Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Политика

«Стал душить сгибом руки»

На суде по «Болотному делу» в четверг были заслушаны прежние признательные показания уже осужденного по этому делу Максима Лузянина

Елена Коваленко
21 ноября, 2013 21:11
6 мин

Максим Лузянин, 21 ноября 2013 года. Фото: Денис Вышинский / ИТАР-ТАСС

 
В самом начале заседания в Никулинском районном суде Москвы, на которое пришло много слушателей, адвокат Вячеслав Макаров выступил с ходатайством о медицинском осмотре Сергея Кривова, голодающего уже более двух месяцев. Макаров настаивал на том, что состояние Кривова не позволяет ему участвовать в судебном заседании.
На заседание в четверг Сергея Кривова все-таки привезли, на этот раз — в сопровождении врача из «Матросской тишины». Насколько известно к моменту выпуска этого репортажа, Кривов все еще продолжает голодать.
— Давление мне было померено, и все, — ответил Сергей Кривов на вопрос о том, осматривал ли его сопровождающий врач.
Судья Наталья Никишина в очередной раз отказала Кривову в проведении медицинского осмотра, сославшись на то, что всю необходимую помощь подсудимый может получать в СИЗО. А там сотрудники пришли к выводу о том, что Кривов в состоянии принимать участие в судебном заседании в сопровождении врача.
В качестве свидетеля в суд из колонии в Новомосковске привезли предпринимателя Максима Лузянина, который тоже проходил обвиняемым по «Болотному делу». Во время следствия Лузянин, который обвинялся по части 2 статьи 212 («Участие в массовых беспорядках») и по части 1 статьи 318 УК («Насилие над представителем власти»), полностью признал свою вину. Он согласился с версией следствия и 9 ноября 2012 года был осужден в особом порядке. Суд приговорил предпринимателя к 4,5 годам колонии.
Одиночный пикет в поддержку Сергея Кривова у Никулинского суда, 21 ноября 2013 года. Фото: Денис Вышинский / ИТАР-ТАСС
Одиночный пикет у Никулинского суда, 21 ноября 2013 года. Фото: Денис Вышинский / ИТАР-ТАСС
На заседании в четверг Лузянин не стал упоминать никаких подробностей событий 6 мая 2012 года и по возможности уходил от ответов, пользуясь статьей 51 Конституции.
— Я пришел на санкционированный митинг... там проходило шествие, — неохотно отвечал на вопросы обвинения Лузянин, которого подвели к свидетельской трибуне. Во время допроса с него не снимали наручников.
— Применяли ли вы физическую силу к кому-либо? — звонко поинтересовалась у свидетеля прокурор Стрекалова.
В ответ Лузянин замялся и попросил разрешения посоветоваться со своим адвокатом Гаджи Алиевым. К помощи адвоката он прибегал на протяжении всего допроса. На вопрос о применении физической силы Лузянин отвечать не стал, сославшись на 51-ю статью Конституции, которая позволяет не свидетельствовать против себя или своих близких.
— Ваша честь, я не могу охарактеризовать чьи-либо действия как применение физической силы, — ответил он на вопрос о применении насилия другими демонстрантами.
Никого из 12 подсудимых Максим Лузянин, по его словам, на Болотной площади не видел.
— Слышали ли вы голос Марии Бароновой 6 мая? Моя подзащитная обычно очень громко кричит, — поинтересовался адвокат Сергей Бадамшин. Лузянин ответил, что не знаком с Бароновой, а потому не смог бы узнать ее голос, даже если бы слышал его.
— Видели ли вы на Болотной площади Ярослава Белоусова, — в свою очередь спросила адвокат Екатерина Горяйнова.
— Нет, я с ним вообще не знаком.
— Но, может быть, вы слышали там его голос?
— Но я не знаком с ним, я не знаю, как звучит его голос! — улыбнулся Лузянин.
От вопроса о том, видел ли он применение омоновцами дубинок и других спецсредств, свидетель также попытался уйти, пользуясь 51-й статьей Конституции, но судья Никишина сказала, что этот вопрос не касается лично Лузянина, а потому он должен отвечать. После этого Лузянин неохотно признался, что дубинки он видел. Как именно полицейские применяли эти дубинки, свидетель в суде припомнить не смог: «Вы знаете, я уже не помню этого».
— Подходил ли к вам кто-либо с предложением применить насилие в отношении представителей власти? — дергая шариковой ручкой, спросила прокурор Стрекалова.
Когда Лузянин вновь попытался воспользоваться 51-й статьей, она попросила суд разрешить зачитать те показания, которые он давал во время следствия: «В связи с существенными расхождениями». Все адвокаты подсудимых высказались категорически против этого.
— Поэтому ходатайство как полностью необоснованное и противоречащее закону не может быть удовлетворено, — заключил адвокат Вадим Клювгант.
Несмотря на это, судья Никишина разрешила зачитать протоколы допросов Максима Лузянина.
«Я признаю вину в полном объеме по предъявленным мне обвинениям...» — начала зачитывать протокол девушка-обвинитель. Из показаний Лузянина, которые он давал перед тем, как согласился на особый порядок, следовало, что о «Марше миллионов» он узнал из интернета. Лузянин, согласно протоколу, был зарегистрирован на сайте «Мерседес форум» под ником «ANARXIST» и на сайте Mail.Ru под ником «ANARXIST MAXNO».
