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Политика
Русская планета
Политика

Кто правит Китаем

Политический расклад сил и анализ системы. Чем современная азиатская страна так похожа на СССР?
Анатолий Широкобородов
18 ноября, 2020 13:53
1 мин
Китай
Фото: Mykitai.ru

В западной прессе любят писать статьи «о группировках внутри коммунистической партии Китая», о «китайских элитах», о том, «как устроена система власти в Китае», о «разветвленной системе бюрократии», о «сословиях» и так далее.

Вслед за ними начали писать похожие статьи и российские либералы, пересказывая своих западных коллег. Суть всех таких статей — китайская компартия раздирается противоречиями борьбы групп за власть.

По большей части эти статьи имеют к реальности лишь отдаленное отношение, так как основаны на материалах китайских диссидентов. Достаточно вспомнить, сколько различной чепухи писали и говорили советские диссиденты, в том числе, за доллары, чтобы понять, что ничего умного и достоверного ждать от этих граждан из Китая не стоит. Выдумывать «горячие темы» за гранты для них — бизнес.

В публикациях Института Дальнего Востока РАН — действительно компетентных в китаеведении людей — вопрос о внутрипартийной обстановке практически никогда не рассматривается. Они предпочитают аккуратно пересказывать и анализировать официоз, наблюдать за статистикой и изучать перспективу российско-китайских отношений.

Однако есть возможность пользоваться информацией из первых рук, от членов компартии, владеющих русским языком и охотно передающих обстановку внутри китайской правящей партии. Но перед этим несколько слов о современном китайском государстве.

В конституции КНР в редакции 2018 года записано: «Китайская Народная Республика является социалистическим государством демократической диктатуры народа, руководимым рабочим классом и основанным на союзе рабочих и крестьян. Социалистический строй является основным строем Китайской Народной Республики. Руководство со стороны Коммунистической партии Китая является самой сущностной особенностью социализма с китайской спецификой. Запрещается любым организациям или частным лицам подрывать социалистический строй». Иными словами, как бы ни была устроена система органов власти, РЕАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ в стране находится в руках КПК. Исход выборов в высший орган власти — Всекитайское собрание народных представителей — роли не играет, как и решения самого ВСНП. Судьбу страны вершит партия.

КПК насчитывает 90 млн членов — это самая большая политическая партия в мире. В такой громоздкой организации, охватывающей около 5% населения страны, ключевую роль играет руководство и его преемственность. В этом смысле китайцы существенно отличаются от большинства европейских народов, каждый новый лидер которых винит во всех грехах предыдущего на потеху публике. В программе КПК записано, что партия руководствуется идеями Мао Цзэдуна, Дэн Сяопина, Цзян Цзэминя, Ху Цзиньтао и Си Цзиньпина, то есть практически каждый руководитель КПК что-то добавлял в идеологию партии, как-то влиял на её курс. Все они чтутся и изучаются, никакого исторического нигилизма или охаивания прошлого в Китае нет.

Фактически партией руководит ЦК, но его члены, разумеется, не висят в воздухе и опираются на партийные массы, которые их и избирают каждые пять лет. Внутри партии есть неофициальные фракции, но они сформировались не из территориальных, профессиональных или даже «сословных» сообществ, как это пишут западные СМИ, а из идейных разногласий о «генеральной линии»

Платформы внутри КПК имеют различные представления о развитии экономического строя Китая, но сходятся в его текущем политическом устройстве. Что из себя представляет сегодня экономическое устройство КНР?

Китайская экономика поделена на три сферы. Первая — это предприятия, которые фактически, тем или иным способом, контролирует государство, а по сути, партия.

Но важно понимать, что «контролирует партия» и контролирует конкретный партийный чиновник или группа чиновников — это не одно и то же. В Китае все упирается в высшее руководство, и если сверху спустили план развития, а затем выясняется, что местные руководители его не выполнили или что-то украли, то наказание будет по-азиатски суровым. А если учитывать, что почти сто миллионов членов партии имеют право «обращаться с просьбами, апелляциями и жалобами в вышестоящие партийные инстанции вплоть до ЦК и требовать от соответствующих партийных органов ответственный ответ», то легко представить, насколько в Китае развито доносительство. В результате, к примеру за пять лет 2012-2017 годов к ответственности было привлечено 1,3 млн партийных руководителей, причем 1 млн — именно за коррупцию. Лишились постов 109 чиновников министерского и провинциального уровня, многих посадили, а некоторых и расстреляли.

