Владимир Меньшов: «Свободы надо быть достойным»
Владимир Меньшов: «Свободы надо быть достойным»

79-й день рождения отмечает советский и российский режиссёр, один из пяти мастеров отечественного кино, удостоенных международного признания и… «Оскара»

«Александра, Александра, этот город наш с тобою…». Фильм, в котором звучат эти строки, стал реликвией отечественного кинематографа, а сама песня — добрым, трогательным гимном давно преобразившейся Москвы.

Снятый в период «застоя» киношедевр напрочь лишен даже минимального намёка на «идеологическую составляющую». Никакой коммунистической патетики. Никакого пафоса и пространных речей о Родине на фоне мавзолея или ностальгии по ушедшей сталинской эпохе, которая свойственна сегодняшнему дню и его «резидентам».

История о Москве, не верящей слезам, стала международной. Её с удовольствием смотрит поколение за поколением. И, несмотря на то, что у Владимира Меньшова есть множество других достойных работ, именно этот фильм стал в его судьбе знаковым.

Как складывалась судьба режиссёра и главного фильма в его жизни? 

Владимир Меньшов родился в Баку 79 лет назад, но его мать и отец были родом из Астрахани. Владимир Валентинович никогда не скрывал, что его папа работал в очень серьёзной организации — НКВД. Одним из мест его назначений стала столица Азербайджанской ССР.

История встречи его родителей вполне могла лечь в основу остросюжетного фильма. Его мама, Антонина Александровна, появилась на свет в семье зажиточного крестьянина. В 30-е годы, спасаясь от репрессий, она устроилась на самую неприметную должность на одном из судов.

В это время Валентин Михайлович служил на этом корабле помощником капитана, не предполагая, что судьба занесёт его в Наркомат внутренних дел. Они встретились. И… всё завертелось. В 1939 родился маленький Володя, двумя годами позже — его сестрёнка Ириша.

По Советскому Союзу семью Меньшовых основательно помотало. Детство Владимир провёл в Баку. После войны отца вдруг перебросили в Архангельск. С юга на север! Перепад температур был колоссальным. Меньшов-младший, ходивший в начальные классы одной городских школ, не только не жаловался, но и, казалось, был заворожен воистину русскими холодами, красотой нашей природы.

Проросли 50-е. И Меньшовы вернулись в Астрахань. Володя хорошо и прилежно учился. Читал «запоями». Вникал в хитросплетения произведений Даниэля Дефо. Нравилось ли что-то больше литературы? Только кино!

Ещё в школе Володя выучил сюжеты многих легендарных советских картин наизусть и, порой, пытался заговаривать дома и с родителями о том, как бы можно было интереснее «скроить» тот или иной сюжет.

— Фантазёр, — вздыхал отец. И он всей душой (вместе с мамой) воспротивился было решению сына поступать на актёрский факультет. Мыслимо ли? Сын работника НКВД — и вдруг! — в актёры

Но Володя дерзнул, сорвался и поехал в Москву. Отнёс аттестат во ВГИК. И… с треском провалился. Ну, не разглядели! Не разглядели в молодом пареньке с простым русским лицом будущую звезду советского кинематографа.

Владимир не унывал, как и главная героиня его фильма «Москва слезам не верит», с оглушительного провала которой при попытке поступления на химфак начинается оскароносное кино. Поговорив со студентами театральных вузов, он прислушался к их советам — найти базу для первичной профессиональной подготовки в родных краях.

Вернувшись в Астрахань, он трудоустроился на завод, как и его будущая героиня из фильма «Москва слезам не верит» Катя Тихомирова. Но втихаря подрабатывал в «массовке» Астраханского драматического театра.

«Кушать подано»

Этот период («массовки», статистические роли третьего плана) в жизни Владимира Валентиновича длился не год и не два, а целых четыре, в течение которых будущий актёр и режиссёр перепробовал ряд профессий, набираясь жизненного опыта. Идя по стопам отца, он устроился на судно. Глотнул пыли в шахте. А в 1961, когда ему было уже почти 22 года, вновь поехал штурмовать стены театрально-кинематографических вузов столицы.

Владимира Меньшова с распростёртыми объятиями приняли в Школу-студию МХАТ. Он заворожено смотрел на славных актёров тех лет. О творчестве многих из них успел прочесть всю периодику и даже книги.

Места во МХАТе для Меньшова не нашлось

Карьера актёра Владимира Меньшова начиналась в Ставропольском драмтеатре. Пройдут годы. Молодому актёру, подавшему документы в аспирантуру режиссёрского факультета и окончившему её, придётся в третий раз покорять Москву.

Первые кинороли Меньшова в картинах «Счастливый Кукушкин» и «Человек на своём месте» кто-то из современных зрителей вспомнит едва ли. В памяти старшего поколения остались «Сказ про то, как царь Пётр арапа женил», где Владимир Меньшов сыграл роль Меньшикова, и, пожалуй, «Ар-хи-ме-ды».