«Однако регистрация под этими никами не отражает моей политической принадлежности к политическим и экстремистским организациям», — оговорился Лузянин в протоколе.
На «Марш миллионов» он пришел с женой, которую потерял из виду, когда колонна уперлась в шеренгу омоновцев, которые не пропускали их дальше. Вскоре он почувствовал запах газа, начал кашлять и чихать. В этот момент к Лузянину подошел некий молодой человек то ли в кепке, то ли в капюшоне.
«Я взял и надел предложенную мне маску, после чего стал искать свою жену», — вспоминал Лузянин на допросе. Жену он не нашел, зато пару раз чуть не был задержан сотрудниками полиции, от которых сумел отбиться. Затем к нему подошла группа молодых людей, один из которых обратился к Лузянину:
Лузянин, по его словам, отказался и отошел в сторону. Там его снова попытались задержать бойцы ОМОНа. «Однако я рассердился и применил физическую силу», — рассказывал Лузянин о схватке с полицейскими.
Еще в одном протоколе допроса Лузянин уточнил, что изначально причиной его нападения на омоновцев стало то, что он увидел, как бойцы проявляют «излишнюю грубость» и жестокость при задержании демонстрантов.
В других протоколах, зачитанных в суде, Максим Лузянин повторял ту же картину событий на Болотной площади и полностью признавал свою вину, подробно описывая, как он применял силу к омоновцам. Вопреки сложившемуся у общественности мнению о том, что действия Лузянина привели только к «сколу зубной эмали» у омоновца, он рассказывает и о других своих подвигах.
Так, в младшего инструктора-снайпера Александра Штапкина бизнесмен швырнул крупный кусок асфальта, попав полицейскому в шлем. Размер камня, по версии следствия, был 20×30 см. Затем Лузянин повалил на землю омоновца Казьмина, которого стали избивать другие демонстранты. Казьмина почти раздели — с него сорвали шлем, бронежилет, защитный щиток и пояс, отобрали противогаз и дубинку. Казьмин получил сотрясение мозга и три недели пробыл в больнице.
Следующими жертвами предпринимателя, согласно протоколам допросов, стали сержант Иван Круглов и старший сержант Сергей Марков. Сначала Лузянин сбил с ног Круглова, с которого затем сорвали шлем и стали бить, после этого схватил за шлем Маркова, повалил его и ударил ногой, после чего к избиению присоединились другие лица.
Наконец, он подбежал со спины к рядовому патрульной службы Александру Прохорову, схватил его за шею и «стал душить сгибом руки». В то же время другие демонстранты сорвали с Прохорова шлем и, когда Лузянин повалил его, стали бить. Но Прохоров отделался ушибами и ссадиной на лбу.
Уже на Болотной площади Максим Лузянин привлек внимания дежуривших во время митинга оперативников Центра «Э». Так, в материалах «болотного дела» содержится рапорт майора Кирилла Ревякова, который тогда занимал должность начальника 6 отдела ЦПЭ ГУ МВД России по Москве. Рапорт датирован 6 мая 2012 года и направлен на имя заместителя начальника московского Центра «Э» А.А. Кузнецова.
В рапорте Ревяков пишет, что он вместе с оперативником Александром Горлычевым «работал личным сыском» на Болотной площади.
По словам оперативника, «данный гражданин перемещался в толпе, находясь на Болотной площади, а через некоторое время одел тканевую маску… после чего присоединился к группе граждан, которые тоже были в масках и выражали агрессивные намерения в отношении сотрудников полиции».  Затем Ревяков потерял этого мужчину из вида, а примерно через час увидел его снова – уже без маски. Оперативник дал ОМОНу указание задержать его, что и было сделано. Позже Ревякову узнал его на видео избиений полицейских, после чего ему удалось выяснить, что этот мужчина был доставлен в ОВД «Свиблово». Там была установлена личность Максима Лузянина, а еще через две недели Лузянина задержали.
В материалах дела также есть специальное разрешение, позволяющее ряду оперативников Центра «Э» посещать арестованного Максима Лузянина «на весь период предварительного следствия». В документе перечислены майор Кирилл Ревяков, подполковник Александр Горлычев, капитан Алексей Окопный, лейтенант Денис Домашев и капитан Николай Кобецкий. 
До своего ареста по «Болотному делу» Максим Лузянин занимался бизнесом в Подмосковье, руководил ООО «Гармония» и был совладельцем нескольких фирм, в том числе ООО «Мыльная пена», которая занимается торговлей чистящими средствами. За помощь в развитии спортивных секций в Подмосковье Лузянин получил несколько грамот, в том числе благодарность от Московской епархии РПЦ. В 1999 году Лузянин был осужден на четыре года условно по статье 163 УК РФ («Вымогательство»). По словам Лузянина, у него на иждивении находится мать-пенсионерка, жена и несовершеннолетний сын.
После допроса Максима Лузянина заседание по «Болотному делу» было перенесено на понедельник 25 ноября. Оно продолжится в 12:00 в Никулинском суде.
темы
6 мин