Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Политика

«Ракетно-бомбовый удар будет бесполезным»

Эксперт: военно-воздушного удара по Сирии будет недостаточно, если Запад ставит своей целью свержение режима Башара Асада

Елена Коваленко
26 августа, 2013 18:34
6 мин

Солдат сирийской армии в Дамаске. Фото: АР

Военный эксперт и специалист по Ближнему Востоку, директор Центра общественно-политических исследований Владимир Евсеев рассказал «Русской планете» о планах западных стран начать ракетный обстрел Сирии и о возможных последствиях этого шага.
 
— Что, по вашему мнению, может стать решающим фактором для начала военной операции США и Великобритании в Сирии, и как она будет проходить?
— Если будет принято решение о ракетно-бомбовом ударе, то такой удар будет наноситься поэтапно серией массированных обстрелов с помощью воздушных и морских носителей, включая подводные лодки.
В операции, скорее всего, будут участвовать не только США с Великобританией, но и Франция, а также Канада — все эти государства являются членами НАТО. Я думаю, что ее реальные цели будут отличаться от названного повода. Насколько известно, по линии вооруженной сирийской оппозиции инспекторам ООН были переданы образцы волос и элементы одежды, чтобы доказать использование в атаке на мирных жителей нервно-паралитического газа зарин. Я не сомневаюсь, что был использован именно этот газ. Вопрос в том, кто его применил.
— Что можно сказать о виновниках химической атаки: появилась ли какая-то ясность?
— Насколько мне известно, было зафиксировано использование исключительно самодельных носителей, а в этом случае будет очень трудно обвинить в использовании химоружия Башара Асада. В любом случае может быть сделана ставка на неопровержимость случаев применения химического оружия и необходимость предотвратить его использование в будущем. Этим США с Британией, опираясь на Лигу арабских государств, смогут оправдать ракетно-бомбовые удары по военным объектам.
Такие удары уже наносил Израиль, во время одного из авианалетов уничтоживший предприятие по производству химоружия. Именно такие предприятия и военные базы, по-видимому, станут основной целью нанесения ударов, ведь бомбежка арсеналов с химоружием чревата риском заражения и загрязнения окружающей местности. Кроме того, радикалы могут попытаться захватить образцы химоружия из разбомбленных складов. Для эффективного уничтожения запасов химоружия в Сирии нужна высадка десанта, а это уже совсем другое дело.
— Возможна ли наземная операция частей Североатлантического альянса в регионе?
— Ни в одной стране региона, если исключить Турцию, нет плацдарма для наземной операции. Для разворачивания даже ограниченной наземной операции нужна инфраструктура. В Иордании невозможно развернуть крупную группировку. Там уже базируется группа из 1000 спецназовцев, 12 многоцелевых истребителей F-16 и одного или двух зенитно-ракетных комплекса (ЗРК) «Пэтриот» — но это предел. Через Иорданию и так, по всей видимости, пойдет поток боевиков и оружия с целью компенсации ливанского маршрута. Что касается Ирака, то из него только что ушли, и снова вводить войска не имеет смысла. Поэтому речь может идти только о проведении ограниченных ракетно-бомбовых ударов. Хотя лично я глубоко сомневаюсь в эффективности таких ударов и считаю, что они могут привести к дестабилизации в регионе, включая Иорданию.
Владимир Евсееев. Фото из личного архива
— А почему наземная операция невозможна с территории Турции?
— Действительно, Турция член НАТО, но не стоит забывать, что у нее много внутренних проблем. Для нее важнее Египет, который она, по сути, теряет, и курдские проблемы. Несмотря на явную поддержку Свободной армии Сирии (самая крупная группировка повстанцев. — РП) со стороны Турции, напрямую участвовать в войне для нее гораздо накладнее. Одно дело — поставки оружия и лечение боевиков, а другое — вторжение в другую страну, которое может дестабилизировать саму Турцию. Премьер Эрдоган (Тайип Реджеп Эрдоган. — РП) при всем своем таланте не сможет объяснить своему избирателю, зачем это делается. Так что подобная война могла бы стать причиной его политического конца.
— Вы сказали, что начало военной операции в Сирии может стать причиной дестабилизации в Иордании. Почему?
— В этой стране сейчас количество беженцев превышает количество мирного населения. Если раньше там находилось примерно 50 % беженцев из Палестины, то сейчас к ним надо прибавить огромное число сирийских беженцев. Так что в этих условиях любой толчок может привести к серьезной дестабилизации. А это будет прямой угрозой для государства Израиль. Именно Израиль заинтересован в том, чтобы участие Иордании в конфликте носило ограниченный характер. Ведь любое обострение может выплеснуться на западный берег реки Иордан, и тогда Израиль получит очень протяженную зону конфликта, непосредственно прилегающую к его территории. Другое дело, что пока речь идет о давлении на Сирию, а не о реальной подготовке к военным действиям.
— Тогда хочется спросить о роли Израиля в возможном конфликте.
— Существует точка зрения, что главная цель израильского руководства — это ослабление иранского влияния в регионе через давление на режим Асада. С другой стороны, в Израиле понимают, что зона нестабильности в Сирии может серьезно расшириться и вплотную подойти к его границам.
