Корабли постоят. И ложатся…
Корабли постоят. И ложатся…

Украинские катера, оказавшиеся в акватории России, попали под обстрел. Есть раненые. Двое в тяжелом состоянии

25 ноября три украинских корабля совершили то, что, с точки зрения, пограничной службы ФСБ по Крыму, будет названо нарушением статей № 19 и 21 Конвенции ООН  по морскому праву.

Для тех, кто не читает Конвенцию ООН на ночь, отметим, что 19-я статья Конвенции, трактует понятие «Мирного прохода», 21-я регулирует законы и правила, по которым он должен осуществляться. Судя по тому, что украинские артиллерийские катера «Бердянск» и «Никополь» в тандеме с рейдовым буксиром «Яны Капу» оказались обстреляны бдительными пограничниками ФСБ России, проход по акватории Чёрного моря, с точки зрения, одной из самых компетентных российских спецслужб показался не очень мирным.

В ФСБ подтвердили факт применения оружия. По информации украинской стороны в результате действий российских пограничников пострадали шестеро граждан Украины, двое из которых находятся в тяжелом состоянии.

Конфликтная ситуация, приведшая к силовым действиям российской стороны, произошла в районе 19.00 мск. Как сообщило информационное агентство «РИА Новости», ссылаясь на информацию из «первых рук» (пресс-службы ФСБ России) украинские суда допустили неправомерное пересечение российской границы, были взяты под конвой кораблями погранслужбы ФСБ, следовали в российских территориальных водах, не реагируя на неоднократные требования пограничников об остановке двигателей.

Судя по видео, которое за последние часы получило широкое распространение в интернете, имело место не только применение боевого оружия, но и таран военными кораблями ФСБ. Офицер российского пограничного корабля «Дон», активно перемежая подаваемые команды ядреными словами из великого и могучего языка, кричит: «Дави его!», предваряя таран украинского судна.

Как это было?

Исходной точкой распространения данного видео является Twitter министра внутренних дел Арсена Авакова, утверждающего, что доступ к видеозаписи, которая велась на борту российского «Дона», получен с помощью имеющихся в распоряжении его ведомства специальных средств и многообещающе заявляющего о том, что запись станет одним из аргументов в ходе рассмотрения дела о данном инциденте в международном суде.

Крупицы информации и «драматургию конфликта» удаётся почерпнуть из аудиозаписей, которые были опубликованы, опять-таки, на украинском портале Liga.net.

Вот вам «завязка». На радиоволнах слышен почти что левитановский голос российского пограничника, который приказывает командиру одного из судов: «Немедленно застопорите ход, иначе открою по вам огонь». Предупреждение звучит куда более спокойно, чем окрик инспектора ГИБДД по громкой связи с требованием к водителю, пересёкшему разметку 1.11, остановиться за перекрестком.

На украинском корабле кричат, что вышли (то есть, всё-таки, находились!) за пределы 12-милльной зоны.

Что такое 12-милльная зона, упоминаемая в эфире?

Это зона, относящаяся к территориальным водам РФ. А что за ней? Исключительная экономическая зона России, протяжённость которой в некоторых местах достигает 200 морских миль (от берега).

Что происходит дальше?

Украинцы кричат в эфире о том, что движутся по Керченскому проливу в сторону Чёрного моря, не имея намерений применять имеющееся на борту оружие, не проявляя вооружённой агрессии и действуя в строгом соответствии с договорами Украины и России о сотрудничестве в Керченском проливе.

Ответа пограничников не слышно. Но, начиная с пятого фрагмента записи, в голосе украинского моряка слышатся ноты паники. Судя по всему обстрел уже произведён. Радист несколько раз повторяет в эфире слова «Мне нужна помощь!», передавая координаты местонахождения  44,51,0,37,23,4.

Крик на смеси украинского и русского языков «Надайте помощь!» переходит в более тревожное «У нас лежачие раненые!», на что следует реплика, предположительно, с российской стороны: «Руки вверх! Все на судне руки вверх! Будем открывать огонь».  

Финальный фрагмент записи, опять-таки, предположительно восстанавливающей (но лишь частично) ход конфликта, подводит нас к развязке ситуации, в которой, по состоянию на данный момент, обошлось без жертв.

— Выйдите на связь! – приказывают с судна, констатируя: «Я так понимаю, вы останавливаетесь… у вас крупнокалиберные пулеметы на борту!». Далее повторяется команда, предписывающая украинскому экипажу выйти с поднятыми руками.

Куда шли корабли и как же так получилось?

Маршрут следования артиллерийских катеров лежал из Одессы в Мариуполь через Керченский пролив. По информации, предоставленной ФСБ РФ, заявки на прохождение через него не были предоставлены в установленном регламентом порядке. Украинская сторона, напротив, утверждает, что заявка была подана своевременно, однако, не оспаривает тот факт, который, судя по всему, является детерминантой произошедшего конфликта. А именно

Ответа на заявку украинской стороны не последовало

А раз не последовало, значит проход разрешён не был. И украинские суда находились в акватории Российской Федерации «на свой страх и риск».

Это не могут не понимать те, кто сейчас называет Россию «страной-убийцей» и обвиняет в беспричинной атаке украинских кораблей, в результате которой суда просто «потеряли управляемость в результате обстрела». Например, первый зампред Верховной Рады Ирина Геращенко, которая на своей странице в Facebook укоризненно обращается к тем «шутникам», которые «исключали возможность нападения Путина».  

Новый год не пройдёт

Реакция Петра Порошенко на инцидент более чем тревожна и болезненна. Верховная Рада собралась на срочную сессию. Президент Украины предложил ввести в стране военное положение сроком на 60 дней. Вторит ему глава СНБО Александр Турчинов, называя всё произошедшее актом военной агрессии.

Что это значит на практике?

Военное положение – не шутка. Это совершенно особый правовой режим бытия, который (внимание!) предоставляет украинским властям совершенно исключительные полномочия для управления государством, находящимся в состоянии крайней опасности.

Украинское государство (и президент, в первую очередь) получают возможность ограничения прав и свобод граждан и юрлиц. Не исключена принудительная эвакуация из наиболее опасных районов, допускается изъятие имущества частных лиц и учреждений. Вполне возможно временное введение цензуры и административное регулирование деятельности СМИ. Вводится комендантский час, если потребуется, трудовая повинность для той части граждан, которые являются трудоспособными. Ну а как без этого?

В случае эскалации конфликта военное положение может продлеваться до бесконечности. И, главное (самое приятное для Петра Алексеевича), срок полномочий президента, который мог истечь в мирное время 31 мая 2019 года, не может закончиться ни при каких обстоятельствах за исключением одного: военное положение закончилось.

Но кому это выгодно сегодня на Украине? Вопрос риторический.

Такая история.

Кровавая цена примирения с Эрдоганом Далее в рубрике Кровавая цена примирения с ЭрдоганомПочему спустя три года не наказаны убийцы российских военнослужащих в Сирии?

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Загрузка...
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»