Фото
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Фото
Русская планета
Фото

Донбасс — сумеречная зона

Фотограф Александр Гальперин вгляделся в лица жителей Юго-Востока Украины
20 февраля, 2015 12:45
16 мин
На юго-востоке Украины наступило шаткое перемирие. Но по данным ООН, с начала конфликта уже более 600 тысяч человек превратились в беженцев, количество убитых приближается в 50 тысячам. Материальные потери не подсчитаны, но большинство экспертов сходятся во мнении, что в Донбассе они тотальны. Это — гражданская война и главные ее жертвы — мирное население. И это не только убитые или покалеченные. Пострадали и те, кто разорвал отношения с друзьями и близкими, обвиняя друг друга в симпатиях к «укропам» или «террористам». Те, кто свыкся с войной, не видит себя вне ее. У людей, которые слишком много времени провели на передовой, психика часто ломается — признался один из врачей, работающих в зоне конфликта; их интересует только война и все, что с ней связано. Даже если стороны не выстрелят больше ни разу, война еще долго будет бушевать внутри черепных коробок. Фотографии сделаны в ноябре прошлого и в январе нынешнего.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
От руин луганского аэропорта веет могильным холодом. За время боев (с начала июня по сентябрь прошлого года) в руины превратилось все то, что создавалось более полувека. Один из охранников проводит небольшую экскурсию по развалинам. — Ходите осторожно — предупреждает он, — тут много сюрпризов. И указывает на обочину со следами от гранатомета.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
Рядом со входом на летное поле лежит перевернутый и сгоревший бронетранспортер, бойцы укрывались за ним. Такое впечатление, что кто-то огромным шилом наделал в нем множество рваных отверстий.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
По руинам аэропорта мы ходим с местным жителем Виталием. В армии самопровозглашенной ЛНР служит его сын. — Больше всего боюсь за сына, — признается Виталий, — но уважаю его выбор.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
Фермер Анатолий живет в селе Переможное рядом с луганским аэропортом. Прошлым летом его дом и все постройки оказались на линии огня. Все время боев Анатолий с семьей провел на передовой, а когда стороны открывали огонь — прятался в подвале. — Помню, обстрел начался неожиданно, а я стоял на лестнице из подвала. Стальная дверь выгнулась дугой, меня швырнуло вниз. Ангар, в котором Анатолий когда-то хранил запчасти, превращен в решето. Техника зияет дырами. Некогда успешное хозяйство разорено. — Имущество мне жаль, но жизнь на этом не кончилась, — признается Анатолий. — Я за время войны очень сильно пересмотрел взгляды на жизнь. Главное выжила моя семья. А имущество… Что имущество? Восстановим!
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
Гуманитарная катастрофа в Донбассе складывается из множества трагедий поселков и деревень, тихих местечек, которые война почти стерла с лица земли. Новосветловка — из их числа. Этот поселок в Луганской области, который ведет свою историю с середины XIX века, прошлым летом был почти полностью разрушен в ходе боев. Школа пострадала серьезно (на фото), но не сгорела. В руины превращен спортзал и часть классов на втором этаже, уничтожен школьный автобус.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
По обледенелой лестнице поднимаемся на второй этаж. В покрытом копотью коридоре — кучи грязного тряпья, в котором с трудом угадываются сценические костюмы. В лед вмерзли обломки музыкальных инструментов и звукового оборудования. Среди мусора — грязный флаг «Партии регионов».
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
Раньше полки этого придорожного магазина на границе с Россией были полны товара. Теперь на прилавке только небольшой выбор конфет и снэков. Тот, кто замерз, может согреться растворимым кофе. Продавец грустно разводит руками — как же может идти торговля, если большинство предприятий прекратили работу, а пособия платили полгода назад? Местные жители говорят, что процветает только транспортный бизнес. Тот, к кого есть грузовик или микроавтобус, как правило, живет хорошо: люди готовы платить за возможность убежать подальше от войны.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
Первомайск — город с тяжелой, даже для современного Донбасса, судьбой. Его иногда сравнивают с Грозным. Основан в 1765 году. До войны здесь жили 38 тысяч человек. С лета прошлого года неоднократно подвергался ударам из реактивных систем залпового огня, что привело к сотням жертв (местные жители говорят о 700 погибших за июль и август) и разрушениям целых кварталов. Здесь, наверное, невозможно найти дом, который бы не пострадал от обстрелов. Информационный портал Первомайска сообщает, что последний раз город обстреляли 13 февраля. Сейчас в нем проживает, по разным оценкам, от 10 до 20 тысяч человек.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
С началом активной фазы военных действий в лексикон жителей Донбасса вернулось забытое слово «бомбоубежище». Деревенские жители прячутся в погреба, городские — в подвалы. Есть и более капитальные постройки, созданные во времена «холодной войны». По данным волонтеров, в январе этого года только в Петровском района Донецка в капитальных убежищах проживало более 700 человек, из которых 200 детей.
