Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Политика
Русская планета
Политика

Финансовые закрома Родины

Что представляют собой финансовые резервы РФ, сколько их и как ими пользоваться
Виктория Фоменко
15 октября, 2015 10:00
14 мин
Фото: Донат Сорокин / ТАСС
В кризис из уст представителей федеральных монетарных ведомств то и дело звучат слова: «резервы», «Резервный фонд». Это неудивительно, ведь многие годы страна отказывала себе в развитии части инфраструктуры, дешевых кредитах для промышленности и сельского хозяйства — ради чего? Ради подушки безопасности, которая должна спасти Россию и ее граждан в случае очередного экономического шторма.
Насколько плохо жить без золотовалютных и прочих финансовых резервов, наглядно показал кризис 1998 года: тогда государство, почти не имевшее в запасе средств, не справилось с кратковременными экономическими трудностями, что привело к девальвации рубля более чем в три раза и крушению нескольких крупных банков, имевших большой объем депозитов граждан. Достаточно сказать, что за последующие 17 лет курс рубля по отношению к доллару снизился не так сильно, как за полтора месяца дефолтной финансовой бури.
Власти извлекли из этой ситуации уроки и в начале 2000-х создали систему страхования вкладов, начали накапливать золотовалютный запас и заботиться о международных резервах.
Международные резервы: из чего они состоят и для чего служат
Что же представляют собой эти резервы? Официально они определяются как «высоколиквидные иностранные активы», находящиеся в распоряжении Банка России и правительства РФ. Хранятся эти активы в нескольких форматах:
  • монетарное золото в монетах и слитках;
  • запасы зарубежных валют;
  • специальные права заимствования Международного валютного фонда (МВФ);
  • резервная позиция в том же МВФ;
  • американские долговые облигации — US Treasuries.
Сразу отметим, что и Резервный фонд, о возможном исчерпании которого в 2017 году недавно предупреждал Минфин, и Фонд национального благосостояния, находящийся в распоряжении правительства, на самом деле включены в структуру международных резервов. Так что аналитики, по отдельности рассматривающие средства, аккумулируемые «внутренними» и «внешними» фондами, или суммирующие их в своих рассуждениях, не правы. На самом деле речь идет о едином хранилище резервов, которые разложены по нескольким «комнатам».
Заглянем по очереди в каждую из них.
Монетарное золото
В государственный запас идут только слитки и монеты, отлитые из золота не ниже 995-й пробы. Две трети российских запасов хранятся в Москве, в специальном хранилище. В марте 2015 года Банк России купил 1 млн тройских унций такого золота — это 30 тонн металла, доведя российские запасы до 1238 тонн. Таким образом, был обновлен исторический рекорд 2004 года.
Примечательно, что и в 2014 году российские монетарные власти купили 172,9 тонны драгоценного металла. Кампания по скупке золота велась без лишнего шума и вопреки нарастающим экономическим проблемам, которые толкали руководство страны к тому, чтобы поддержать слабеющий рубль или, наоборот, вложиться в растущие валюты наших заклятых партнеров. В итоге российская финансовая политика 2014 года неожиданно обернулась тем, что страна стала продавать нефть… за монетарное золото. Таким образом Москва «асимметрично ответила» и Соединенным Штатам, привыкшим получать все, что им нужно, в обмен на ничем не обеспеченные долларовые фантики, и их сателлитам из Эр-Рияда, обвалившим мировые цены на нефть.
В долгосрочной перспективе российский «золотой маневр» выглядит еще более виртуозным: дело в том, что падение цен на нефть и кредитно-денежная политика Федеральной резервной системы США привели к тому, что в 2014 году бакс бил рекорды стоимости и по отношению к рублю, евро и другим активам. В числе «пострадавших» оказалось и золото, обновившее минимум 2010 года. В результате Россия покупала дешевое золото за дорогой доллар. Нетрудно сообразить, кто останется в выигрыше, когда американская валюта войдет в последнее пике, а золото окажется нужным всем и каждому.
Судя по результатам первого полугодия текущего года, Москва не намерена тормозить работу отлаженного механизма по конвертации фантиков в бруски. В июне золотой запас РФ увеличился до 1318,7 тонны. Учитывая, что килограмм золота на мировом рынке, по данным на 14 октября, оценивается в 37 836 долларов, стоимость российского актива тянет почти на 50 млрд долларов. По величине золотых запасов Россия находится на 7-м месте в мире.
