Кем была и остаётся для России наследница Османской империи
7 мин чтения
Кем была и остаётся для России наследница Османской империи

Россия и Турция: Между войной и «дружбой»

В самое ближайшее время Анкара начнёт получать элементы зенитного ракетного комплекса (ЗРК) С-400 «Триумф». Об этом сообщил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган по итогам саммита G20 в японской Осаке, где он провёл встречу с лидером РФ Владимиром Путиным.

В настоящее время российско-турецкие отношения переживают необычайно благоприятный период, возможно, самый тёплый с момента установления первых дипломатических контактов. Каждая встреча Эрдогана и Путина не обходится без комплиментов и обращений вроде «дорогой друг». На официальном уровне оба государства являются «стратегическими партнёрами».

На этом фоне отечественная пропаганда пытается доказать гражданам, что хорошие отношения Москвы и Анкары могут стать залогом скорого краха американского могущества, по крайней мере — на Ближнем Востоке. Дескать, Турция проводит полностью независимую политику и вот-вот готова порвать с союзничеством с США.

Анкара действительно дистанцируется от Соединённых Штатов и коллективного Запада в целом. Этот процесс начался с приходом к власти Эрдогана в начале 2000-х годов и поддерживается неизменным успехом на парламентских выборах Партии справедливости и развития (ПСР), которая стоит на позициях «умеренного исламизма». Тем не менее Анкара явно не спешит покидать НАТО и отворачиваться от ЕС

Дорожит ли Турция нормальными отношениями с Россией? Скорее да, чем нет. Но с Западом Анкару связывают более тесные и глубокие отношения как в экономической области, так и в сфере военно-технического сотрудничества. Вопреки многочисленным слухам Турция не выгнала ВВС США и Германии из авиабазы Инджирлик и продолжает достаточно активно участвовать в кооперации по производству западной военной и гражданской продукции.

Исторические противоречия и общие интересы

С конца XVII века Турция остаётся объективным геополитическим противником России. Ни в одном вооружённом конфликте она не выступала на стороне России, ни с одной другой державой мира у нашей страны не было столько войн. Корнем противоречий двух государств сначала был выход к Чёрному морю и принадлежность Крыма, а с XIX века Петербург стремился решить так называемый Восточный вопрос, который сводился к контролю над Босфором и Дарданеллами.

В результате десятков вооружённых конфликтов Россия не смогла овладеть проливами, однако внесла существенный вклад в военно-политический коллапс Османской империи, поддерживая народно-освободительные движения на Балканах.

Сегодня Босфор и Дарданеллы сохранили своё стратегически важное значение. В России опасаются, что в случае обострения ситуации Турция может перекрыть выход в Средиземное море для отечественных кораблей и подлодок или закрыть глаза на условия выполнения Конвенции Монтрё американскими ВМС

На официальном уровне эта проблема публично не обсуждается, но очевидно, что недружественные действия Турции в сфере регулирования пропуска через проливы могут навредить российской группировке в Сирии и негативно отразиться на безопасности Черноморского флота и всего российского юга.

Современная Турция, как и Османская империя, остаётся потенциальным источником многочисленных вызовов и угроз. Турция обладает второй по численности армией среди стран-членов НАТО. Флот Анкары количественно в несколько раз превосходит российский ЧФ. Географическое положение Турции позволяет оказывать влияние на Балканы, Ближний Восток, Иран, Черноморский и Средиземноморский регионы.

Тем не менее статус геополитического противника не означает, что у Москвы и Анкары не могут быть общие интересы. Обе державы развивают взаимовыгодный проект газопровода «Турецкий поток». Анкара будет стабильно получать относительно недорогой газ, а Россия сможет выйти на рынки государств Южной Европы и частично компенсировать потери от нереализованного «Южного потока».

Сенсационным выглядит военно-техническое сотрудничество двух держав. В 2016 году подтвердились слухи о том, что Москва и Анкара заключили контракт на поставку ЗРК С-400. Приобретение современной системы ПВО дальнего радиуса выглядит как политическая уступка со стороны Турции. Страна НАТО вполне могла приобрести американские аналоги, но сделала выбор в пользу РФ.

Такое поведение пришлось не по душе США. Вашингтон навязал Анкаре контракт на поставку Patriot и пригрозил исключить Турцию из кооперации по производству истребителей пятого поколения F-35

Отечественная пропаганда пытается убедить, что усложнившиеся турецко-американские отношения являются предвестником неизбежной крупной ссоры турков и американцев, вплоть до выхода Анкары из НАТО. Но, как мы говорили выше, такой вариант развития событий маловероятен из-за глубокой военной и экономической привязки Турции к Западу.

