Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Политика
Русская планета
Политика

Глас омбудсмена в пустыне

Страхование вкладов: бросят ли юрлицам спасательный круг
Виктория Фоменко
19 октября, 2015 12:00
9 мин
Фото: Андрей Махонин / Fotoimedia / ТАСС
Бизнес-омбудсмен Борис Титов выступил на инвестиционном форуме «Сочи-2015» с инициативой, суть которой очевидна для любого предпринимателя или просто здравомыслящего человека. Речь идет об обязательном страховании банковских счетов юридических лиц — по аналогии со страхованием вкладов обычных граждан.
Число обращений бизнесменов, пострадавших в результате отзыва лицензий у банков, в текущем году побило все рекорды, отметил уполномоченный по защите прав предпринимателей. Государство же, соглашаясь защищать физических лиц от денежных потерь, упорно продолжает игнорировать юрлица. «Это большая проблема как для экономики — страна лишается работоспособных крепких компаний, счета которых сгорают в банках-банкротах, — так и в социальном плане, — подчеркнул Титов. — Прогорающие компании пусть и небольшие, но там тоже трудятся люди, и это ведет к потере ими работы, задержкам выплаты зарплат», — констатировал он.
Камикадзе и их жертвы
Чтобы понять важность этого предложения омбудсмена, посмотрим, в каких условиях бизнесу приходится работать сейчас.
С лета 2013 года, после того как главой Банка России была назначена Эльвира Набиуллина, ЦБ взял курс на масштабную чистку коммерческой банковской сферы. За 2,5 года финрегулятор успел отозвать лицензии у более чем 140 кредитно-финансовых учреждений. В 2014 году лицензий лишились 79 банков, в текущем — более 60. Еще 68 банков функционируют теперь под серьезными ограничениями со стороны Центробанка.
Претензии к закрываемым учреждениям, как правило, одни и те же: неисполнение законов, регулирующих банковскую деятельность, ненадлежащая оценка кредитных рисков, несоблюдение законодательства о противодействии отмыванию преступных доходов. 3 сентября зампред Банка России Михаил Сухов заявил, что 37 учреждений из числа тех, что лишились лицензий в текущем году, вообще были «банками-камикадзе», то есть их руководство проводило сомнительные операции совершенно сознательно.
В день, когда эта статья готовилась к публикации, стало известно об отзыве лицензий еще у трех кредитных учреждений: Леноблбанка, банков «Содружество» и «Лада-Кредит».
Сообщая о каждом из подобных случаев, аналитики и представители финрегулятора, как правило, подчеркивают, что вкладчики-физлица не останутся в обиде. Их деньги, хранившиеся в выбывших из игры банках, застрахованы, и, стало быть, вкладчики получат компенсации от АСВ — Агентства страхования вкладов. Достаточно иметь на счете не более 1,4 млн рублей, и можно не беспокоиться: в случае чего деньги вернутся к тебе в полном объеме.
А что с юридическими лицами? О судьбе их счетов и Центробанк, и АСВ, как правило, скромно молчат. Между тем компании, в один момент лишившиеся доступа к своим деньгам, переживают настоящую катастрофу. Их счета, никак законодательно не защищенные, зависают без возможности восстановления доступа. Юрлица не просто отсутствуют в системе страхования: они даже не являются кредиторами первой очереди — в отличие от физлиц. Руководство фирм — а среди них есть и более чем порядочные граждане, не имеющие ни малейшего отношения к грехам потерявших лицензию банков, — в считанные часы лишается возможности выполнять обязательства и перед кредиторами, и перед собственными сотрудниками.
Нетрудно догадаться, что упомянутые сотрудники в скором времени переселяются из офисов, цехов и рабочих кабинетов на улицу: им просто становится нечем платить. Предприятие (особенно если речь идет о малом бизнесе, для которого и несколько сотен тысяч — ощутимая потеря) оказывается на грани закрытия, а над владельцем нависает еще и дамоклов меч уголовного дела, ведь неисполнение договоров и обязательств влечет преследование по 159-й статье, название которой звучит унизительно для любого приличного человека: «Мошенничество».
Доверие, вывернутое наизнанку
Таких компаний-«везунчиков» за 2,5 года лицензионной политики Центробанка в стране накопились тысячи. Самым тяжелым ударом по вкладчикам-юрлицам стала потеря лицензии Мастер-Банком, который по размеру чистых активов занимал 74-е место по России. Собственный капитал учреждения составлял свыше 9 млрд рублей; в Совет директоров даже входил двоюродный брат президента — Игорь Путин. Все это, однако, не помешало Центробанку в ноябре 2013-го обвинить Мастер-Банк в недостоверности отчетных данных, утрате капиталов и нарушении законодательства об отмывании незаконных доходов.