SDR
Часть запасов Россия хранит в виде «специальных прав заимствования» (Special Drawing Rights, SDR) Международного валютного фонда. SDR — виртуальная расчетная единица, стоимость которой определяется на основе четырех валют: доллара США, евро, британского фунта и иены, вклады в которые и составляют активы МВФ (сейчас в эту компанию пытается попасть юань). На момент написания статьи одна единица специальных прав заимствования (SDR или XDR) равнялась 87,83 российского рубля.
В 2014 году Россия владела специальными правами на сумму 9 млрд долларов.
SDR — актив важный, но не очень гибкий: количество прав, которыми владеет страна, — это лишь записи в бухгалтерии МВФ. Использовать эти единицы за пределами валютного фонда никто не предполагал. Однако россияне и здесь сумели удивить западных партнеров. В конце 2013 года Москва предложила Киеву экономическую помощь в размере 15 млрд долларов в обмен на отказ от подписания договора об ассоциации с ЕС. Часть этих средств предполагалось выдать в виде SDR, переписав их на счета Киева. Впрочем, смена власти на Украине поставила на этой изящной операции крест.
Заседание Международного валютно-финансового комитета. Фото: Jose Luis Magana / АР
Резервная позиция в МВФ
Известно, что МВФ, объединяющий в настоящее время 188 государств, предоставляет кредиты странам, испытывающим дефицит платежного баланса. Упомянутая резервная позиция — это сумма двух составляющих:
  • резервного транша, то есть доли страны в МВФ;
  • кредитной позиции, то есть долга этому государству со стороны МВФ.
Кредитная позиция — общий объем непогашенных займов, предоставленных фонду государством-членом в рамках кредитных соглашений. Резервный же транш определяется как превышение величины квоты страны — члена МВФ над суммой национальной валюты этой самой страны, находящейся на счете фонда. 25% своего вложения в капитал МВФ (именно столько составляет квота) государство может получить назад в любое время по своему желанию. Если МВФ использует часть нацвалюты государства-члена для предоставления кредитов другим странам, резервная доля этого государства увеличивается.
Покупка иностранных валют за национальную в рамках 25-процентной квоты, которая не считается кредитом от МВФ, увеличивает резервный актив страны-приобретателя.
Уставный капитал МВФ составляет около 217 млрд СДР, то есть немногим более 19 трлн руб. До 2005 года Россия сама имела долги перед МВФ, а затем расплатилась и стала кредитором. Доля РФ в капитале фонда составляет около 2,8% (у США она более 17%, у стран Евросоюза — свыше 30%). По размеру квоты Россия находится на 9-м месте.
РЕПО и доллары
В золотовалютные резервы также засчитываются депозиты в иностранных центральных банках, средства на корреспондентских счетах в Банке международных расчетов и на счетах иностранных кредитных организаций. Учитываются и объемы сделок РЕПО (repurchase agreement) — покупки или продажи ценных бумаг с условием обратного выкупа через определенное время по заранее оговоренной цене.
Разумеется, в резервы входят запасы иностранной валюты и ценных бумаг — это основная часть запасов страны, и в отличие от золотой составляющей в течение последнего года она активно тратилась. В 2014 году общий размер золотовалютных резервов (ЗВР) страны сократился на 25% — с 509 млрд долларов до 385 млрд долларов. В нынешнем году тенденция продолжилась: Банк России потратил еще 16 миллиардов, и в результате, по данным на 18 сентября, ЗВР составили 369 млрд долларов. Основная часть средств была потрачена в иностранной валюте — на сглаживание курса рубля, валившегося вслед за нефтью. Стоит отметить, что если ситуацию ноября-декабря 2014 года ведомство Эльвиры Набиуллиной «слило» вчистую, то с января этого года ЦБ начал действовать относительно эффективно.
В январе Центробанк потратил 6 млрд долларов из ЗВР на сглаживание падения рубля, вызванного снижением цен на нефть с 57 до 47 долларов за баррель. В феврале и марте в результате аналогичных интервенций резервы сократились до 351,7 млрд долларов, обновив минимум 2007 года. Тем не менее, цель была достигнута: рубль не провалился на дно нефтяной скважины, банковская система устояла. Дождавшись стабилизации ситуации, Банк России принялся пополнять резервы и к 15 мая довел их до 362 млрд долларов. Впрочем, скупка более чем 11 млрд баксов за несколько недель пошатнула российский рынок, из-за чего регулятору пришлось «слить» обратно около 5 млрд. Так или иначе, за летние месяцы Банку России удалось подрастить ЗВР до нынешних 369 млрд.
