Фото
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Фото
Русская планета

Дневник учителя

Фотограф Наталия Платонова вспоминает, как она работала учителем в школе
1 сентября, 2014 09:40
10 мин
В пятом классе я писала контрольные по математике для своих кукол. Решала за них, а затем проверяла красной ручкой. У меня был журнал с оценками, я даже выводила итоговые. Я кричала и ругалась на своих кукол и плюшевых обезьян, когда они проваливали контрольные и не могли ответить на мои вопросы.
Поступив спустя шесть лет в педагогический, я четко осознавала, что не хочу идти в профессию. Мне казалось, что, выбирая ее, ты прощаешься со своими мечтами ради мечтаний других людей и  больше не станешь актрисой или певицей, как мне всегда хотелось. А те, которых ты будешь учить, смогут — за счет того, что ты лишилась свободы. Так казалось мне в 11 классе.
После окончания ВУЗа, как бы я ни бегала, судьба привела меня к порогу школы. В ней я проработала два с половиной года. Вела уроки и вместе с подругой руководила школьным театральным коллективом. Потом я поменяла место жительства и профессию.
Эта фотогалерея — мой дневник, неосознанный, эмоциональный. Фотоаппарат позволял закрыться и спрятаться, избавиться от накопленного напряжения. Это дневник моей памяти, к которому я возвращаюсь снова и снова.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Еще один год — и я уйду. Надоело, больше нет никаких сил.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Пришли дети, сказали, что Рамиль проткнул себе глаз ручкой. Сердце ушло в пятки, уже представила себя в общении с сокамерницами. Оказалось, что налетел на дверную ручку, отделался синяком.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
«Лев Николаевич говорил, что самый важный человек — это тот человек, который с тобой говорит вот сейчас. А самое важное время — это сейчас» (из размышлений В.Б. Шкловского, учебник литературы за 6 класс).
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Письмо Маши: «Мне грустно, не потому что вы уезжаете. А потому что я не увижу вашу улыбку, не смогу вас обнять, не смогу больше так бояться контрольных... не смогу оставаться по субботам с вами, не смогу просто молчать, улыбаться, радоваться сильно за вас... ходить по музеям, гулять, веселиться... мальчиков наших ругать, обсуждать... Просто стоять и смотреть на лица, просто стоять и смотреть на вас... грустно мне оттого, что не спится, мне и сейчас, мне и сейчас... грустно, не те Новый год, день рожденья, марта Восьмое не те, что были с вами... грустно, не будет так хорошо, грустно, не будет так весело, смешно...» Маша.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
«Не бегать, строиться по парам». Так проще контролировать и немного легче дышать. За время моей работы случались переломы, ушибы, драки, приходы полиции по интересным вопросам. И за все в ответе — именно ты.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Тридцать часов в неделю — это практически каждый день по шесть уроков. Бывает, что без перерыва, подряд. К концу понимаю, что еле жива. Хорошо, что в столе еще осталась шоколадка.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Каждый день, заходя в школу, я ощущала хрупкость этого мира — мира детства. Сколько судеб ты пытаешься вытянуть, направить, изменить? Сколько из них ты потеряешь, а сколько спасешь? Каждый день приходится разговаривать с их совестью, вытаскивать ее наружу, каждый день приходится разочаровываться, но находить в себе силы двигаться дальше, несмотря на кажущуюся безнадежность всего, что ты говоришь, делаешь, чувствуешь.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Любимчиков быть не должно, но всегда есть те, которых выделяешь или которые выделяют тебя — например, Герман. Герман любит «умирать» (от усталости, лени, жары, холода, солнца и прочего, и прочего), паясничать, болтать по поводу и без, отвлекаться и крутиться на уроках. Он также любит правду, разговаривать, говорить то, что чувствует, попадать в кабинет до урока и вести беседы со мной, помогать, делать комплименты и дарить подарки на праздники, когда удается достать денег. Он научился сдерживаться, не останавливаться на достигнутом. Ему удивительны его успехи — уверена, в будущем у него их будет немало.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
На занятиях по педагогике в университете, во время опроса о будущей профессии, я всегда поднимала руку с теми, кто не собирался идти в школу. Но обстоятельства решили за меня: 26 января 2010 года я пошла на свой первый урок.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Это история о том, как я знакомилась с системой, боролась с собой, взрослела и старела, как Герман увидел в моей морщине на лбу букву «А». О том, как я злилась, отчаивалась и радовалась, была несчастна и счастлива.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Первый день рабочей недели: переступаешь порог школы, а на тебя сыпятся жалобы на криминальное поведение любимых и родных. Такой «бодрячок» сразу. И мысль работает, и мышцы в тонусе, и идеи посещают со скоростью света, и так внутри все переворачивается, от настроения до мировоззрения.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Я чувствовала, что превращаюсь в учительницу из своей школьной жизни. Теперь я понимаю, почему учителя такие. Это ответственность делает свое дело.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Мой учебный год — это около тысячи уроков. Тысяча раз «число, классная работа», тысяча раз не успеть все за 40 минут. Тысяча.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Очень болит спина и колотит. Иногда мне кажется, что у меня истерия и я нервнобольная.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Люблю свой театр, репетиции, занятия в кружке, ремонт в гримерке.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Нагрузка учителя высшей категории: два девятых класса, шестой и пятый с классным руководством. Опыта работы нет, университет закончила год назад. Помню, как меня трясло перед уроками у девятых классов.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Никогда не хотела работать в школе, она для меня нечто вроде тюрьмы. Но сейчас я люблю эту работу. Иногда.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Катастрофическое ощущение нехватки времени. Ничего не успеваю. Тетради, подготовка к урокам, заполнение журнала одного, второго, третьего, четвертого, пятого и так до бесконечности.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Когда меня выводили из себя, я закрывалась в кабинете и громко слушала музыку всю перемену.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Однажды я начала засыпать на уроке, когда мне что-то читали ребята из коррекционного класса. Я пыталась прикрывать лицо рукой, но думаю, они все поняли.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Я их люблю. И ненавижу — потому что люблю. Я хочу, чтобы мои дети были идеальными, но пока все наоборот. Вот, уже называю детей «мои».
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Ненавижу бумажки, глупых людей и глупые поступки.
Фото: Наталия Платонова / «Русская планета»
Люблю я их. Не думала, что будет так тяжело расставаться. Прошло два года, ровно два года я обучала этих оболтусов, воспитывала по мере своих сил, обижалась, ругалась, смеялась вместе с ними, разговаривала, но все больше ругала. Иногда возникало ощущение любви, иногда — полной безнадежности. Я буду скучать.
Поделиться
ТЕГИ
Фото
10 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