Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Политика
Русская планета

Беспилотная эволюция. На что способны дроны-камикадзе?

Сбитый беспилотник
Фото: Disput.az
Ход конфликта в Карабахе показал возросшую необходимость применения воздушных брандеров
Александр Кочан
15 октября, 2020 11:16
7 мин

Обострение в Нагорном Карабахе ярко продемонстрировало возросшее значение беспилотников разного типа на современном театре военных действий (ТВД), особенно в условиях конфликтов низкой интенсивности.

В текущем противостоянии участвуют практически все типы БПЛА, за исключением тяжёлых стратегических аппаратов.

С помощью дронов можно вполне эффективно вести разведку, наводить артиллерию и наносить удары по наземным объектам. Наибольших успехов на этом поприще в Карабахе добился Баку, причём за счёт активного применения беспилотников-камикадзе, то есть аппаратов, начинённых взрывчаткой.

Удары воздушными брандерами позволили азербайджанским войскам уничтожить часть армянской бронетехники, разрушить отдельные инженерные сооружения, склады, вывести из строя элементы зенитных ракетных систем и даже пусковые установки оперативно-тактических комплексов

В официальных сводках Баку не приводится перечень применяемых БПЛА, однако до обострения Азербайджан не скрывал, что закупал израильские барражирующие боеприпасы семейства Harop, SkyStriker и Orbiter. Данные изделия управляются операторами на расстоянии до нескольких десятков километров.

Преимущество воздушного брандера заключено в точечности поражения — оператор чётко наблюдает объект и всегда может отменить заход на атаку, если, например, увидит гражданское лицо или получит приказ, запрещающий нанесение удара.

Кроме того, дрон-камикадзе — это многофункциональная машина. Оператор может использовать его для мониторинга или целеуказания. Барражирующие боеприпасы запускаются с катапульты и из специальных контейнеров.

Учитывая тенденции развития интеллектуальной начинки беспилотных аппаратов, можно с уверенностью говорить, что воздушные брандеры трансформируются в подобие миниатюрной крылатой ракеты.

Успехи Азербайджана имели такой резонанс, что нашли отклик у высокопоставленных чинов за океаном. В недавнем интервью изданию Army Times начальник штаба Сухопутных войск США генерал Джеймс Макконвилл заявил, что развитие воздушных брандеров заставляет по-новому посмотреть на американскую войсковую противовоздушную оборону.

В частности, Макконвилл выступил за оснащение БТР Stryker установкой с зенитными ракетами малой дальности типа Stinger. Одновременно Штаты работают над созданием лазерных и микроволновых перехватчиков дронов, а также средств обнаружения роя БПЛА.

Генерал не отказывается от классического подхода, который основан на ведущей роли танков и БМП на поле боя, но считает, что американские гусеничные монстры Abrams и боевые машины пехоты типа Bradley нуждаются в более серьёзном прикрытии.

С выводами начальника штаба Сухопутных войск США сложно не согласиться. Он признаёт, что одними барражирующими боеприпасами войну не выиграть, но в локальном конфликте (наподобие карабахского) с помощью дронов-камикадзе противнику можно нанести весьма ощутимый материальный урон и деморализовать регулярно повторяющимися диверсиями

Правда, недостатком дрона-камикадзе является его высокая стоимость по сравнению с управляемым артиллерийским выстрелом, который применяется примерно на ту же дальность. Кроме того, воздушный брандер нельзя назвать мощным оружием — масса его боевой части составляет примерно 5-15 килограммов.

Как и любой другой БПЛА, барражирующий боеприпас бессилен перед средствами радиоэлектронной борьбы и вряд ли сможет прорваться через эшелонированную систему ПВО. Таким образом для высокотехнологичного противника дрон-камикадзе, скорее всего, серьёзной опасности представлять не будет.

Естественно, армянские ВС и карабахское ополчение не могут похвастаться обилием современного вооружения. Азербайджанские дроны-камикадзе достигали целей прежде всего по причине промахов в прикрытии военной техники, слабой выучки армянских зенитных расчётов и дефицита современных РЛС и ЗРК.

Стоит отметить, что у Еревана также есть барражирующие боеприпасы. На оружейных выставках армянские инженеры последние годы демонстрировали несколько экспериментальных образцов, а в августе 2020 года — отчитались о тестовом запуске брандера «Дракон» в карабахское небо

Но, как с горечью признавали разработчики, их проекты не получили должной поддержки и финансирования, хотя перспективность применения воздушных брандеров была осознана ещё в период «апрельской» войны 2016 года. С большой вероятностью в арсенале Армении и НКР сейчас несколько десятков дронов-камикадзе, причём несерийных образцов. На текущий момент информация об их успешном применении не появлялась.

Помимо воздушных брандеров, в карабахском конфликте боевое крещение получили БПЛА с ракетно-бомбовым вооружением. Речь идёт о закупленных в Турциях беспилотниках, предположительно, тяжёлых дронах семейства Bayraktar, которые неплохо показали себя в Сирии и Ливии.

Необходимость анализа хода боёв в Нагорно Карабахе не может игнорировать ни одна уважающая себя страна. Как говорилось выше, конфликт находится под пристальным вниманием даже Соединённых Штатов. Естественно, боевые действия в НКР взяты на прицел и российского Генштаба, что вселяет надежду на интенсификацию работ на поприще беспилотной авиации.

На официальном уровне в России пока не звучало заявлений о принятии на вооружение хотя бы одного воздушного брандера и беспилотника с ракетно-бомбовым вооружением. Данные аппараты по-прежнему остаются выставочными образцами, либо проходят испытания. Когда будет запущено серийное производство дронов-камикадзе и носителей управляемых средств поражения, не сообщается.

В Сирии наша армия смогла успешно справиться с задачами традиционными средствами, то есть пилотируемой авиацией. В САР ВС РФ использовали беспилотники в основном для разведки и мониторинга ударов по позициям боевиков.

Тем временем террористы активно применяли ударные БПЛА против сирийских и российских войск. Конечно, это были аппараты кустарного производства, но они смогли доставить немало проблем, что фактически признавалось на официальном уровне.

Ливийский конфликт, в который сейчас вовлечены российские военные специалисты и ЧВК Вагнера, продемонстрировал достаточно высокую результативность применения БПЛА для поражения наземных целей. Главным образом в североафриканской республике применяются турецкие и китайские образцы. России в этой войне в очередной раз оказалось нечего противопоставить

Ход вялотекущих и неожиданно вспыхивающих в мире локальных конфликтов, которые не характеризуются крупномасштабными боевыми действиями, диктует необходимость широкого применения воздушных брандеров и ударно-разведывательных БПЛА.

Данная техника доказала свою эффективность как оружие совершения диверсий против противника, обладающим слабой системой ПВО. Подобным арсеналом обязательно должна обзавестись наша страна, иначе отставание в сфере беспилотной авиации от далеко не самых высокотехничных государств (как Турция) станет критичным.

Поделиться
7 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