Мнения и люди
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Мнения и люди
Русская планета

Эволюция биороботов

Мнения и люди
Валентин Катасонов
22 июля, 2016 14:04
4 мин
Эта статья — еще один ответ на вопрос читателя «Русской планеты», на сей раз Виктора Маркова, который не согласен с тем, что экономика, по моему утверждению, наукой не является. Он пишет: «По моему мнению, все, что требует изучения, обобщения, выводов, определения закономерностей, может называться наукой. То, что в экономике присутствуют свои объективные закономерности, неоспоримо».
Никаких объективных законов нет. Экономика как наука придумана на рубеже XVIII–XIX веков Адамом Смитом и Давидом Рикардо. А у русского человека есть неискоренимая особенность — он верит в то, что приходит из-за бугра, особенно когда присутствуют иностранные слова и мудреные формулы. В результате мы иногда для того, чтобы доказать равенство 2 х 2 = 4, используем компьютеры и интегральное счисление. Это не наука, а наукообразие.
Но все это в конце концов вопросы терминологии. А Виктор Марков далее переходит в практическую плоскость: «Возможно ли на базе объективных закономерностей экономики создание ее математической модели для России (возможно, она уже существует) с целью разработки компьютерных программ управления экономикой — с тем, чтобы выбить из рук либеральных экономистов возможность использования рыночной экономики как инструмента политики, направленной на разрушение экономики России и ограбление народа?».
Это возможно, но не совсем так, как формулирует уважаемый читатель. В советской экономике был балансовый метод, на основе которого разрабатывались экономические планы. Это не бог весть какая наука — максимум на уровне линейной алгебры. Был создан Научно-исследовательский экономический институт при Госплане СССР, шла соответствующая работа, говорилось о том, что нам нужна система оптимального функционирования экономики на основе балансового метода.
В Советском Союзе тогда начинала развиваться кибернетика, и лучшие советские компьютеры работали как раз в системе Госплана. Точно по тому же принципу сегодня все крупнейшие транснациональные корпорации просчитывают свои балансы, учитывают каждое движение товара, персонала, средств — все это открыто для руководства в любую минуту, что дает существенный прирост эффективности. А мы ведь когда-то могли первыми в мире произвести эту революцию. К сожалению, существовала серьезная внутренняя оппозиция этому подходу, кое-кому не нужна была прозрачная экономика. Коррупция уже начиналась — были цеховики (производство неучтенного товара), барыги (торговля неучтенным товаром), потихоньку закладывались такие вот основы современной российской «экономики».
Я знаю ровно один объективный закон экономики, по названию романа Федора Достоевского: «Преступление и наказание». Святитель Николай Сербский напоминал людям этимологию слова «кризис» — это же «суд Божий». Если у вас кризис — значит вы нарушили закон, но не природный, «экономический», а моральный. Потому что человек — не природа, а подобие Божье.
Нет пророка в своем отечестве — ведь об опасностях рационалистического подхода еще в XIX веке предупреждал Владимир Соловьев в «Оправдании добра», об этом же предупреждал Сергей Шарапов, в честь которого названо наше Русское экономическое общество. Царь Александр III, когда ему принесли на подпись список книг для запрещения, тоже не просто так собственноручно вписал туда Адама Смита.
Дело в том, что протестантский рационализм разрушает нашу матрицу православной цивилизации. Он может быть православным, крещеным, но сознание все равно остается протестантским, построенным на детерминизме. А так не должно быть, святые отцы учили не этому!
Вслед за Адамом Смитом и французскими энциклопедистами мы неизбежно получили восстание декабристов: попытку одним махом перекроить весь многовековой уклад. Почти через век очередная такая попытка удалась, нам обрубили корни, и потом несколько русских поколений с детства учились материализму. А если остается только материя, то и в мире остаются, действительно, только законы физики, пусть и перенесенные на экономику или любую другую дисциплину. Так происходит разрушение русского сознания. Сейчас на смену марксистскому материализму пришел либеральный материализм, но ничего не изменилось, осталось главное — вера в магию числа. А ведь Библия к числам — в отличие от слов — относится весьма холодно. Вспомните Евангелие от Иоанна: «В начале было слово», вспомните Бытие: «Как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей». Замещение правильных слов на слова, противные роду человеческому, — типичное нейролингвистическое программирование. Так под прикрытием изучения экономики происходит разрушение матрицы православного сознания.
В результате адепты экономики как науки напоминают талмудических иудаистов: все для них прописано, каждый шаг, думать самим не надо. Это уже биороботы. Неужели мы хотим быть такими же?
Поделиться
4 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