Некоторые эксперты считают, что США пытаются руками Израиля влиять на ситуацию в Сирии, но я думаю, что есть и встречное движение — в плане ограничения иранского влияния (Иран с самого начала конфликта оказывает помощь дружественному режиму Башара Асада. — РП). Израиль, несомненно, активно вовлекается в сирийские дела. Это можно проследить хотя бы по серии ударов, которые он нанес по территории Сирии в последнее время. В частности удар по портовым складам на побережье, где хранились ракеты «Яхонт». Якобы причиной была возможная передача этих ракет боевикам «Хезболлы», однако это крайне сомнительно, ведь у этой организации просто нет людей со специальной подготовкой для использования такого рода вооружений. Так что этот удар можно расценить и как подготовку для военного вторжения с целью ослабить береговую оборону Сирии.
— И зачем это нужно Израилю?
— В самом Израиле есть много экспертов, которые считают, что не надо вмешиваться в сирийские дела и нужно занять выжидательную позицию, но есть и ястребы, которые боятся, что если Асад останется у власти, то в регионе сильно вырастет влияние Ирана. А его влияние действительно увеличивается. Так, группировка «Хамас», последнее время получавшая помощь от Катара и Египта, лишилась этой поддержки и была вынуждена обратиться к Ирану, у которого появилось дополнительное влияние на сектор Газа.
База американских и британских войк в Иордании. Фото: Mohammad Hannon / AP
База американских и британских войк в Иордании. Фото: Mohammad Hannon / AP
Так что здесь есть двустороннее столкновение интересов. Мне некоторые сирийцы говорили, что выросли поставки израильского оружия в Сирию. А когда возникают стычки в районе Голан (Голанские высоты — спорная территория между Израилем и Сирией. — РП), есть случаи ухода отрядов сирийской оппозиции на израильскую территорию, когда они отступают. Также сирийские источники говорят о фактах лечения сирийских боевиков в Израиле. Вовлеченность Израиля в конфликт не афишируется, но, по-видимому, увеличивается. Нельзя сказать, что Израиль является основным спонсором сирийской оппозиции, но что он активный игрок в этом конфликте, лично для меня очевидно.
— В таком случае давайте обсудим активность Ирана, который также является активным игроком в сирийском конфликте. Какова его роль?
— Иран помогает содержать национальную армию Сирии. Идут поставки топлива и предметов первой необходимости. Тегеран выделил кредит под закупки сирийцами нефтепродуктов, который составил порядка $ 3—4 млрд. Кстати, в результате последних успешных операций сирийской армии Иран мог бы сократить помощь, однако ракетные обстрелы заставят его отказаться от уменьшения финансовых вливаний в Сирию. Именно поэтому я считаю, что ограниченный ракетно-бомбовый удар будет бесполезным. Для Ирана режим Асада — это золотое звено в деле борьбы с Израилем. Так что Тегеран, безусловно, поможет Дамаску восстановиться, в случае если бомбежка причинит стране значительный урон.
— А что вы скажете о возможности ливийского сценария?
— Нельзя сравнивать Ливию и Сирию. Все-таки Ливия — это конгломерация многих племен, которая, по сути, скреплялась личной властью Муаммара Каддафи и той поддержкой населения, которая у него была. В Сирии это не наблюдается, там есть религиозно-национальные меньшинства, но это другое. К тому же в отличие от Ливии армия до сих пор предана Башару Асаду, и это одна из причин, почему он все еще не потерял власть.
Помимо прочего, в Сирии нет своего оппозиционного центра, нет своего Бенгази. Думали, что такое выйдет из Алеппо или Хомса, однако оба этих крупных города сирийскими Бенгази вовсе не стали. Так что я не верю в реализацию ливийского сценария — без наземного вторжения власть не свергнуть, а оппозиция слишком разобщена, она имеет разные идеологические установки и разных спонсоров.
— Станет ли важным сдерживающим фактором для предотвращения конфликта российская военная база в Тартусе?
— Нет, эта база необходима для материально-технического обеспечения нашего флота, но в военном отношении ничего из себя не представляет. Она может пригодиться для доставки топлива или выгрузки ЗРК, однако не стоит забывать, что Израиль в любой момент может нанести удар по комплексам, так что их придется охранять как на этапе выгрузки, так и на этапе развертывания. Так что Тартус не является сдерживающим фактором, в отличие от группы боевых кораблей России в восточной части Средиземного моря. Ну и, конечно, плюс те вооружения, которые успела поставить Россия, включая «Яхонты», о которых мы говорили.
— А что насчет ЗРК С-300? Вообще, какие технические возможности армии сирийского правительства для отражения удара?
— Если ситуация будет драматической, то Россия, наверное, может пойти и на поставку С-300, такое решение, наверное, будет принято. Но не забывайте, что их еще нужно развернуть. Однако Сирия большая, и даже поставка несколько дивизионов не смогут закрыть всю страну.
Кроме того, в случае если будет принято решение о ракетных обстрелах, то первый удар будет наноситься крылатыми ракетами с целью уничтожения системы противовоздушной обороны. Если США будут серьезно наносить удар, то никакая система, даже С-300, не сможет защитить Сирию. Одно дело — Израиль, у которого малый потенциал, и другое — США, которые могли бы молотить сирийскую территорию неделями. Не должно быть никаких иллюзий: против ракетно-бомбового удара американцев Сирии противопоставить нечего. А вот то, что толку от него без наземной операции, которая в данных условиях невозможна, не будет, — в Вашингтоне, я надеюсь, хорошо понимают.
темы
6 мин