Фото
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Фото
Русская планета

«На смену, как на войну»

Фотограф Вадим Брайдов наблюдал за ночной работой башкирского фельдшера после массовых увольнений на станции скорой медицинской помощи
11 ноября, 2014 09:32
10 мин
Межрегиональный профсоюз работников здравоохранения «Действие» и Конфедерация труда России запланировали на конец ноября всероссийскую акцию протеста. Ее организаторы требуют приостановить ход реформы здравоохранения, сокращения коек в столичных больницах и увольнения врачей. Всероссийская акция — продолжение митинга, прошедшего на Суворовской площади в Москве 2 ноября и собравшего около 4 тысяч человек. Эта демонстрация стала крупнейшим за последние несколько лет протестным выступлением как работников российской системы здравоохранения, так и ее пациентов.
Жителей Уфы реформа здравоохранения коснулась не меньше, чем москвичей. Здесь работает лишь одна станция скорой медицинской помощи (ССМП). За первую половину 2014 года ее штат лишился 230 работников из 1241. Большинство из них ушли со своих должностей из-за того, что к середине лета зарплата среднего медицинского персонала скорой в Уфе снизилась до 22,9 тысячи рублей, младшего — до 11,2 тысячи.
Сотрудники ССМП считают, что массовые увольнения ставят под угрозу жизнь пациентов и само функционирование системы оказания экстренной медицинской помощи в Уфе. Вместо двух медиков на выезд едет один, количество бригад перестает соответствовать нормативам, водителей скорой не хватает.
Пытаясь привлечь внимание властей, в конце июля работники станции вышли на пикет у здания администрации Уфы, а в середине сентября устроили голодовку с требованием учитывать сложность работы при начислении зарплаты и доплачивать за ночные дежурства. После акции власти региона увеличили размер надбавок для среднего и младшего медперсонала до 1,5 тысячи рублей, но в октябре голодовка возобновилась.
Акция протеста прекратилась лишь после телемоста с президентом Национальной медицинской палаты Леонидом Рошалем, пообещавшим убедить Минздрав поддержать требования голодающих. Ситуацию в Уфе он называет рукотворной: благодаря переходу на одноканальное финансирование и включение скорой помощи в систему обязательного страхования возникла необходимость поддержания работы экстренной медицинской службы дотациями из бюджета. Однако в 2014 году в башкирской программе ОМС на скорые было заложено на 70 млн рублей меньше, чем в 2013 году.
Фотограф Вадим Брайдов провел ночную смену с фельдшером уфимской ССМП Еленой Ахметзяновой, чтобы узнать, как медики скорой помощи справляются в разгар «оптимизации» системы здравоохранения. В эту ночь бригада Елены работала в Орджоникидзевском районе Уфы — бывшей крупнейшей промышленной агломерации, которая в советские годы из-за большого расстояния до центра башкирской столицы носила статус отдельного города Черниковск.
«Фельдшеры составляют около трети от всего штата ССМП. Но нагрузки на них гораздо больше, поскольку благодаря им компенсируется недостаточная укомплектованность штата: фельдшера можно отправить на вызов и как собственно фельдшера, и вместо врача, и в паре с кем-то, и в бригаде, и самостоятельно. Из-за нехватки кадров вместо двух человек, как этого требуют стандарты, работает один», — рассказала Елена Ахметзянова РП.
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
С начала года — после того, как первые увольнения в ССМП начали сказываться на укомплектованности штата уфимской скорой помощи — Елене все чаще приходится отправляться на вызовы вдвоем с водителем. Ему запрещено выходить из машины, поэтому помимо тяжелой сумки с медикаментами фельдшер сама несет с собой кардиограф на случай, если появится необходимость проверить сердце пациента.
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
По словам Елены, иногда больным нужна не медицинская, а психологическая помощь. За ночь она выслушивает десятки историй жизни пациентов, помогая им справиться с переживаниями.
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
Чаще всего фельдшер дает пациентам таблетки вместо инъекции, однако обойтись ими удается не всегда.