Одно из них находится вблизи шахты «Трудовская».
Несколько метров вниз и свежий воздух улицы сменяет влажный холод. Иногда электричество пропадает и в подземелья царит кромешный мрак. Те, кто живет в убежище, ходят за водой в близлежащие дома, а вместо канализации используют ведро.
В начале январе 2015 года тут прятались 40 человек. Многим из них некуда идти — дома разрушены или сильно повреждены при обстрелах. Не мало и таких, кто боится выходить на поверхность.
Мария Ивановна старейший житель подземелья, провела здесь семь месяцев, под землей встретила свои 76 лет.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
В соседнем помещении бомбоубежища — беженка Тарана с мужем и детьми. Еще у нее есть голубь, которого она кормит. Он напоминает Таране о мирной жизни.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
В Донбассе сувениры с военной тематикой продаются на каждом углу. Из пластмассы — дешевле, из дерева — дороже. Качество — кустарное, но добротное, сюжеты незамысловатые: флаги «ДНР» и «ЛНР», оружие, герои революции. Встречаются и маленькие шедевры, например, пародия на картину «За мир» советского художника-реалиста Фёдора Решетникова (Сталинская премия третьей степени в 1951 году).
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
Олег родом из Луганска и до войны работал в такси. Решение взять в руки оружие пришло после того, как разбомбили дом по соседству. До этого он, как и многие, считал все происходившее политическим спектаклем. Теперь служит водителем в медицинском взводе. Спит урывками, ест где придется, колесит по доброй половине Луганской области. Словом, все как до войны, за одним исключением — стреляют. Олег вспоминает как попадал под минометный обстрел, но выкрутился. Помогла шоферская смекалка. А, может, бог пронес.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
Однополчане зовут его «Док». На гражданке звали Владимир. Владимир — потомственный врач. Бабушка командовала прививочным отрядом, мама воевала под Сталинградом. Владимир вспоминает, как был заряжающим на «Граде», послужил в мотострелках, где научился стрелять. И только потом освободилось место командира одного из медвзводов (ушёл на повышение). На передовой у «Дока» брошенный хозяевами домик, в нем — полевой госпиталь. Со стен смотрят фотографии мирных селян, а зеркалах отражения людей в камуфляже. Под ногами путаются тощие кошки, готовые признать хозяином любого, кто их накормит и приласкает. Владимир выгружает из сумки привезенные медикаменты. Кошки принюхиваются к серым пакетам, но быстро теряют интерес — им нужна тушенка.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
Оказавшись в Донбассе, попадаешь во власть резких контрастов. Утренний чай проходят под звуки далеких и близких выстрелов. Как ни в чем не бывало работают продуктовые магазины, но на выходе постоянно видишь скромных стариков. Они тихо просят на операцию, а на самом деле — на еду. Через час маршрутка привозит тебя к обстреливаемым домам, населенных теми, кто не успел или не смог убежать от войны. К взрывам и выстрелам здесь давно привыкли, но еще не забыли что такое человечность. Почти каждый, с кем ты говоришь, предлагает погостить у него дома несколько дней. На передовую может отвезти обыкновенный таксист. За окном руины, а в салоне — бодрая музыка. Крестьянский дом соседствует с танком, а на деревьях висят скворечники, обитатели которых улетели прочь от взрывов.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
Стертая с лица земли деревенька Сокольники. До войны здесь жило несколько сотен человек, теперь — один. В сугробах догнивают приметы мирной жизни — брошенный велосипед, мотоцикл, больше похожий на решето, продырявленная легковушка. По соседству с детской площадкой небольшой танк под деревьями. Дети здесь будут играть очень не скоро.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
Среди руин петляет узкая полоска окопов. В них — «ополченцы». Украинских солдат можно рассмотреть не вооруженным взглядом. В сторону неприятеля смотрят стволы, прикрытые от непогоды брезентом. В блиндажах живут люди. Тихо дымит печка-буржуйка, в стеклянных банках сахар, чай, кофе, домашние консервы.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