Множество магазинов, ресторанов, страховых компаний, мини-производств, дававших работу тысячам россиян и плативших миллиарды налоговых отчислений в бюджет, разом оказались лишены своих средств. Особенно вопиющим стал случай благотворительного фонда «Справедливая помощь», которым руководит Елизавета Глинка, более известная как Доктор Лиза. Фонд хранил на счете в Мастер-Банке больше 2 млн руб., которые жертвователи собрали на строительство хосписа в Екатеринбурге. В итоге все эти деньги благополучно «сгорели»: российское законодательство не предусматривает компенсаций даже для благотворительных организаций.
«Фонд не сможет получить даже 700 тысяч, потому что счет был открыт на юридическое лицо, — рассказала журналистам Глинка. — Как нам объяснили юристы, выплаты получат только частные лица, а не юридические». Впрочем, подчеркнула благотворитель, деньги в данной ситуации не самое важное: «Главное — ваше доверие к нам и к нашей работе. И мне очень жаль, что это доверие вывернули наизнанку неизвестные нам люди».
Стоит ли говорить, что подобного бы не случилось, если бы в России существовала работающая система страхования вкладов юрлиц?
Уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов на XIV международном инвестиционном форуме «Сочи-2015». Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС
Кому невыгодно?
Почему же этой системы до сих пор нет? Ведь, рассуждая даже чисто математически, нетрудно понять, что юридическое лицо — куда более важная ячейка экономики, чем физическое. Большинство компаний, столкнувшись с банкротством своих банков, постарались бы минимизировать потери работающих у них людей, не лишая их заработка и источника доходов.
Ответ на вопрос, как и в любом касающемся бизнеса деле, лежит в плоскости чьей-то выгоды. В данном случае — государственных банков, которые хотят иметь счета предпринимателей у себя. Именно им на руку отсутствие страхования бизнес-вкладов. «Красный террор» Центробанка лишает коммерсантов уверенности в надежности частных банков и вынуждает их нести деньги в крупные государственные учреждения, которые, хоть и предоставляют менее выгодные условия, едва ли рискуют ни с того ни с сего потерять лицензию.
Индивидуальные предприниматели были включены в систему страхования вкладов только в марте прошлого года, когда Госдума утвердила поправки в закон «О страховании вкладов физических лиц в банках РФ». Теперь ИП тоже могут рассчитывать на страховое возмещение. Ситуация же с юрлицами находится пока лишь на стадии озвучивания инициатив.
Между тем 13 октября глава ВТБ Андрей Костин заявил, что при нынешней динамике отзыва лицензий у банков, слияний и поглощений в России через пять лет останется около 300 банков вместо нынешних 800.
В чем же решение проблемы?
По мнению бизнес-омбудсмена, необходимо как можно скорее ввести обязательное страхование вкладов юрлиц до 5 млн руб. У такой цифры есть несколько объяснений: во-первых, в среднем по России юридическое лицо — это малое предприятие с месячным оборотом до миллиона рублей, на счетах которого находятся от 100 тысяч до миллиона. Во-вторых, средний по миру вариант страхования бизнес-вкладов подразумевает компенсацию примерно в 100 тысяч долларов, что по среднему курсу 2015 года составляет как раз около 5 млн руб.
В европейских странах порядочные налогоплательщики давно уже защищены от банкротства кредитных организаций, подчеркнул Титов. Действительно, вряд ли можно придумать что-то более нецелесообразное, чем перекладывание ответственности за ненадежность банка на плечи предпринимателей. У бизнеса, особенно малого, в России и так хлопот полон рот. И, разумеется, заработанные деньги должны быть застрахованы по максимуму.
Инициативу бизнес-омбудсмена уже поддержали представители Краснодарского отделения движения предпринимателей «Опора России», направив на рассмотрение Госдумы, президента и правительства проект федерального закона «О страховании денежных средств юридических лиц, размещаемых в банках РФ на основании договора банковского счета или договора банковского вклада». Правда, сумму страхового возмещения «Опора России» заложила поменьше — 3 млн руб. Зато законопроект предусматривает для юрлиц возможность софинансирования страхования своих вкладов. Это значит, что любая организация сможет доплачивать страховые взносы, а в случае банкротства банка получить сумму, превышающую размер установленной страховки.
Однако это дело уже следующего порядка. Сейчас важно, чтобы инициатива была услышана наверху, принята на законодательном уровне и наконец начала работать. Предприятия теряют деньги, закрывают производство, увольняют людей, тем самым усугубляя кризис, а депутаты Госдумы принимают законы о сетевом забвении и думают, как бы надежнее спрятать сведения о личных яхтах и самолетах.
С такими приоритетами наша яхта далеко не уплывет.
темы
9 мин