Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Политика
Русская планета
Политика

Должен ли министр сидеть в тюрьме?

Российские министры должны нести уголовную ответственность за принятия преступных решений
Григорий Шугаев
20 мая, 2015 19:23
11 мин
Анатолий Сердюков (слева) у Пресненского суда после дачи показаний по делу «Оборонсервиса». Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС
В истории современной, постсоветской России найдется немало скандалов, связанных то с одним министром, то с другим. После таковых редко кто-то сам быстро подает в отставку — это единичные случаи, поэтому разбирать их нет смысла. Число подобных событий равно статистической погрешности. При этом есть способы отправить министра на залуженный отдых либо на новую интересную работу. И нет ни одного прецедента, когда министр отправляется в тюрьму. Был, правда случай с г-ном Ковалевым, министром юстиции.  Но хоть он и был наказуем уголовным судом, полученный условный срок к тюремным страдальцам его причислить никак не может.
Больших чиновников иногда сажают, как и губернаторов, и особенно депутатов, но не министров. И возникает законный вопрос, существует ли у вообще у российского правительства ответственность за свою деятельность или бездеятельность?
В Конституции слово «ответственность» в главах о президенте, правительстве, или парламенте не упомянуто ни разу. В конституционном законе «О Правительстве» слово «ответственность» встречается только один раз. В ст. 12 написано, что министры ответственны перед правительством и подчиняются ему, что правильно и разумно, а то, что они подотчетны или подчинены премьер-министру не сказано нигде. Но ведь у нас еще и президентско-парламентская республика, и поэтому, априори, каждый министр ответственен перед президентом страны. Именно указом главы государства чиновника такого уровня назначают на должность и от нее освобождают, отправляя в отставку. Кроме того, президент определяет основные направления внутренней и внешней политики государства, а также вправе лично председательствовать на заседаниях правительства и принимать решение об отставке правительства Российской Федерации. Министры, согласно ст.26, президенту только «подотчетны», но не «подответственны». Разница между этими словами очевидна, особенно в юридической практике. Отчитался и пошел себе дальше, никакой ответственности.
Не ответственны министры и перед Федеральным Собранием. Хотя Государственная Дума дает согласие Президенту Российской Федерации на назначение председателя правительства Российской Федерации, решает вопрос о доверии правительству, заслушивает ежегодные отчеты правительства о результатах его деятельности, в том числе по вопросам, поставленным Государственной Думой, а министры должны являться на заседания палат Федерального Собрания и отвечать на запросы депутатов.  
Отсутствие юридического понятия «ответственность» в основополагающих законах России о правительстве, не просто придирка и не оплошность авторов. Дело в том, что в конституционном праве всех стран проблеме «ответственности министров» посвящены сотни томов, а в самих конституциях и законах отдельные главы. В Википедии «ответственность» характеризуется как «субъективная обязанность отвечать за поступки и действия, а также их последствия». Яснее не скажешь. Каждый должен отвечать за порученное дело. Какой-то одной «подотчетностью» или перечислением прав начальствующего (премьер-министра) над подчиненными (министрами) не заменить возможность «привлечь к ответу».
Далее в Википедии отмечено, что «ответственность — это определенный уровень негативных последствий для субъекта в случае нарушения им установленных требований. По характеру санкций за совершаемые действия выделяют следующие виды ответственности: юридическую, материальную, моральную, политическую и др. Личностная характеристика человека, описывающая его способность обстоятельно анализировать ситуацию, заранее прогнозировать последствия (весь комплекс следствий) своих действий или бездействий в данной ситуации и делать выбор формы своих поступков с готовностью принять последствия выбора, как неизбежные свершившиеся факты».
В этом отношении очень показательна история с бывшим министром обороны Анатолием Сердюковым, вина которого была полностью доказана по нескольким эпизодам. Потом же экс-чиновник ушел от всякой ответственности на том основании, что «попадал под амнистию к 20-летию Конституции РФ, будучи признан «защитником отечества».  Ни в одном государстве, где установлен принцип ответственности министров, такой казус был бы невозможен. Чуть было не получила условный срок и его помощница Евгения Васильева.  
Евгения Васильева в Пресненском суде перед началом заседания по делу о хищениях в «Оборонсервисе»
Евгения Васильева в Пресненском суде перед началом заседания по делу о хищениях в «Оборонсервисе». Фото: Антон Новодережкин / ТАСС
Суть принципа «ответственности министров» предельна проста. Ради беспрерывного, преемственного и последовательного управления государства должна существовать верховная власть, наделенная правом защиты, иммунитета. «Король никогда не ошибается», поэтому во всех монархиях или президентских республиках все акты кроме главы государства подписывает или премьер-министр или профильный министр. В свою очередь премьер-министр за свои действия несет ответственность и перед королем или президентом и, в то же самое время, перед парламентом.
Согласно уголовному праву бывший министр подпадает под амнистию, но в политическом праве никакой ответственности он лишен быть не может. Например, если бы при вступлении в должность, Сердюков давал бы присягу, в которой не было бы перечисления статей Уголовного Кодекса, но были бы простые и понятные вещи: соблюдать Конституцию, хранить честь президента, способствовать развитию страны, защищать социальные интересы многонационального народа, работать до последней капли крови для благополучия государства, не ущемлять прав граждан и пр.