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
Большинство ночных пациентов — пенсионеры. Понимая, что чаще всего их желание вызвать скорую обусловлено волнением, Елена старается быть добродушной и внимательной к ним. Но под конец 24-часовой смены делать это становится все сложнее.  
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
Многие дома Орджоникидзевского района Уфы не оборудованы лифтами. Выходя из подъезда, фельдшер в шутку благодарит диспетчеров за то, что квартира, в которую вызвали Елену, была на первом этаже.
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
По словам Елены, на прием по одному вызову в среднем уходит от 15 до 20 минут. Однако еще столько же времени нужно на заполнение документов.
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
Реаниматолог Давид (справа) передает вызвавшего бригаду «пациента», на поверку оказавшегося пьяным, в руки товарища.
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
Заботой реаниматологов чаще всего становятся пьяные люди, не нашедшие в себе сил встать с земли. Давид помогает подняться такому «больному», надеясь, что тот будет вести себя адекватно. До начала оптимизации на каждой подстанции ССМП дежурила спецбригада, помогавшая справляться с буйными пациентами. Теперь такая осталась лишь при психиатрической больнице.
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
Несмотря на запрет, иногда водители все же покидают машину скорой помощи. «Дверь в комнату держать, когда буйный наркоман-внучок не дает бабушку лечить, или для того, чтобы поднести оборудование», — объясняет шофер из бригады Елены. Из-за отсутствия необходимой квалификации водителям запрещено помогать переносить больных. Если пациент слишком тяжелый, фельдшер вызывает коллег на помощь, однако чаще приходится справляться самому.
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
«Хоть и не часто, но машины скорой помощи все же ломаются. Иногда это происходит дважды за смену. В случае поломок мы просто возвращаемся и пересаживаемся на другую машину», — говорит Елена. Однако в парке ССМП свободных автомобилей может не быть, особенно ночью, и тогда выезд задерживается.
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
Доставляя очередного пациента в травмпункт или больницу, фельдшер расспрашивает об их жизни. «Новости о том, что беременная с осложнениями удачно родила, а перелом у ребенка оказался лишь трещинкой, дают сил на весь вечер», — признается Елена.
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
График фельдшера вариативен — можно поставить и 12-часовые дневные смены, и только ночные, и 24-часовые. Под утро, когда суточная смена почти закончилась, Елена едва стоит на ногах от усталости. Однако возможности вздремнуть в комнате отдыха у нее нет: до следующего вызова осталось не больше четверти часа.
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
Водителям запрещено покидать автомобиль — ответственность за дорогостоящее оборудование скорой помощи лежит именно на них. Поэтому в ночную смену Елена носит чемодан с медикаментами и кардиограф самостоятельно.
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
Елена сравнивает две кардиограммы пожилой женщины — одну пациентка получила на днях в больнице, другую фельдшер сделала несколько минут назад на переносном кардиографе.
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
Объяснив пациентке причину недомогания, Елена предлагает госпитализацию. Если фельдшер посчитает, что состояние больной не требует срочного медицинского вмешательства, у женщины будет право выбора — поехать в больницу сейчас в машине скорой помощи или отправиться туда поутру. Большинство пациентов от срочной госпитализации отказываются, признает Елена.
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
Елена пытается установить причину недомогания по цвету языка молодого человека.
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
Медиков часто вызывают из-за проявления алкогольного абстинентного синдрома. Интоксикация нередко приводит к коме.
Фото: Вадим Брайдов / «Русская планета»
Среди медикаментов в чемодане Елены есть и сильнодействующие опиатные обезболивающие. Нередко на фельдшеров нападают наркозависимые, желающие заполучить эти лекарства. «С прошлого года случаи участились. Я и сама с ними сталкивалась. Поэтому каждый раз идешь на смену, как на войну. В ход включаешь любые возможные способы, чтобы защититься», — объясняет Елена.
Поделиться
ТЕГИ
Фото
10 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