Эта сфера экономики является ключевой и ведущей, охватывает практически все крупное промышленное производство и банковский сектор. По данным 2013 года она давала более 60% ВВП, 80% налогов, 90% занятости. Эта сфера представлена такими гигантами, как SAIC Motor, FAW, Beijing Automobile Works, Chery, CITIC, Huawei, Lenovo, China State Construction Engineering

Из государственной сферы Китай в основном совершает зарубежные инвестиции, вкладывая капиталы в экономики практически всех стран мира, повышая тем самым свое влияние.

Вторая сфера — это сфера кооперативного сельского хозяйства. То же самое, что в СССР называлось колхозами. Землю в Китае покупать в собственность запрещено, а вся сельскохозяйственная земля находится в пользовании у кооперативов. Правда, китайские колхозы продают свою продукцию в основном по свободным ценам на рынке, хотя государство и вмешивается активно в ценообразование.

Третья сфера — это частный бизнес. Она охватывает легкую промышленность, производство товаров потребления, бытовой техники, торговлю и интернет. В Китае с 1979 года введена свобода предпринимательства, за 40 лет появился слой олигархии, а в 2000-х бизнесменов стали принимать в КПК.

С точки зрения программы КПК, в Китае «социалистический строй с китайской спецификой» и «начальная стадия социализма», задача которых состоит в развитии производительных сил. Для чего?

Чтобы «устранять бедность, создавать зажиточную жизнь для всех членов общества, непрерывно удовлетворять постоянно растущие потребности народа в прекрасной жизни на базе развития производства и роста общественных благ, стимулируя всестороннее развитие человеческой личности».

Короче говоря, китайские коммунисты построили нечто вроде нашего НЭП. Соответственно, фракции в КПК связаны с вопросом о дальнейшей судьбе этой системы «рыночной социалистической экономики», как это было и в СССР

Наименее влиятельная фракция в КПК — это фракция либералов. Она самая малочисленная и пользуется серьезной поддержкой только в Гонконге и Макао. Если проводить аналогию с нашей историей, то это такие горбачевцы, которые считают, что «рынок эффективнее государства» и «Запад поможет». Они выступают за деидеологизацию партии, допущение многопартийности и постепенный переход к полноценному капитализму. Данная фракция существует подпольно, и за принадлежность к ней исключают из партии или даже привлекают к уголовной ответственности за участие в антигосударственной деятельности.

Наиболее влиятельная фракция в КПК — это фракция консерваторов. Она самая многочисленная и пользуется поддержкой партийных масс. В её состав входят так называемые прагматики, считающие, что китайская «государственно-капиталистическая монополия, обращённая на нужды всего народа», должна существовать минимум сто лет, то есть до 2080-х годов. Они исходят из логики: зачем ломать то, что работает. Зачем сворачивать китайскую версию советского НЭП, если она позволила вытащить из нищеты 800 миллионов человек и обеспечивает самый быстрый экономический рост в мире. Если проводить аналогию с нашей историей, то это такие бухаринцы.

Перспективу развития мира эта фракция видит так: кризисы и противоречия приведут к революциям в ведущих странах, после чего сложится новая мировая система социализма. Тогда Китай и начнет сворачивание своего НЭП и экспроприацию бизнесменов.

Исходя из своей позиции консерваторы стремятся к экспорту нынешней китайской модели в зарубежные страны посредством культурного и экономического влияния.

Второй по влиятельности в КПК является фракция «прорывистов». Эта фракция не такая многочисленная, как консервативная, но она пользуется значительной поддержкой молодёжи, в том числе движения «Больше социализма». Идеологи данной фракции считают, что китайскую экономическую модель необходимо сворачивать прямо сейчас с целью перехода к плановой экономике, основанной на компьютеризации, интернетизации и технологии «искусственного интеллекта». К данной фракции принадлежат такие знаковые и известные фигуры, как китайский олигарх-коммунист Джек Ма (основатель Alibaba) и президент Huawei Жэнь Чжэнфэй.

Если проводить аналогию с нашей историей, то это такие «кибер-сталинцы».

Следует отметить, что члены ЦК КПК прямо ни одной из фракций не контролируются, из них не делегируются. Они стоят как бы над фракциями, являются наиболее авторитетными и способными руководителями. Считается, что Си Цзиньпин изначально был ближе к консерваторам, а теперь тяготеет к «прорывистам».

темы
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
1 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