Мнения и люди
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Мнения и люди
Русская планета

Чем больше снимаешь, тем выше результат!

Мнения и люди
8 сентября, 2017 13:00
15 мин
Русская Планета: Куда сейчас все-таки движется художественная фотография?
Андрей Каменев: Фотография как таковая сейчас находится, как мне кажется, в таком состоянии, что дальше ей особо развиваться некуда! И поскольку бумага, бумажные издания и полиграфия вообще «сливаются» по экономическим и экологическим причинам – на первое место выходит интернет. И соответственно, надо делать мультимедийные проекты. Если хочешь как-то тронуть зрителя, уже нужно снимать видео! Потому что девайсы улучшаются, качество улучшается.
РП: Это что ты имеешь в виду?
АК: Есть Full HD Video – сейчас только-только появились телевизоры Full HD. Но уже появляются телевизоры 4К – это в четыре (!) раза качественнее, чем Full HD.
РП: Это зависит от количества точек?
АК: Да, и возникает полная реалистичность картинки. И сейчас появились доступные камеры, которые позволяют снимать видео 4К. Уже у последних Cannon, у Sony все мелкие модели 4К снимают. Раньше это могли делать только RED’ы, ALEXА и всякие дорогие по 100 000 рублей видеокамеры. Сейчас это все спускается на бытовой уровень, поэтому становится доступным. Короче, помимо фото, надо, конечно, снимать видео. Надо записывать звук, и использовать все остальные компьютерные программы.
РП: То есть фото ушло, что ли?
АК: Просто фотографией уже никого не сразишь. Поэтому надо делать какие-то такие интерактивные истории, сейчас очень развито 360 фото и видео. Чтобы зацепить зрителя, надо использовать весь арсенал современных средств! Я работал на сотни журналов, во всех стилях – сейчас, во-первых, журналов уже нет, во-вторых – если раньше эти фотографии кто-то покупал для журналов, то сейчас подписка на 10 000 000 фотографий, допустим, Travel, стоит 100 евро! Журналам проще подписаться на 10 млн. фотографий за 100 евро в год, и они получают весь мир вообще в самых лучших фотографиях. Почему? Потому что цифровая техника двинула это все настолько широко в массы… Теперь, если хочешь заработать денег фотографией, как ты хорошо ни снимай – не получится! Ну, никак.
РП: И чего же сейчас делаешь?
АК: Сейчас снимаю видео 4К на очень дорогие камеры. Есть такое понятие бит-рейта (beat-rate). Качество записи. И если у Sony 25 бит запись, то у меня 400 бит-рейт – вообще убиться! У меня флэшка на 128 Гб улетает за 20 минут. Диска двухтерабайтного хватает на три дня при нормальной работе. Три дня – 2 терабайта!
РП: Это что же за картинка получается?
АК: Она настолько качественная, что я сейчас даже фотоаппарат с собой не беру – просто делаю скриншоты с видео, и они качеством, как с Cannon Mark III.
РП: А видео-то у тебя какое?
АК: Sony.
РП: Большая камера? Сколько кило?
АК: Четыре. Тяжелая.
РП: Ну, как старая Betacam.
АК: Да, такая большая.
РП: А сколько стоит?
АК: Миллион. Без объектива. А оптика – вообще…
РП: Ну, в общем, самый знаменитый фотограф ушел в видео.
АК: Ну, мне видео интересней, потому что фото для меня уже слишком просто. Я все вижу, много чего знаю, чего-то снять - для меня проблемы вообще никакой. Была бы задача! Ну, я фото снимаю, поскольку я шеф-фотограф журнала National Geographic Россия. Я все равно снимаю фото.
РП: Лет десять назад в «Фотоцентре» на Гоголевском бульваре была выставка Вадима Гиппенрейтера – все ходили: «О! А! Камчатские вулканы, Долина гейзеров!»
АК: Это все старая история. Сейчас это уже все снято. Он снимал Толбачик в 1975 году, а в 2012-м Толбачик шарахнул еще раз. И туда съездило, я не знаю, сколько тысяч фотографов! А тогда Гиппенрейтер был единственным фотографом, который там вообще побывал, и его снимки обошли весь мир. Теперь на конкурсах, которые я сужу, я такие фотографии даже не очень и рассматриваю. Потому что их стало очень много: с молниями, с лавой, днем, зимой, ночью, так, сяк, с людьми, без людей. Возможности другие.
РП: Слушай, но вот терпение-то осталось?
АК: Терпение осталось. Если говорить про город, то еще три фотографа осталось типа Кости Кокошкина. Вот он в городе черпает вдохновение. Ему надо ждать, чтобы на башню правильный закат упал. Всегда можно чего-то найти, даже в городе. Но я снимаю природу.
РП: В National Geographic монтаж, коррекция применяются?
АК: Коррекция применяется, разумеется, монтаж – нет. Дефекты убирать можно. Просто границы сложно провести. Вот скажешь, можно убирать объекты. Один уберет объект, который мешает, а другой все нарисует заново. И тоже скажет: «Я просто убрал объекты». Поэтому желательно, конечно, снимать одним кадром. Потом вот с воздушной съемкой у меня проблема – стрижи.