Баба Таня — последний мирный житель небольшой деревушки в Луганской области. Когда-то здесь жили три сотни человек, теперь проходит передовая. У бабы Тани крепкий подвал, где она хранит домашнюю консервацию и овощи. Когда-то эти банки были украшением праздничного стола, теперь — запас выживальщика. Консервы спасают бабу Таню от голодной смерти. От большого дома осталась половина. В сохранившуюся комнату баба Таня притащила все свое богатство — ковер, простенький хрусталь, пачку книг и стенные часы, которые остановились на половине одиннадцатого. От большого дома осталась половина. В сохранившуюся комнату баба Таня притащила все свое богатство — ковер, простенький хрусталь, пачку книг и стенные часы, которые остановились на половине одиннадцатого.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
Позывной командира разведчиков — "Лютый" и родом он из Башкирии. За плечами — горячие точки (Приднестровье, Чечня). На родине возглавлял военно-патриотический клуб, участвовал в вахтах памяти, вместе со школьникам искал останки павших в Великой Отечественной войне. Причину, почему он здесь, "Лютый" формулирует просто (как и многие другие, кто приехал на Донбасс) — не мог дома сидеть, когда женщин и детей убивают.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
Неизвестно, получил ли дизайнер магнитика какую-нибудь премию за свою работы, но этот сувенир продается по вполне доступной цене 15 гривен.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
Надежда Ивановна и Александр Иванович Кириченко живут в поселке Новосветловка, что рядом с Луганском. В большой семье — 9 детей, украинское государство наградило Надежду Ивановну званием мать-героиня. Прошлым летом, во время боев, дочь вывезла своего 11 летнего сына Сашу в Ростовскую область. Мальчик пошел купаться на речку и утонул. Упавшая мина серьезно повредила дом Кириченко. Старики обратились в местную администрацию за помощью. Приезжали чиновники, качали головой и обещали помочь, но ремонт пришлось делать за свой счет (помогли дети). Последний раз гуманитарную помощь видели в сентябре 2014 года.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
На ладони жителя Луганской области — осколок, пробивший крышу дома. Местные врачи говорят, что пулевые ранения встречаются редко, в основном минно-осколочные. Железа в донбасской земле теперь явный переизбыток. Около разбитой больнице в Новосветловке бродит охотник за металлом. Улов не велик — обгоревший ствол от «калаша». Мужчина рад и этому немудрящему богатству. Искатель скрывается за обгоревшим танком, стоящая рядом женщина тяжело вздыхает — до войны отличным слесарем был. Теперь работы нет никакой.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
Истинные герои Донбасса — представители совсем не героических профессий. Врачи, учителя, волонтеры, аварийщики, дворники. Аварийная машина газовой службы приехала на шахту «Октябрьский рудник» искать разрыв магистральной трубы, пострадавшей при последнем обстреле. Дыру, в конце-концов, обнаружили и начали варить, не обращая внимание на вой пролетающих снарядов и мин.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
День Анатолия Васильевича Райкова начинается с похода к источнику. Маршрут этот связан со смертельным риском, если живешь в Октябрьском районе Донецка. Когда-то, до войны, этот район считался благополучным. Теперь здесь каждый день падают мины, а канализация и водопровод не работают.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
Врачи скорой помощи выезжают на вызовы под огнем. В домах еще много больных и стариков, которым нужен врач. Когда старенькая машина застревает на заснеженной дороге, врачи вылезают из кабины и вытаскивают ее из ледяной каши. Далекие и близкие взрывы не мешают дворникам убирать Донецк. Канонада не стихает ни на минуту, а люди в оранжевых жилетах скребли лопатами улицы, не обращая внимания на войну. Или, может быть, делали вид, что им не страшно.
Фото: Александр Гальперин / «Русская планета»
В руках Анатолия Васильевича Райкова несколько пустых пластиковых бутылок из под родниковой воды. До колодца с технической водой на пустыре рукой подать, но осколок может прилететь в любой момент. Анатолий Васильевич снимает поношенную куртку и лезет в узкую бетонную дыру, пытаясь открыть заслонку. Наконец вода набрана и мужчина пускается в обратный путь.
темы
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
16 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