По состоянию на 25 мая 10:35
Заболевших353 427
За последние сутки8 946
Выздоровело118 798
Умерло3 633
Фото
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Фото

Россия — любовь моя

Фотограф Ляйля Гимадеева выяснила у сербов, почему они любят Россию и русских
14 октября, 2014 09:45
24 мин
«Я испытываю определенное восхищение этим человеком. Он продвигает патриотическую экономическую модель, радикально отличающуюся от того, что нам навязывают американцы», — выразила свое отношению к президенту России Владимиру Путину лидер крайне правого французского «Национального фронта» Марин Ле Пен. «Действия России в Крыму — это действия сильной державы, ломающей навязанные Западом правила игры, и если получилось у России в Крыму, то может получиться и у Венгрии в Закарпатье», — заявил на одной из уличных акций националистической венгерской партии «Йоббик» активист Дьердь Будахази. «Лучше бы Европейский союз вел переговоры о членстве с Россией, а не с Турцией», — отметил лидер болгарских националистов из партии «Атака».
Среди современных европейских правых существует мода на Россию и Путина. Но в Сербии симпатии к российскому государству никогда не были модными, они там традиционны. Еще с конца XV века, после падения Византии и установления османского владычества над балканскими славянами, Москва стала центром притяжения православного мира. В XVIII веке Российская империя, ставшая великой державой, открыто предъявляла свои претензии на доминирование на Балканах. Православные сербы и болгары в Турции и Австрии стали (и во многом справедливо) агентами российского влияния. После Первой мировой войны исчезла империя Романовых, но отношения между русскими и сербами не поменялись. После 1917 года Сербия стала местом притяжения русской белой эмиграции. В годы Второй мировой войны при непосредственной поддержке Москвы к власти в Белграде приходит Иосип Брос Тито. Во время гражданской войны в Югославии на помощь сербам едут русские добровольцы. В конфликте на юго-востоке Украины на стороне ДНР и ЛНР выступили сербские четники. Россия и Сербия никогда не воевали, а такие длительные взаимные симпатии между двумя странами и народами любую политическую конъюнктуру прячут на второй и третий план.
Фотограф Ляйля Гимадеева в 2014 году посетила Сербию и встретилась с местными русофилами, которые рассказали, почему любят Россию, ее правителей от Николая II до Владимира Путина и учат русский язык.
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Неманья Гличиш, студент исторического факультета Белградского университета. Город Лозница.
«Я люблю Россию, как и все сербы. Если ты родился в Сербии — ты влюблен в Россию. Это врожденное, как к маме и к папе. А Путин для сербов — это как рок-звезда. Он здесь самый популярный политик, символ мощи России. Если бы он стал у нас кандидатом, то взял бы 60%! Он много сделал, поэтому его уважают. Например, наша ситуация в Косово похожа на Чечню. Но у вас эта проблема решена, а у нас нет.
Мои друзья мне часто говорят, что я русский, потому что знаю много о России, о ее культуре, истории, знаю язык и вообще очень интересуюсь страной. Однажды я заказал флаг "Россия — Сербия" на сайте магазина болельщиков Спартака. Его принес один русский и, когда я хотел заплатить, он сказал: "Не надо — для брата бесплатно". Он специально приехал из России. Я хочу уехать в Россию, там у меня есть друзья, только для многих сербов эта поездка дороговата».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Неманья Гличиш, студент исторического факультета Белградского университета. Город Лозница.
«Это флаг русских добровольцев, примерно 1876—1878 годов. Герб — русский императорский черный орел, на щите сербский крест, вместо Святого Георгия. Это единственный флаг, который сохранился.
Мне нравится этот учебник по истории. Он написан диссидентом Дмитрием Оболенским, который не любил СССР, поддерживал бомбардировки Сербии авиацией НАТО, в общем, был плохим человеком. Зато написал короткую и понятную книгу по истории России».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Радомир Бата Почуча, бывший телеведущий, бывший пресс-секретарь противотеррористической организации, доброволец в «Новороссии» с 12 сентября. Город Белград.