РП: М-м-м?
АК: Где бы ты ни летал, стрижи тут же начинают тусить вокруг коптера. Получаются черные смазанные точки, которые портят картинку. Поэтому приходится их замазывать. Потом извини, комары перед камерой летают! Я снимаю сериями в комариных местах, потому что комар может загородить объект, включая лицо человека! Серия – чтобы найти хотя бы один кадр без дефекта! По-моему, это все допустимо.
РП: Некоторые делают странную цветокоррекцию – наполняют фотографию едкими красками – это зачем?
АК: Надо понимать, для чего фотография. Если она используется для полиграфии, то ее все равно будут цветокорректировать, ну, будет предпродакшн некий – переводить в другие цвета и так далее. В принципе для печати у любой фотографии нужно немножко поднимать контрасты и цвет – это допустимо. Ну, понятно, что «кислотные» цвета не применимы.
РП: Помнишь, при печати все время мешали резкие переходы из света в тень, «проваленные» тени, выпячивание оранжевого или красного.
АК: Ну, это другое: это широта матрицы – сейчас это все позади, поскольку техника быстро развивается. Обрабатывать фотографии, конечно, можно. Вот по поводу притемнений, затемнений: сейчас многие пейзажисты используют ND-фильтры и всякие фильтры-оттененники. У тебя яркое небо – ты надел фильтр сверху, у тебя небо «пригасло». В принципе, то же самое можно сделать в Photoshop’е, наложив «маску» на небо, и «вытянув» из картинки все, что там есть. Кто-то скажет: «Ой, он небо вытянул!» Могу и не вытянуть! Могу купить фильтр за 300 долларов, поставить его – будет то же самое! Тут еще и бюджет играет роль. Поэтому я считаю, все допустимо.
РП: Но вот бывают картинки – у них нарочито искусственный вид.
АК: Есть еще технологии типа там HDR – сложения разных трех-пяти фотографий в одну. Это технология, она позволяет яркие и темные объекты совмещать на одном кадре. Ну, снимается брекетинг – по выдержке, и потом это совмещается автоматически. Брекетинг - это один кадр у тебя по норме, один в минус, один в плюс. Ты как бы увеличиваешь широту матрицы – матрица не безгранична.
РП: Ну, то есть ты драматизма добавляешь? Вот Луна огромная, когда в небе висит?
АК: Когда у тебя Луна и весь город – ну вот если Луна высоко в небе, как ты ни снимай, чтобы город получился, она всегда будет белым пятном. Ты можешь на другом кадре поставить выдержку по ней, и два кадра потом совместить. У тебя будет Луна с проработкой и город.
РП: А мы будем такие фотографии на конкурс принимать?
АК:  Это работа. Надо додуматься. Надо технически исполнить – это сложно. В этом ничего такого нет.
РП: То есть пусть работают полным спектром средств, чего есть, чего найдут? И фото с гаджетов будем брать?
АК: Думаю, да. Есть креативные люди, которые снимают только гаджетами. У меня в фототур люди иногда приезжают с планшетами и айфонами! Конечно, на биллборд это не растянешь. Если себе в Instagram – бога ради! Или на интернет-фотоконкурс. Ну, можно потом их распечатать небольшие.
РП: Какое должно быть минимальное количество пикселей?
АК: Желательно не меньше 8 МГп. Меньше – чуть «полезет», выглядеть будет хуже.
РП: Селфи не присылать?
АК: Селфи нет, и ограничить всякие там семейные портреты. Если они жанровые – то есть, ребенок играет, мама чего-то делает – то да. А если они сидят на диване по стойке «смирно» или стоят на фоне какого-то объекта – не надо.
РП: Море?
АК: Да пусть креативят!
РП: Так лето на даче можно прекрасно снять! Так, что дыхание захватит.
АК: Реально интересная тема: российские дачи – это же нечто уникальное! У кого из проволоки кровати, у кого нереальные хоромы… И это не дом – это дача. Нечто другое. Все эти помидоры, огороды, как тетки в купальниках копают, мужики чего-то пилят – это хорошая жанровая история!
РП: А что же в свете вышесказанного делать Ольге Свибловой-то?
АК: Она занимается историей фотографии – артом. Есть арт-фотографии…
РП: Есть еще черно-белые фотографии!
АК: Это все галерейная и арт-фотография. Это как раз для ценителей, для любителей, для специальных эстетов, а трэвел, репортажная фотография, обычная, любительская – она про другое. Любительская и профессиональная отличаются абсолютно не качеством. Профессионалы своими фотографиями деньги зарабатывают, а для любителей это хобби. Вот, собственно, и вся история. Качество аппаратов одинаковое – не важно, 6-й у тебя Cannon или 6000-й. Практически разницы никакой нет – ни по автоматике, ни по каким-то другим параметрам. Ты купил аппарат за 15 000 рублей, и можешь уже работать в высоком качестве. Поэтому грань стерлась, а все, что относится к арт-фотографии: специальная, коммерческая, профессиональная совсем – это вот к Свибловой туда. Ретро, историческая…
РП: Всякие Шойхеты и Родченки?