В таком случае, даже, если Сердюков и попал бы под амнистию или следствие не могло юридически, согласно уголовно-процессуальным нормам доказать, например, эпизод со строительством дороги на дачу его зятя, и его нельзя было бы подвергнуть уголовному преследованию, то уж доказать, что экс-министр нарушил политическую ответственность можно было бы легко. Строительство дороги на дачу за счет государства, стало бы прямым нарушением присяги Сердюкова, так как он, во-первых, не «защитил социальные интересы» — заставил работать солдат. Во-вторых, «ущемил права» тех же военнослужащих. Подтвердить этот факт не в судебном заседании, а в присутствии депутатов не составило бы труда.   
В случае с Сердюковым Государственная Дума могла бы устроить парламентское расследование, фракция КПРФ выдвигала такое предложение. Но 13 февраля комитет Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству рекомендовал депутатам не поддерживать инициативу КПРФ о проведении парламентского расследования деятельности Сердюкова на посту министра обороны. Глава комитета Владимир Плигин указал на то, что предмет возможного парламентского расследования полностью входит в состав уголовного дела, которое в ближайшее время может быть рассмотрено в суде. А может быть и не рассмотрено. И вообще, как поведет себя судебная власть неизвестно, да и не должно быть известно парламентариям, ибо у нас существует разделение властей.
Если бы у нас существовала политическая ответственность, то комитет Плигина, не то что бы мог, он был бы обязан взять дело к рассмотрению и устроить парламентское расследование, только по одной инициативе лишь одной фракции.  Однако у нас в России, даже если бы комитет Плигина начал расследование, и оно закончилось каким-либо обвинением против Сердюкова, для последнего это было бы просто общественным порицанием, не более того. У нас же разделение властей — парламент не может посадить человека в тюрьму.
Если бы Сердюков оказался в аналогичных условиях в США, ему было бы несдобровать.  Кто смотрит американские политические сериалы знает какой ужас на министров, сенаторов и конгрессменов наводит Комиссия по этике. Так вот пройдя чистым и пушистым через все суды, бывший министр только по желанию нескольких конгрессменов или сенаторов попал бы в эту комиссию, где бы до седьмого пота объяснялся бы по каждому пункту обвинений и не только по злосчастной дороге к зятю. Комитет по этике не судебная инстанция, поэтому там могут спросить и о том, в чем Сердюков мог бы быть даже судом оправдан.
А тут только амнистия! Главное для депутатов — нарушил экс-чиновник присягу или нет. Если нарушил, а он нарушил, то следующей ступенью оказался бы Верховный Суд США, где его судили бы не по старым обвинениям, а по факту клятвопреступления политического деятеля.  Обычно политики США предпочитают не проходить этот драматический круг, и поэтому так часто подают там в отставку.
В большинстве стран для министров обязательно существуют специальные суды. Например, во Франции — это Государственный Совет, президентом которого является сам президент республики. Поэтому вице-президента Госсовета боятся там как огня, но как правило министры попадают сразу под юрисдикцию Верховного Суда. В Бельгии королю запрещено применять право амнистии в то время как именно министр находится под судом, а в отношении других обычных граждан, пожалуйста.
20 мая 2015 года Государственная Дума должна была уже в который раз рассмотреть законопроект «Справедливой России» о процедуре принятия присяги премьер-министра, министра и депутатов парламента. В России все госслужащие — от Президента до последнего таможенного сотрудника приносят присягу, кроме, министров и депутатов парламента. Комиссия Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству не рекомендует:
«Неразрывная связь института присяги с особенностями деятельности конкретных органов и должностных лиц, различия в правовой природе органов власти, дифференциация источников их формирования, а также несовпадающие основания наделения полномочиями лиц, замещающих государственные должности в указанных органах, и прекращения их полномочий приводят, по мнению Комитета, к невозможности выработки единого законодательного подхода к вопросам принесения присяги лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации. В связи с этим предлагаемое законопроектом установление общих правил принесения присяги лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации в законодательной и исполнительной ветвях государственной власти, представляется избыточным».
Перевести на русский язык казуистику парламентариев довольно трудно. Так пишут не для того чтобы кто-то что-то понял, так пишут, чтобы никто ничего не понял. Причем в инициативе справроссов не было никаких санкций за невыполнение присяги. Кроме одной, что не принявший присягу министр или депутат не допускается до работы.
Замысловатый отказ принять такую простую процедуру — принесения присяги министров и депутатов своему народу, может объяснить только одна причина — чиновники не хотят считать нас своими. Кстати, в эти дни депутаты вновь избранного парламента Великобритании стоят в очереди чтобы принести присягу Королеве, а в ее лице всему британскому народу, и только после этого они становятся депутатами. И им совсем не страшно. Не то, что нашим депутатам и министрам, которые дожили до того, что присягнуть собственному народу им не только страшно, но и видимо омерзительно, по крайней мере «не по статусу», или как изящно написано в заключении на законопроект «представляется избыточным». К тому же депутатам, «представляется некорректным регулирование вопросов статуса Правительства Российской Федерации и его членов иначе как на уровне федерального конституционного закона», то есть не нравится им обыкновенный закон, подавай им уровень конституционного. Не много ли они о себе думают? 
темы
11 мин