«Сербы — народ, который никогда не пытался никого завоевать. Единственное, что мы всегда хотели, — это свободы. Со всех сторон на нас нападали, предавали, долгое время мы были под турками. И сейчас даже сербы не родной народ правительству — цыгане имеют больше прав. А в России, как в гимне: "братских народов союз вековой". Большинство споров решено мирным путем, все другие народы живут, как хотят, они все равны. Конечно, мы знаем, что русские — большинство населения, но остальные народы находятся под их защитой. Как Путину удалось успокоить Кадырова и наладить ситуацию в Чечне? Он принял его, он "исцелил все раны", и сейчас чеченцы борются вместе с русскими. Я лично не хотел бы быть в шкуре тех, кто борется против чеченцев».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Радомир Бата Почуча, бывший телеведущий, бывший пресс-секретарь противотеррористической организации, доброволец в «Новороссии» с 12 сентября. Город Белград.
«Мое тату значит, что я байкер, член российского клуба "Ночные волки". С правой стороны у меня есть сербская татуировка, а на спине — русская. Правда, их надо чуть-чуть отремонтировать. Это (справа) фотография с акции, которую мы организовали с друзьями, против поддержки нашим правительством санкций против России.
Совсем скоро я ухожу в "Новороссию", помогать братьям русским. Мой ребенок останется здесь без меня. Она все равно живет и будет жить лучше, чем дети, которые сейчас страдают от военных действий. Я понимаю, что рискую жизнью, но это все окупится, если я спасу хоть одного ребенка там».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Александр Протич, экс-солист группы «Београдский синдикат», звукорежиссер в фильмах Эмира Кустурицы; Джордже Бойович, совладелец магазина «Бункер» и бренда Otadzbina, фотограф. Город Белград.
Джордже: «Наш магазин и бренд появились в 2008 году. Otadzbina в переводе с сербского обозначает "Отчизна". Вся одежда произведена непосредственно в Сербии. Это патриотический бренд известен в некоторых странах Европы, недавно появился отдел в России. В основном, наша одежда популярна среди русофилов и ультрас, людей определенных взглядов».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Продукция магазина магазина «Бункер». Город Белград.
Александр: «Я думаю, что идентичность сегодня важна, так как все тенденции подвержены скоротечным изменениям. К тому же мы не должны забывать, что после падения Константинополя в 1453 году, большинство византийских придворных художников продолжали жить и работать на территории сегодняшней России, это сильно повлияло на развитие русского искусства. Такая тонкая грань между византийскими церковными мотивами и имперскими узорами на плащах русских царей. Мы стремимся вынести историю на улицы города. Для этого тщательно изучаем узоры. Этот воротник, например, похож на униформу Николая II 1896 года. Для нас, символы империи — это, прежде всего, Николай II, Петр Великий, Ломоносов, Достоевский и многие другие, а не те, кто сейчас выходит с такими флагами на площади России».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Джорджие Байович, художник, создатель социальных граффити на улицах Белграда. Город Ужице.
«Я уважаю императора Николая Романова — он принес в жертву свою страну в Первой мировой войне, чтобы помочь сербам, несмотря на то, что Россия была тогда ослаблена. Затем в российском государстве начались большие проблемы. Потом, как мы знаем, появились коммунисты, и страна была очень долго в сложной ситуации. До тех пор, пока не пришел Путин».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Джорджие Байович, художник, создатель социальных граффити на улицах Белграда. Город Ужице.
«Мы все здесь очень надеемся, что Российская империя снова восстановится. И в ближайшее время надеюсь, дай бог, мы будем поднимать памятник Николаю Романову в центре Белграда — наконец-то! Чтобы отдать дань уважения ему, потому что он этого заслужил».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Зорица Йованович, актриса театра и кино, ведущая актриса театра Бошко Буха. Город Белград.
«У меня почти все из России — дипломы, вещи, сувениры, чай, фотографии. Мой самый дорогой диплом — за главную роль в "Бедных людях" по Достоевскому. Я часто приезжаю в Россию: преподаю актерское мастерство в летних лагерях в Елабуге, в Самаре, Набережных Челнах, в Марий-Эл. Учу детей пению и народным танцам. Стараюсь выбирать народные сказки, чувствую, что и вам и нам нужно хранить традиции. В этом году мы играли сербскую сказку на русском языке "Язык животных". Я просто рассказала ее детям, а они сами написали сценарий, выучили роли. Отпустила их, знаю, как тяжело зависеть от режиссера. Там я учу своих друзей сербскому, а здесь учу русскому. Я борюсь за нашу связь».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Зорица Йованович, актриса театра и кино, ведущая актриса театра Бошко Буха. Город Белград.