АК: Да, да, да. Мы уважаем всех старых фотографов, но мир меняется!
РП: А вот ты говоришь, «Художественная фотография - на пике». Что же, ее не будет?
АК: Нет, она будет, как и бумага, которая тоже умирает, как пленочная история. Еще есть люди, которые снимают на пленку. Снимают мануальными объективами (с ручной настройкой). Ручными камерами. Но если брать в общей массе, то это тысячные доли процента! Все равно все перейдет с бумаги на экран, и чем ты снимаешь, уже не имеет значения! Я имею в виду пик использования фотографии. То есть для себя все как снимали, так и будут снимать. Ну, как раньше были придворные художники: они знали секреты красок, держали разные секреты – это закрытая каста была – а сейчас ты можешь пойти купить любые кисти, краски и приспособления для живописи, и, в общем, тебе никто не мешает творить! Все инструкции есть в интернете. Можешь хоть Микеланджело повторить при желании. Уже нет той секты. Как и в фотографии: было 20 - 50 профессионалов в Москве, а теперь их сотни. Не только профессионалов, но и любителей, которые на высоком уровне снимают. Появилась куча информации, куча девайсов…
РП: А вот сейчас какие-нибудь признанные корифеи, кроме тебя, есть?
АК: Я не считаю себя корифеем. Просто у меня большой опыт. Я развиваюсь. Сейчас вот видео снимаю. Освоил разные типы съемок. И макро, и подводные, и панорамные - уже чего только не пробовал! В ремесло не хочется, чтобы это превращалось. То есть, в тупое зарабатывание денег. Поэтому приходится двигаться другими путями – видео и так далее. Заниматься тем, что сложнее. И сейчас это интереснее. Видео тоже есть куча: воздушное, подводное, сложное технически. Все эти рельсы, краны, коптеры, сложные камеры – это вообще не просто. Поэтому я опять ушел в некую «зону недосягаемости» для большинства. Потому что мне интересно. Но это сейчас будет догонять, потому что все упрощается: 360о появилось в прошлом году в январе, а сейчас уже бытовые камеры 360о продаются. Пока они по качеству плохие, но вопрос двух-трех лет, и они тоже будут 4К 360о снимать и «сшивать» прям сразу!
РП: Ну, вот в Америке есть яркие природные объекты: Гранд-каньон в Аризоне и Колорадо, Башня Дьявола в Вайоминге – не понятно, как она вообще образовалась. А в России нет таких ярких объектов… чтобы прям умереть-не встать.
АК: Есть, е-е-есть всякие объекты! В России есть все. Я последние три года ни разу не выезжал из России, путешествую по России. Много есть мест, локальных, таких, сяких. Сейчас мы снимаем 50 разных фильмов как раз для «Года экологии».
РП: Это вы решили BBC положить на лопатки?
АК: Ну, в общем, ты угадал – я хочу свой продакшн, которой может работать на уровне ВВС. Именно по природе. Не по всей этой ерунде – политика, новости, туризм, а прямо жесткая природа, уникальные съемки, очень качественные. Мы в 4К сейчас все снимаем – это дорого и сложно, но зато уровень, надеемся, потянем – HD уже не интересно в мире никому. На HD уже все снято.
РП: Ну знаешь, платить 300 000 за телевизор тоже желающих немного.
АК: Когда-то он станет дешевым. В свое время на «Рубин» копили всю жизнь! А сейчас уже и не найдешь его.
РП: Но все равно картинка на наших телеканалах плохая. Потому что все копированное, ворованное. Ну, только у Матч ТВ репортажи непосредственно с «живых» камер. Поэтому смысла в таком телевизоре у нас не вижу!
АК: Мы изначально не ориентируемся на наше телевидение. Не потому, что на весь мир, а на будущее – потому что скоро наступит эра телевидения 4К. И когда она наступит, а она наступит очень быстро, все кинутся снимать 4К. И если всякие новости, города и всякую ерунду можно будет снять достаточно быстро силами телевизионных команд, то чтобы качественно снять природу – на это уйдут годы. А у нас – архив! А у нас было! Ты же знаешь, я все время в стол снимал. Стол работает до сих пор! По фото. Про видео, думаю, будет то же самое.
РП: Но «цифра» сыплется…
АК: Если информация не скопирована два раза – ее нет! Это правило цифровой фотографии. То есть ты снял на флешку, скопировал и еще раз скопировал. Диск сдох – еще раз скопировал! Это правило. Конечно, ты можешь лишиться всех данных. Потом сейчас есть облачные сервисы – закачиваешь туда, оно не пропадет!
РП: Так «облако» в Америке!
АК: А какая мне разница, где это все хранится? Найди наше «облако»! Дата-центры находятся по всему миру. Вот Facebook – уже 2,5 млрд. человек. Где все это хранится? Короче, творите! Практика ведет к совершенству! Вариант «Расскажите мне, научите меня, я сейчас послушаю курсы и все буду уметь» - ничего подобного! Чем больше снимаешь, тем выше результат.
Текст подготовил Алексей Щербаков
Поделиться
15 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