По состоянию на 1 июня 10:35
Заболевших414 878
За последние сутки9 035
Выздоровело175 877
Умерло4 855
Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Политика

Для турецкой армии наступил свой «1937 год»

Вторая по боеспособности в НАТО после США армия готова к геополитическому реваншу

Елена Коваленко
26 августа, 2013 09:30
6 мин

Германские ЗРК «Пэтриот» в Турции. Фото: Tolga Bozoglu / EPA / ИТАР-ТАСС

Хотя в России и в мире в целом продолжают считать НАТО гигантской сплоченной военной машиной, на самом деле из 28 стран, входящих в альянс, по-настоящему боеспособны лишь две — США и Турция. Последняя имеет очень большую (пусть и несколько архаичную) армию, причем, что очень важно, призывную, а не наемную. То есть туркам в отличие от европейцев есть, чем воевать, и, что еще важнее, в отличие от тех же европейцев они весьма устойчивы к собственным потерям. В связи с этим многим внешним наблюдателям казалось само собой разумеющимся, что именно Турция и разгромит Сирию.
Турция имеет огромные сухопутные войска — 400 тысяч человек (4 армии, 10 корпусов, 2 дивизии, 51 бригада). Страна недавно приняла на вооружение тактические ракеты В-611, разработанные ею совместно с Китаем. У нее имеется 4,5 тысячи танков, из которых, правда, современных «Леопард-2А4» всего 325. Остальное — устаревшие машины (410 «Леопард-1», 932 М60, 2876 М48). Что касается другой бронетехники, Турция имеет 650 БМП собственного производства и более 3,6 тысяч БТР (из них 2,8 тысячи — американские М113). Артиллерия — около 1,1 тысячи САУ, 700 буксируемых орудий, почти 6 тысяч минометов, а также более 100 реактивных систем залпового огня (РСЗО), включая самые мощные в мире — американские MLRS (не менее 12 штук) и китайские WS-2. Самоходных и переносных ПТРК у Турции около 1,4 тысяч (в том числе российские «Корнеты»). Есть еще и «летающие ПТРК», то есть ударные вертолеты: 35 американских АН-1 «Кобра». Войсковая ПВО Турции включает 300 ПЗРК «Стингер» (из них половина — в самоходном варианте) и почти 800 старых ПЗРК «Ред Ай», 1,7 тысячи ЗСУ и зенитных орудий.
ВВС Турции имеют более 400 боевых самолетов, из которых 245 — машины четвертого поколения F-16 (186 модификации C, 59 учебно-боевых модификации D; в основном они произведены по американской лицензии в самой Турции). Есть также 146 старых F-4 «Фантом» (в том числе 32 разведчика) и 95 F-5, большинство из которых используются как учебные.
Наземная ПВО Турции включает более 200 ЗРК «Найк-Геркулес», «Хок» и «Рапира», все они серьезно устарели. Впрочем, для усиления турецкой ПВО на юг этой страны переброшены 6 дивизионов ЗРК большой дальности «Пэтриот» (по 2 дивизиона из состава ВС США, Германии и Голландии; они не переданы ВС Турции, а остаются в составе ВС этих тех стран и лишь дислоцированы на турецкой территории).
ВМС Турции имеют 14 немецких подлодок пр. 209 (6 209/1200, 8 209/1400), 22 фрегата (8 американских типа «Оливер Перри», 8 немецких пр. МЕКО-2000 трех разных модификаций, 6 французских типа «Дэстьен Дор»), 1 ракетный корвет типа «Ада» (всего будет 8), 27 ракетных и 22 сторожевых катера, 20 тральщиков, 5 десантных кораблей. В ближайшее время поступят на вооружение 6 новейших немецких подлодок пр. 214. Именно немецкие корабли и подлодки, построенные специально для Турции, являются главной ударной силой ВМС страны. Американские и французские фрегаты — подержанные и довольно устаревшие.
На море у Турции подавляющее превосходство над Сирией, но это принципиального значения не имеет при наличии длинной сухопутной границы. Кроме того, Турция имеет превосходство над Сирией и в том, чем вообще сильно НАТО — в средствах связи, разведки (включая БПЛА), системах управления. В целом, однако, силы сторон примерно равны. В войне один на один вряд ли кто-то из них может добиться решительной победы. Не очень понятно, как подействует война на сирийскую армию и общество. Она может поспособствовать краху режима Асада, но может, наоборот, сплотить общество вокруг него, предсказать это сейчас крайне сложно.