«Россия изменила мою жизнь, там я встретила одного поэта из Татарстана. С тех пор как он взял меня за руку, мы договорились созваниваться по воскресениям. Он должен быть свободен, ему надо блистать талантом. Это духовная связь. Он часто организует мне выступления в России, а я продолжаю переводами жизнь его произведений здесь, в Сербии. Когда на улице я слышу русскую речь — мне кажется, что он где-то рядом. Я иду своей дорогой жизни. Русское — это моя дорога».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Александар Милутинович, студент православного богословского факультета Белградского университета. Город Лесковац.
«На нашем факультете мы обязательно учим русский язык. После учебы я могу стать священником, дьяконом, учителем. Мы очень похожи: одна православная вера и еще одна проблема — НАТО. После учебы я собираюсь в Россию. Но я не хотел бы там оставаться, только попутешествовать, постараться увидеть не только Москву и Санкт-Петербург».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Радивое Бато Милянич, создатель паба «Путин», председатель политического совета партии «Руска странка» («Русская партия»); Михаил Мошногорский, председатель молодежного звена «Руска странка». Город Нови Сад.
«Я назвал паб "Путин", потому что президент Российской Федерации — один из тех немногих, если не единственный, кто оказал сопротивление существующему мировому порядку и гегемонии Америки. Мы союзники и на вас всегда смотрим как на защитников. К тому же Путин спас и свою страну. Россия начала уже тонуть, тогда вы опустились так низко. Ельцин позволил себе скандалы: выглядел пьяным, пошло, так сильно опозорил такую страшную силу, как Россия. Но потом пришел Путин. Сербы вообще очень любят Россию. Эта традиция продолжается веками, она у нас генетически заложена. Я старюсь хранить эту связь. Особенно мне важна та молодежь, которая поворачивается к Западу, учит английский язык. Поэтому хочу, чтобы русский вернулся в школы. Я, к сожалению, не знаю пока русского, но начать никогда не поздно».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Александар Милутинович, студент православного богословского факультета Белградского университета. Город Лесковац.
«Для меня Россия — это, прежде всего, красивая страна: много прекрасных зданий, реки, мосты. Еще древние монастыри, гостеприимные люди. Может, я и остался бы там, если бы нашел хорошую работу или любовь».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Радивое Бато Милянич, создатель паба «Путин», председатель политического совета партии «Руска странка» ( русс. — «Русская партия»). Город Нови Сад.
«Запад давит на Россию. Нам очень жаль, что на Украине происходит братоубийственная война. Я убежден, что украинцы не хотят этой войны, не считая части населения, которая дезориентирована фашистскими настроениями».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Ненад Спасич, методист «Русского центра» гимназии имени Йована Йовановича Змая в городе Нови Сад, преподаватель русского и сербского языков. Город Нови Сад.
«Я где только не учил русский язык. Русский — это мировой язык, его можно услышать в любом уголке мира. Наша гимназия самая старая и самая лучшая в Сербии. Ее закончили много известных выпускников: профессора, ученые, политики, владыки. Каждый ученик, который опаздывает, должен рассказать стих на русском. Они даже специально опаздывают».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Ненад Спасич, методист «Русского центра» гимназии имени Йована Йовановича Змая в городе Нови Сад, преподаватель русского и сербского языков. Город Нови Сад.
«У нас в 2009 году при поддержке фонда Владимира Путина "Русский мир" открылся центр русского языка. Мы занимаемся популяризацией русской культуры в сербской среде. Такой центр еще существует в Белграде на филологическом факультете. Русский язык в школе изучают как один из двух иностранных языков. В прошлом году его выбрали около 150 детей с первого по восьмой класс (у нас восьмилетнее образование). Не так уж много, зато если эти ученики уже начали изучать, то значит, они продолжат учить его и дальше».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Мирьяна Николич, балерина, преподаватель русского языка и русской культуры для иностранцев в Белградском университете. Город Белград.
«Моя мама занималась у русских учителей, которые эмигрировали после Октябрьской революции в часть Адриатического моря, в Бока-Которскую бухту, в Херцег-Нови. Благодаря этому, первые сказки, которые я узнала, были на русском языке.
Этот сарафан я сделала сама по узорам ансамбля "Березка", а кокошник попросила привезти мне из России. Был еще вариант головного убора, который я надеваю на выступления, венок. Он больше похож на украинский, но для нас бывший Советский Союз и все жители Союза — русские. Мы не делали никогда никакой разницы, мы не знали, что они не все русские».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Мирьяна Николич, балерина, преподаватель русского языка и русской культуры для иностранцев в Белградском университете. Город Белград.
