Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Политика
Русская планета
Политика

Крым — Кавказ: непрямые параллели

Спустя год после воссоединения Крыма с Россией четко обозначились ранее интуитивно понятные параллели между Крымом и Кавказом — как, впрочем, и то, что делает эти регионы мало похожими друг на друга

Яна Амелина
25 марта, 2015 12:51
5 мин

Участники митинга «Своих не бросаем» в Махачкале. Фото: Руслан Алибеков / РИА Новости 

Возвращению полуострова большинство населения Северного Кавказа — за исключением разве что незначительной группы радикальных исламистов и либералов «околоболотного» толка — искренне обрадовалось. Тогда люди выходили на улицы с российскими флагами и плакатами «Крым, добро пожаловать домой!»
Через год на смену первоначальной эйфории пришло более прагматичное отношение к случившемуся. 18 марта во Владикавказе, Грозном, Махачкале и других городах СКФО вновь прошли митинги-концерты, но люди уже стали задумываться о более насущных вещах, связанных с Крымом. Накануне первой годовщины воссоединения дагестанцы не только промчались по всему Кавказу автопробегом «Махачкала —Симферополь», но и привезли в Крым 35 тонн гуманитарной помощи для детей-сирот. Крымский и ставропольский парламенты уже подписали соглашение о сотрудничестве. По словам председателя ставропольской Думы Юрия Белого, жители и руководство края готовы помогать крымчанам и в сфере управления, и в развитии сельского хозяйства. Пассивность Северной Осетии, потенциально являющейся геополитическим центром всего Кавказа, выглядит на этом фоне несколько странно.
У Крыма и Кавказа вообще много общего: в обоих федеральных округах отсутствует серьезное промышленное производство, а сельское хозяйство едва обеспечивает местные нужды. При этом проблемы с транспортной доступностью, современной инфраструктурой, не говоря уж об общих для всей России последствиях санкций и мирового экономического кризиса, — существенно затрудняют развитие полуострова. Решение этих проблем, о чем как раз говорилось на недавней межрегиональной конференции в Чечне, возможно исключительно через создание прямого транспортного коридора на Крым через Одессу и Херсон. Но только после окончательного переформатирования так называемого украинского государства в нынешнем его виде.
Говоря о сходстве северокавказской и крымской ситуаций, часто упоминают фактор радикального исламизма. Но прямой перенос опыта борьбы с ним в некоторых республиках СКФО совершенно не уместен, несмотря на то что в Крыму, как и на Кавказе, есть организованное и активное местное мусульманское сообщество. Если говорить о цифрах, крымская ситуация напоминает североосетинскую: в обоих регионах мусульмане составляют около 15% населения. Правда, в Крыму это практически исключительно крымские татары, тогда как в Северной Осетии ислам традиционно исповедует часть осетин, а также проживающие в республике чеченцы, кумыки и представители других народов. Излишний радикализм не характерен для крымских татар. Известны лишь единичные случаи самовольной отправки местных мусульман, например на войну в Сирии (тогда как в Дагестане или Азербайджане их счет идет на десятки и сотни). Крымские сторонники запрещенной в России исламистской партии «Хизб ут-Тахрир» (на Кавказе, в отличие от Поволжья и Средней Азии, она не пользуется особой популярностью) в массе своей добровольно уехали на Украину.
Фура с гуманитарной помощью перед отправлением из Дагестана в Крым. Кадр: Youtube
В ходе подготовки сочинской зимней Олимпиады-2014 силовыми структурами была проведена серьезная работа по борьбе с боевиками и радикальными группировками в СКФО. Силовики навели порядок в СКФО, превратив грозный некогда «имарат Кавказ» в бессильный фантом. Бесчеловечные выходки боевиков так называемого «Исламского государства» также постепенно отвращают от этого монстра даже самых фанатичных его сторонников.
Конечно, это отнюдь не означает, что тема исламизма в России закрыта раз и навсегда. Однако утверждать, что нынешняя ситуация в Крыму якобы напоминает Северный Кавказ 1990-х годов, явно не стоит. И если локальные экстремистские инциденты на полуострове теоретически все же возможны, то сколько-нибудь массовая вооруженная борьба против российского государства под исламистскими знаменами — однозначно нет.
При этом внимание к обоим регионам внешних антироссийских сил, которые рассматривают их как «слабые звенья» российской государственности, нисколько не уменьшается. Не удивительно и не случайно, что в «работу» с крымскими татарами и по Украине в целом активно включилась Грузия. В свое время Тбилиси вместе с американским Jamestown Foundation потратил несколько лет на попытки срыва сочинской Олимпиады путем искусственного нагнетания «черкесского вопроса», требуя от России признания геноцида этого народа в ходе Кавказской войны 1817—1864 гг. Единственным государством, признавшим геноцид черкесов, является Грузия. Как спекулятивная эта тема используется для нагнетания антироссийских и сепаратистских настроений на Северном Кавказе. Очень интересуется Крымом и турецкая «благотворительная» организация Imkander, так же как и американские собратья-разведчики, тесно связанная с нашедшей пристанище в Турции северокавказской исламистско-сепаратистской «оппозицией» и с западными спецслужбами (в том числе, опять-таки, через соответствующие грузинские структуры).
Пока ощущаются социально-экономические неурядицы, а главное, нет внятной государственной идеологии и, следовательно, внутри-  и внешнеполитической стратегии, все эти угрозы нельзя сбрасывать со счетов. Вызванный возвращением Крыма патриотический подъем, охвативший практически всех россиян, быстро сходит на нет именно потому, что этот шаг так и остался единственным. Дальнейшее развитие ситуации в обоих регионах, как и в России в целом, во многом будет зависеть от решений по Новороссии — наиболее важной геополитической проблемы, стоящей перед нашей страной на современном этапе.
Автор — секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба
темы
5 мин