При этом за Турцией стоит НАТО. Во-первых, НАТО заведомо поможет Турции поставками техники взамен потерянной (причем сразу, из состава собственных ВС), а во-вторых, почти наверняка ВВС хотя бы некоторых натовских стран напрямую примут участие в боевых действиях, гарантировав Турции господство в воздухе. А поскольку Сирии помогать некому, то в конце концов Турция ее постепенно «передавит».
И тем не менее войну Анкара не начала и начинать явно не собирается. Причины этого чисто внутренние. Одна из них в том, что очень далеко не все население Турции одобряет политику Эрдогана в отношении Сирии (то есть полную поддержку повстанцев, среди которых сейчас однозначно доминируют радикальные исламисты). Тем более что страна уже несет очень ощутимый материальный ущерб от пребывания в ее южных районах десятков тысяч сирийских беженцев и боевиков оппозиции.
Акция против возможной войны с Сирией в Стамбуле в 2012 году. Фото: AP
Акция против возможной войны с Сирией в Стамбуле в 2012 году. Фото: AP
Возможная война между Турцией и Сирией будет очень далека от «высокотехнологичности». Это будет бойня в стиле «Второй мировой с ракетами». Отчасти это уже было проверено в воздухе. 22 июня 2012 года сирийские ПВО проверили себя, безнаказанно сбив турецкий RF-4Е. 13 мая 2013 года вблизи сирийской границы упал гораздо более современный F-16С. Подтверждений, что его сбили сирийцы, нет, но подозрения есть (в обоих случаях пилоты погибли, причем на «Фантоме» их было двое). На суше же получится настоящая мясорубка.
Турция — страна демократическая (по крайней мере пока). Тысяч или, скорее, десятков тысяч гробов турецких солдат и офицеров из Сирии ее граждане Эрдогану однозначно не простят. Собственно, никакой интервенции еще нет, а массовые выступления против Эрдогана уже имели место, причем одним из лозунгов протестующих было требование прекращения поддержки сирийских повстанцев.
Есть и вторая причина, гораздо более важная (и именно из нее вырастает причина первая). Дело в том, что с турецкой армией сегодня случилось практически тоже самое, что с РККА с 1937—1938 годах: она практически полностью лишилась руководства в результате массовых репрессий со стороны политической власти. Олицетворением этого стало дело «Эргенекона», приговор по которому был вынесен в начале августа.
Обвиняемыми по делу «Эргенекона» проходили в общей сложности 375 человек. Стамбульский суд оправдал только 21 из них, а остальных признал виновными. Из них около 20 человек получили пожизненные сроки. Самым высокопоставленным из осужденных пожизненно оказался бывший начальник генштаба Турции генерал Илкер Башбуг, который руководил турецкой армией в 2008—2010 годах. Именно военная элита страны стала главной жертвой дела «Эргенекона», за решетку отправились десятки генералов и адмиралов. Кроме того, осуждены по данному делу чиновники, депутаты парламента, ученые, писатели, журналисты, выступавшие с критикой режима Эрдогана.
Акция против возможной войны с Сирией в Стамбуле в 2012 году. Фото: AP
Реджеп Тайип Эрдоган. Фото: Burhan Ozbilici / AP, архив