В июне на Петербургском экономическом форуме руководство ЦБ заявило, что считает необходимым увеличить объем ЗВР до прежних 500 млрд долларов. Многие обозреватели восприняли это как обещание продолжить в ближайшие полтора года закупки американской валюты. Однако по факту политика регулятора пока идет в ином направлении: количество долларов постепенно сокращается, а объем твердого золота растет.
Американские облигации
Отдельная и весьма печальная тема — роль американских долговых облигаций в структуре российских ЗВР. Как известно, адепты и последователи «кудриномики» (термин, происходящий от фамилии бывшего министра финансов РФ Алексея Кудрина испытывают болезненную, почти непреодолимую страсть к покупке US Treasuries — казначейских облигаций США. Эти государственные ценные бумаги, с определенной периодичностью выпускаемые американским Минфином и привлекающие зарубежных покупателей кажущимся отсутствием кредитного риска, на деле являются инструментом финансирования государственного долга Соединенных Штатов. Благодаря им казначейство привлекает дополнительные средства, необходимые правительству. А конца-края госдолгу США, как известно, не существует.
В 2014-м — начале 2015-го, на фоне антироссийских санкций и неприкрытой враждебности со стороны Вашингтона, российские монетарные власти сумели перебороть себя и продали почти половину американских облигаций, сократив российский пакет этих «ценных» бумаг с 116,4 до 66,5 млрд долларов. Однако едва ситуация немного наладилась, руководство ЦБ повело себя, как завзятый алкоголик: в июне прикупило американских облигаций на небольшую сумму — 1,4 млрд долларов, а в июле, не получив по голове от Кремля, уже «хряпнуло» по полной, вложив в эти обязательства 9,7 млрд долларов.
По последним данным, РФ владеет американскими долговыми обязательствами на сумму 81,7 млрд долларов и является 16-м по величине кредитором демократической империи. Для сравнения, главный держатель американских долгов Китай имеет пакет обязательств на 1,24 трлн и постепенно избавляется от этих активов. Второй кредитор, Япония, наоборот, скупает американские расписки, имея пакет уже на 1,19 трлн. Третий в очереди — блок Карибских стран, суммарно обогативший США на 324,5 млрд долларов.
Резервный фонд и Фонд национального благосостояния
Часть ЗВР, как уже говорилось выше, находится в оперативном управлении правительства России. Эти средства номинированы в иностранной валюте и размещаются на счетах Банка России.
И Резервный фонд, и Фонд нацблагосостояния (ФНБ) в настоящее время активно расходуются. Их средства позволяют государству избежать чересчур радикальных сокращений расходов на социалку и доходов бюджетников.
По данным Минфина, на начало 2015-го Резервный фонд составлял 5,3 трлн рублей. К концу года, как уже предупредил глава ведомства Антон Силуанов, в нем останется не более 2,6 трлн. За первые восемь месяцев правительство потратило из Резервного фонда 900 млрд, плюс еще 350 млрд из Фонда национального благосостояния. По состоянию на 1 сентября суммарный объем фондов составлял 9,6 трлн: это примерно 12,9% от объема российского ВВП.
Первый заместитель министра финансов РФ Татьяна Нестеренко и министр финансов РФ Антон Силуанов. Фото: Дмитрий Астахов / пресс-служба правительства РФ / ТАСС
Не менее интенсивное использование грозит фондам и в будущем году. По расчетам Минфина, в бюджете 2016-го Резервный фонд обеспечит покрытие дефицита в размере 1,76 трлн при общем дефиците 2,18 трлн рублей. После этого кровопускания у фонда останется 1,25 трлн. Немного бережнее планируется обращаться с ФНБ: он к концу следующего года должен уменьшиться с 4,9 до 4,69 трлн руб.
В сентябре заместитель министра финансов РФ Татьяна Нестеренко заявила, что, если правительство и дальше будет «пылесосить дефицитом» последние финансовые ресурсы, оба фонда окажутся полностью исчерпаны в 2017–2018 годах. Впрочем, если развитие российской экономики пойдет по более оптимистичному сценарию, денежная политика будет правильной, а конъюнктура — благоприятной, оба фонда уже в 2017 году начнут пополняться.
Как бы ни сложилась ситуация, само по себе наличие у России существенной заначки на черный день — большая удача. Именно благодаря ей этот черный день не наступил ни осенью прошлого года, ни весной нынешнего. Очевидно, что в долгосрочной перспективе российские власти выбрали уход от доллара и замену его монетарным золотом, и это не может не радовать. Что касается постепенного опустошения Резервного фонда и ФНБ, то они, собственно, для этого и создавались: подушка безопасности постепенно сдувается, обеспечивая российской экономике мягкое снижение и устойчивость для — будем надеяться — нового подъема.
темы
14 мин