«Я родилась, выросла и поступила в балетное училище на специальность "характерные танцы с уклоном на русский". Моей учительницей русского стала Нина Брандайс. Тогда я была ее единственной ученицей, и мы постоянно разговаривали друг с другом на русском, будто с частным учителем. Я мечтала поступить в ансамбль Моисеева, но, к сожалению, не получила стипендию, зато поступила на филологический факультет. Первым человеком, которого я там встретила, был Андрей Витальевич Тарасьев — сын русских эмигрантов, композитор и руководитель хора "Лучинушка". Мы организовали группу славянских народных танцев, а в хоре я пою уже 40 лет. Когда я закончила учебу, я работала переводчиком на крупном предприятии "Центротекстиль", в советское время у нас было много работы. После того как фирма пропала, я устроилась в Детский культурный центр. Там тоже переводила, когда к нам приезжали дети из России. Вот так я связана с этой страной».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Воислав Видакович, атаман казачьего войска в Сербии. Город Белград.
«Люди любят здесь казаков: приезжаешь в костюме — очередь фотографироваться. У нас не было традиции казачества, были четники, но все это стало испорченным, политика все уничтожила, люди не доверяют таким организациям. Пять лет назад мы, любящие казачью историю, быт, кодексы, собрались в Сербско-русское общество казачьего братства. И потом получили из Москвы добро от главного атамана через Министерство иностранных дел на создание здесь посольской структуры центрального казачьего войска. Это очень хорошая нитка, которая возродит наши потерянные связи.
Нет русофильства, если вы не настоящий серб. И нет русского, который бы не любил сербов. Мы братья. Совсем недавно профессор Клесов открыл в своих исследованиях, что генетически мы один народ. А генетика — это точная наука, как математика, тут не поспоришь. Никогда сербы не воевали против русских, даже в Бородинской битве участвовали десять наших генералов. Нас считают маленькой Россией. Если нас развалить, то и легче Россию завоевать. Но Россия сильная, у нас говорят: "Нас бомбят, убивают, бомбят только до тех пор, пока не разбудят медвежонка"».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Воислав Видакович, атаман казачьего войска в Сербии. Город Белград.
«Моя жена занимается пошивом одежды Axios для священнослужителей. Она графический дизайнер, и все узоры у нее не придуманы, а разработаны совместно с богословским университетом. Мы дружим со многими монастырями, в Россию у нас тоже заказывают одежду. Мы выставлялись в Манеже, на ВДНХ, рекламируемся в журнале "Фома". Цены невысокие: и тут, и в других странах у нас покупают владыки и батюшки».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Близнецы Катарина и Кристина Перич, студентки филологического факультета Белградского университета. Город Пирот.
Кристина: «Я люблю русский язык, культуру, музыку, фильмы, но особенно людей — все такие приятные. Почему? Не знаю. Может, потому, что в Пироте мы живем на улице Льва Толстого? Я обожаю Петра I, много прочитала о его жизни. Мое любимое место в Санкт-Петербурге — Петропавловская крепость. Там есть такой памятник Петру, надо сесть на колени и загадать желание. И вот, когда я только села, то зазвенел колокол. Представляете! Мое желание, конечно, исполнилось! Мой Петр мне помог. Он идиот был, в конце концов, но все-таки способный».
Фото: Ляйля Гимадеева / «Русская планета». Близнецы Катарина и Кристина Перич, студентки филологического факультета Белградского университета. Город Пирот.
Катарина: «Все эти вещи — наше вдохновение. Нам нужно много учиться, но мотивации нет. Тогда достаточно взглянуть направо, налево — и снова за учебу. Мы дважды были в России по обмену. Когда впервые прилетели в два утра, такие уставшие зашли в дом, нам сразу предложили выпить чай. Как? Пить чай ночью? Но мы не смогли отказать. Зато уже на следующий год, как мы только вошли к ним, сами сказали: "Привет! Давайте чаю!" Русские очень мало пьют воды, только чай. Когда мы приехали и сели обедать, я попросила: можно мне воду. На меня так странно посмотрели и принесли теплую. А мы привыкли всегда стакан воды со льдом на столе. И кофе, у нас постоянно пьют кофе».
темы
24 мин