По официальной версии все началось с полицейской операции в 2007 году, в ходе которой был обнаружен подпольный склад оружия и взрывчатки в Стамбуле. Расследование выявило, что несколько сотен человек планировали дестабилизировать ситуацию в Турции, а затем путем военного переворота свергнуть Эрдогана. При этом участники заговора собирались производить на продажу биологическое и химическое оружие, а заработанные деньги использовать для получения контроля над всеми террористическими организациями Турции и мира. К делу постепенно пришили еще 23 уголовных преступления, в том числе убийство судьи в Анкаре в 2006 году и несколько убийств христиан в Турции. По версии властей члены «Эргенекона» намерены были таким образом подставить власти, сформировав негативное общественное мнение о правительстве внутри страны и за ее пределами.
Дело «Эргенекона» стало не единственным крупным заговором, раскрытым турецкими властями. В сентябре 2012 года завершился суд по делу о так называемом плане «Кувалда», который якобы предполагал взрыв мечети в Стамбуле и войну с Грецией ради свержения нынешней власти. В итоге 322 человека были приговорены к тюремным срокам, а 34 оправданы.
Описание дела «Эргенекона» наводит на мысль, что оно как минимум несколько натянуто, как максимум — полностью сфабриковано (особенно умиляет история с химическим и биологическим оружием). Здесь автоматически напрашивается аналогия с нашим «большим террором» 1937—1938 годов, когда власть, фабрикуя дела о заговорах и шпионаже, избавлялась от возможных внутренних оппонентов.
Турецкая армия уже почти 90 лет считается главным хранителем заветов Мустафы Кемаля Ататюрка, то есть гарантом светского проевропейского пути развития страны. В ХХ веке она несколько раз организовывала военные перевороты, чтобы предотвратить действия гражданских властей по исламизации страны.
Пришедшая к власти в 2002 году Партия справедливости и развития (ПСР) уверенно взяла курс на исламизацию Турции и, соответственно, на отход от наследия Ататюрка. Для лидера ПСР Реджепа Тайипа Эрдогана, занимающего должность премьер-министра страны, важнейшей задачей стало установление контроля над армией, что устранило бы главное препятствие на пути исламизации. Причем для этого Эрдоган активно использовал «демократическую» риторику, заявляя, что без полного гражданского контроля над армией Турцию никогда не примут в ЕС. На самом же деле возможность приема страны в Евросоюз давно никто всерьез не рассматривают ни в Европе, ни в Турции. Но армию под контроль Эрдоган взял действительно путем массовых репрессий против ее руководства.
Цель турецкого премьера — изменение конституции страны, окончательное изгнание из нее заветов Ататюрка, превращение Турции из парламентской республики в президентскую. После чего сам Эрдоган и займет президентский пост. Каким курсом он направит Турцию — вопрос крайне интересный, амбиции этого человека исключительно велики. Можно точно сказать лишь то, что для нас Турция останется сильным и опасным противником, хотя в России, почему-то некоторые умудряются видеть в ней чуть ли не потенциального союзника.
Побочным эффектом, как было сказано выше, является резкое падение боеспособности ВС Турции. Все еще очень большая, да к тому же теперь еще и закаленная в боях и крайне ожесточившаяся психологически сирийская армия может пустить туркам кровь так сильно, что и натовская поддержка не поможет. Но, видимо, вопрос прямой интервенции уже снят с повестки дня. Асада будут продолжать изматывать, помогая оппозиции. В отличие от СССР 75-летней давности, совершать агрессию против Турции сегодня некому. Поэтому Эрдоган и дальше может громить собственную армию, добиваясь ее полной лояльности. Если его президентские амбиции реализуются (вероятность этого довольно велика), затем он сможет использовать эту лояльную армию для реализации амбиций геополитических. И никто из соседей Турции в этом случае чувствовать в безопасности себя не сможет, включая и ее «союзников» по НАТО.
Автор — заместитель директора Института политического и военного анализа.
темы
6 мин