Армия России-2018: Между бумагой и реальностью
4 мин чтения
Армия России-2018: Между бумагой и реальностью

Каких результатов достигли Вооружённые силы в уходящем году?

Итоги развития Вооружённых сил РФ ежегодно подводятся на заседании расширенной коллегии Минобороны РФ в середине декабря. В здании на Фрунзенской набережной собираются Верховный Главнокомандующий, министр обороны, начальник Генштаба, командующие видами и родами войск, десятки генералов, первые лица государства и даже предстоятель РПЦ.

Данное мероприятие подчёркивает особое внимание политического руководства России к положению дел в армии. В этом году заседание состоялось 18 декабря. Первым слово взял президент РФ Владимир Путин, затем подробный доклад, посвящённый военным угрозам и результатам модернизации ВС, зачитал руководитель Минобороны Сергей Шойгу.

Выступления Путина и Шойгу можно похвалить за чёткость и предметность. В своих докладах они понятным обывателю языком (но при этом грамотно) охарактеризовали военно-политическую обстановку вблизи российских границ, подвели итоги совершенствования армии, назвали определённые цифры. Часть оглашённой информации без сомнения даёт пищу для достаточно глубокого анализа.

Путаница в показателях

Последние годы лакмусовой бумажкой положения дел в Вооружённых силах стала доля современных и модернизированных вооружений (СМВ). Данный показатель как бы отражает успехи (или неудачи) в перевооружении армии. При этом им нередко «козыряют», чтобы продемонстрировать силу и мощь нового российского оружия. Однако, судя по отчётам Минобороны, в России сложилась весьма противоречивая ситуация с современной и модернизированной техникой в войсках: то ли её не стало значительно больше, то ли этот показатель мало что в реальности означает.

В этом году доля современных и модернизированных образцов в армии составила 61,5%. За два года этот показатель вырос лишь на 3,2%. Например, в 2016 году он составлял 58,3%, увеличившись, кстати, на 11% по сравнению с 2015 годом! В то же время, несмотря на скромный рост в 2018 году, доля СМВ в отдельных видах и родах ВС почему-то стала заметно выше.

Так, по оценкам Минобороны в уходящем году, данный показатель в РВСН составил 82% (против 60% в 2016 году), в ВКС — 74% (против 66%), в ВМФ — 62,3% (против 47%), в Сухопутных войсках — 48,3% (против 42%), в ВДВ  — 63,7% (против 47%).

Данная статистика позволяет сделать вывод, что динамка роста доли СМВ по видам и родам войск превышала общий темп по Вооружённым силам! Как такое возможно?

К сожалению, Минобороны не разжевало общественности, что подразумевается под «современной и модернизированной» техникой. Например, сейчас идёт модернизация летающего с 1950-х годов  стратегического бомбардировщика Ту-95МС до уровня Ту-95МСМ. Является ли этот самолёт в версии Ту-95МС устаревшим? Ведь за шесть десятилетий эта машина претерпела несколько модернизаций, а сейчас идёт ещё одна.

Непонятно, как в принципе происходит количественный подсчёт вооружений. Более того, на примере нашего многострадального Военно-морского флота мы видим, что рост доли СМВ не отражает реального улучшения ситуации. Ввод в строй небольших кораблей (фрегатов, корветов и катеров) при общей деградации состояния техники первого ранга (крейсеров и эсминцев) знаменует трансформацию «океанского» флота в «москитный».

В погоне за высоким показателем долю СМВ в ВМФ можно при желании довести 90%, но из 100 боевых кораблей 90 будут фрегатами, корветами и катерами, которые не позволяют России демонстрировать вымпел в дальних походах. На бумаге флот РФ будет одним из самых современных в мире, но в реальности его боевая мощь помножится на ноль.

Все эти вопросы хотя бы в общих словах Минобороны или какому-либо авторитетному институту имеет смысл прояснить, чтобы не возникало такой путаницы со статистикой доли СМВ.

О хорошем и грустном

Если говорить кратко о хорошем, не пересказывая Путина и Шойгу, то в 2018 году продолжил расти уровень боевой подготовки военнослужащих. Положительную роль сыграли боевой опыт, полученный в сирийской операции (в арабской республике задачи выполняли 96% командиров общевойсковых бригад и полков), и многочисленные учения, проходившие на разных уровнях и в разных частях страны. Впервые с конца 1980-х годов в России были проведены манёвры в их истинном значении. Речь идёт об учении «Восток-2018», в которых были задействованы около 300 тыс. человек.

Судя по докладу Шойгу, в войсках сохраняется высокий уровень исправной техники. Во многом это связано с восстановлением ремонтных подразделений, которые были распущены при Анатолии Сердюкове. Также можно предположить, что Минобороны решило критические проблемы в управлении материально-техническим обеспечением.

В плановом порядке проходят испытания и освоение военной техники нового поколения. Прежде всего, речь идёт о «путинском супероружии»: межконтинентальной баллистической ракете «Сармат», аэробаллистической ракете «Кинжал», гиперзвуковом ракетном комплексе «Авангард», лазерной системе «Пересвет» и сверхдальней крылатой ракете X-101/102.

В то же время ни Путин, ни Шойгу не отчитались о результатах разработки ядерного подводного беспилотника «Посейдон» (Статус-6), ничего не рассказали о судьбе самолёта пятого поколения Су-57, танка Т-14 и другой техники на платформе «Армата». Не удостоился внимания перспективный стратегический бомбардировщик ПАК ДА.  

Печально, но в докладах Путина и Шойгу не прозвучало даже нотки о том, какие проблемы испытывают Вооружённые силы. Вполне вероятно, что более откровенный разговор имел место быть на закрытой части коллегии. (Журналистам дали возможность присутствовать только на первом часе мероприятия и церемонии награждения).

Конечно, Путин и Шойгу не должны раскрывать секреты Родины. Однако ничто не мешало в общих словах или в намёках, понятным специалистам, озвучить направления развития военного строительства, рассказать о задачах, которые предстоит выполнить, или дать определённые оценки, поручения, рекомендации.

Несмотря на предметный характер докладов Верховного Главнокомандующего и министра обороны, коллегия превратилась в привычное за последние годы мероприятие, где принято сетовать на высокую военную активность НАТО, обвинять США в «милитаризме» и отчитываться исключительно об успехах собственных ВС.

Один из важных военно-политических итогов 2018 года состоит практически в полном исчезновении дискуссионного формата публичных мероприятий с участием первых лиц государства и наиболее влиятельных представителей экспертного сообщества.

Расширенная коллегия и проходящий два раза в год «марафон» совещаний по вопросам развития оборонно-промышленного комплекса (ОПК) с участием президента свидетельствуют о том, что вопросы обороноспособности страны являются приоритетом  для руководства РФ. Но без публичного обсуждения хотя бы части проблем, без взаимодействия с гражданским обществом и без прекращения оголтелой антизападной пропаганды невозможно добиться радикальных положительных изменений.

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Демаскирует наши подлодки Далее в рубрике Демаскирует наши подлодкиКакие проблемы испытывает подводный флот и противолодочная авиация России? Читайте в рубрике Премия «Немалый бизнес» собрала две тысячи бизнесменовВ лонг-лист войдут 100 человек, в шорт-лист - только 20 участников Премия «Немалый бизнес» собрала две тысячи бизнесменов
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Загрузка...
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»