Заигрывание с Москвой необходимо Эрдогану, прежде всего, чтобы постоянно дразнить США и ЕС и демонстрировать значимость Турции для Западного мира. Республика переживает экономический кризис и остро нуждается в иностранных инвестициях. Эрдоган прекрасно понимает, что российскими туристами и дешёвым газом дыры в экономике не залатать.

Предательство Эрдогана и гнев Путина

Ещё одним ярким свидетельством успешного взаимодействия России и Турции нередко называют ситуацию в Сирии. Турция, которая ранее была категорическим противником Башара Асада, сейчас вовлечена в процесс мирного урегулирования; боевики, которых она пестовала, участвуют в так называемом Астанинском формате.

При посредничестве Анкары удалось без массовых жертв освободить Алеппо и ряд других крупных городов САР. Кроме того, Турция является гарантом соблюдения режима перемирия в четырёх зонах деэскалации, которые действуют на территории арабской республики с 2017 года.

Однако Турция по-прежнему поддерживает бандформирования в Идлибе. Именно в эту провинцию свозились исламисты из освобождённых сирийских городов. Идлиб, несмотря на российско-турецкие договорённости, остаётся источником постоянных атак на авиабазу Хмеймим и порт Тартус, где развернулось строительство военно-морской базы ВМФ

Министр обороны Сергея Шойгу и начальник Генштаба ВС РФ Валерий Герасимов регулярно встречаются с турецкими коллегами. Однако прогресс в переговорах ограничивается взаимными улыбками и рапортами о взаимопонимании. На протяжении последних полутора лет Россия и Сирия вынуждены проводить в Идлибе ограниченные операции по уничтожению НВФ, но после протестов Анкары войска возвращаются на исходные рубежи.

Поведение Анкары в Сирии может быть совершенно непредсказуемым из-за нежелания терять влияние на севере республики, где проживают тюркоязычные народы и курды, угрожающие безопасности южным регионам Турции. Перед началом сирийской операции (30 сентября 2015 года) Москве не удалось согласовать с Анкарой все позиции. Сложный переговорный процесс продолжается до сих пор.

Накал страстей между двумя государствами последовательно возрастал в течение всей осени 2015 года. Символическим результатом стал сбитый турецким истребителем F-16 российский бомбардировщик Су-24М. Инцидент произошёл 24 ноября. Россия восприняла атаку на самолёт как предательство и акт агрессии. Обе державы оказались на грани вооружённого конфликта.

Правда, сейчас в России не принято вспоминать об этой трагедии, жертвами которой стали подполковник Олег Пешков и морской пехотинец Александр Позынич (отправился на спасение экипажа Су-24М). Причина «забывчивости» руководства РФ и федеральных СМИ заключается в том, что Владимир Путин позволил себе ряд весьма радикальных выражений и обещаний, которые он потом нарушил.

24 ноября 2015 года Путин на встрече с иорданским королём Абдаллой II:

«Сегодняшняя потеря связана с ударом, который нам нанесли в спину пособники терроризма (речь идёт о вооружённых силах Турции. — РП). По‑другому я не могу квалифицировать то, что сегодня случилось…»

«Мы давно фиксировали тот факт, что на территорию Турции идёт большое количество нефти и нефтепродуктов с захваченных ИГИЛ (запрещена в РФ) территорий. Отсюда и большая денежная подпитка бандформирований. Теперь ещё и удары нам в спину, по нашим самолётам, которые борются с терроризмом»

Путин в послании к Федеральному Собранию 3 декабря 2015 года:

«Мы не забудем этого пособничества террористам. Всегда считали и будем считать предательство самым последним и постыдным делом. Пусть знают это те в Турции, кто стрелял в спину нашим лётчикам, кто лицемерно пытается оправдать себя, свои действия и прикрыть преступления террористов»

«Только, наверное, Аллах знает, зачем они это сделали. И, видимо, Аллах решил наказать правящую клику в Турции, лишив её разума и рассудка… Мы не собираемся и не будем бряцать оружием. Но если кто‑то думает, что, совершив подлое военное преступление, убийство наших людей, они отделаются помидорами или какими‑то ограничениями в строительной и других отраслях, то они глубоко заблуждаются»

8 декабря 2015 года Путин на встрече с министром обороны Сергеем Шойгу:

«Но что бы мы ни узнали, отношение наше к содеянному турецкими властями не изменится. Мы относились, ещё раз говорю, к Турции не только как к дружественной стране, но и как к союзнику по борьбе с террором, и никто не ожидал этого подлого, предательского удара в спину»

Путин 17 декабря 2015 года на «Прямой линии»:

«Поэтому на межгосударственном уровне я не вижу перспектив наладить отношения с турецким руководством…Но если кто‑то в турецком руководстве решил лизнуть американцев в одно место, — не знаю, правильно они поступили или нет»

«С действующим турецким руководством, как показала практика, нам сложно договориться или практически невозможно. Даже там и тогда, где и когда мы говорим «да, мы согласны», они сбоку или в спину наносят нам удары, причём по непонятным абсолютно причинам»

«Та ползучая исламизация, от которой бы Ататюрк, наверное, уже в гробу перевернулся, понимаете, на нас отражается. Мы видим, фиксируем, что в Турции находятся боевики — выходцы, допустим, с Северного Кавказа. Мы много раз говорили нашим партнёрам: «Но мы же так не делаем в отношении Турции». Нет, они всё равно там сидят, лечатся, их охраняют. Потом они, используя безвизовый въезд, въезжают по турецким паспортам и растворяются, а мы должны вылавливать их потом либо на Кавказе, либо в наших городах-миллионниках»

После «удара в спину»

Однако, как показало последующее развитие событий, Москва простила Анкару, получив достаточно скромные «отступные». Примирение России и Турции состоялось спустя 8 месяцев после «удара в спину». В июле 2016 года Москва поддержала Эрдогана, под которым зашатался трон в ходе организованного военными госпереворота.

В августе турецкий президент приехал в Петербург, как ожидалось, «на поклон». Перед встречей Эрдогана и Путина очень много говорилось, что вот сейчас-то наш президент возьмёт распоясавшегося султана за нужное место, и Анкара, «замаливая грехи» перед РФ, станет послушной служанкой Кремля. Действительно Турция ослабила поддержку боевиков, но взамен на эту услугу получила от Москвы санкцию на проведение сухопутной операции «Щит Ефрата» неподалеку от Аллепо.

Более того, ради нормализации экономического и политического сотрудничества с Анкарой российские власти «забыли» не только о возмездии за «удар в спину», но и фактически отстранились от поиска виновных в гибели наших военнослужащих. С такой же лёгкостью Москва «доверилась» туркам в расследовании убийства посла Андрея Карлова, который был застрелен на «примиряющей» для обоих государств выставке в Анкаре 19 декабря 2016 года

Конечно, большая политика отделена от морально-нравственных и этических ценностей. Её неизменными спутниками являются лицемерие, цинизм, коварство, лукавство, хитрость. Жизнь человека, попавшего в жернова сложных межгосударственных отношений, во все времена никогда ничего не стоила. Любое заступничество государства за своих граждан всегда политически мотивировано, позволяет кому-то заработать славу или просто заработать.

К чему подобные рассуждения? На текущий момент выгода России от нормализации отношений с Турцией не кажется очевидной. По крайней мере на сегодняшний день сложно однозначно утверждать, что «отступные», которые получила Москва за отказ от возмездия, были достаточными, чтобы решить ключевые проблемы, включая обеспечение безопасности российских военнослужащих в Сирии.

И всё же, если отстраниться от исторических обид и политических баталий, то можно смело говорить, что от неконфронтационных отношений оба государства извлекают пользу. В конце концов Турция слишком слаба, чтобы бороться с Россией и не может рассчитывать на серьёзную поддержку Запада в случае нового обострения. Поэтому Анкаре выгодно сохранять нормальные отношения с Москвой.

Также велика вероятность, что в Турции осознали недопустимость повторения каких-либо агрессивных акций против РФ. Однако такое положение дел не должно оказывать на Россию расслабляющий эффект. Нельзя забывать, что Турция входит в НАТО и полна внутренних противоречий, которые могут привести к непредсказуемым последствиям.

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Анатолий Вассерман: Грузины вновь станут лучшими русскими Далее в рубрике Анатолий Вассерман: Грузины вновь станут лучшими русскимиБыла ли дружба между Россией и Грузией? Читайте в рубрике «Политика» Босых накрыл «ферму рисовальщиков» за Гудкова и ЯшинаНа место инцидента был вызван наряд полиции, идет разбирательство Босых накрыл «ферму рисовальщиков» за Гудкова и Яшина
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!