Характеры героев Меньшова были с чётко выраженной мужской «доминантой» и каким-то особым «нервом», мы так и запомнили бы его по значимым и очень ярким работам в фильмах «Где находится нофелет?», «Курьер» и «Ночной дозор», если бы не волевое решение актёра заняться режиссурой.

«Москва слезам не верит»

Сценарий, который был написан по-настоящему замечательным российским автором Валентином Черных, ушедшим из жизни 6 лет назад, не только не был принят на ура, но и признавался экспертами неинтересным и даже вульгарным.

«Ну что это? История каких-то провинциалок, которые приехали покорять Москву!» — разводил руками легендарный Ян Фрид («Собака на сене», «Дон Сезар де Базан»).

Взял почитать «Москву…» искавший материал режиссёр Владимир Меньшов. За плечами у него на тот момент была очень успешная картина о жизни советских школьников. Называлась она «Розыгрыш». И главную роль в ней исполнил юный Дмитрий Харатьян.

Узнаёте? На фото слева Наталья Вавилова, дебютировавшая в картине «Такие высокие горы» в 1974-м, но обретшая всесоюзную популярность именно после фильмов Владимира Меньшова «Розыгрыш» и «Москва слезам не верит».

Сценарий последней картины Меньшов крутил в руках и так и эдак. Изначально история на душу не легла. Заинтриговал, пожалуй, лишь сценарный ход. Помните? Героиня засыпает «обиженно-двадцатилетней», а просыпается «преуспевающе-сорокалетней».

— Кажется, не хватает страниц, — думал режиссёр, заинтересовавшийся изначально лишь этим «скачком во времени». Но страниц хватало.

Постепенно материал становился «родным». Подключилась фантазия. Владимир Валентинович из числа тех режиссёров, которые, частично, берут на себя функции сценариста, дополняя, а порой и «преображая» сценарий до неузнаваемости.

— Давай перепишем тут и там? — обратился он к Валентину Черных.

Но обиженный сценарист, который не хотел вносить правки, лишь отмахнулся.

Благодаря «бесцеремонному» вмешательству Меньшова в сценарии появилось много по-настоящему интересных сцен. Запомнились каждому камео никому не известного в 1958 году Смоктуновского, которого встречает играющий самого себя Юматов.

А появление Харитонова, Конюховой? Это всё придумки Владимира Меньшова. В сценарии девушки «созерцали» скучный дипломатический приём.

Нащупывая «грозною режиссёрской рукой» слабоватые места материала, Владимир Меньшов неизменно произносил им «приговор»:

— Скучно! – и правил, правил, правил.        

Не понравился ему сухой приём избирателей Кати Тихомировой, ставшей депутатом Моссовета. Так появилась умопомрачительно-трогательная и смешная сцена с Ахеджаковой, играющей роль руководителя клуба для «тех, кому за». Директриса заведения для «одиноких сердец» намеревается «подобрать» для «депутатши» «кого-нибудь поприличнее».

—Есть у меня на примете один работник «главка»…

«Что за пошлятина?»

Напрямую вопрошали некоторые актёры у режиссёра, не на шутку оскорбляясь после прочтения сценария. Галина Польских, которую пригласили на роль простецкой Тоси, обиделась на Меньшова: «Володя, ну, что это?!».

Ирина Муравьёва, сыгравшая роль бойкой Людмилы, согласилась, но рыдала впервые, посмотрев кино — настолько ей не понравился воплощённый ею образ разухабистой бабёнки, «покорявшей столицу напролом».

Знала ли она, что советский (да и российский) зритель запомнит её именно по этой роли. И ещё по «Артистке из Грибова», которая будет снята спустя 8 лет и расскажет, опять-таки, о судьбе провинциалки, покоряющей этот «нерезиновый город-магнит».

А что же с исполнительницей главной роли? Совершенно несправедливо было бы считать, что Владимир Валентинович «взял и утвердил жену» (хотя многие именно так и считают).

До того, как на главную роль была приглашена его супруга Вера Алентова, сценарий «подкладывали» Жанне Болотовой, мегапопулярной в те годы, Ирине Купченко, Анастасии Вертинской. В беспроигрышную роль «советской Золушки», поднимающейся из низов в верха и обретающей, казалось бы, навсегда утраченную любовь, не поверил никто из них.

Перед актрисами Верой Алентовой, Ириной Муравьёвой и Раисой Рязановой, которым было на момент запуска фильма в производство 37, 30 и 35 лет, стояла очень сложная актёрская задача: сыграть совсем юных 19-летних дурёх и… то, что из них получилось спустя 20 лет.

Мегазвёзды на вторых ролях

«В 40 лет жизнь только начинается!» — эту фразу в фильме «Москва слезам не верит» произносит «замначальника главка Антон», роль которого сыграл блистательный Владимир Басов.

Его образ тоже по-своему расшифровал Владимир Меньшов. Режиссёр придумал специально для него роль «выбивающегося» из компании молодых гостей квартиры Тихомировых старого сморчка, непрерывно бегающего в сортир, но пытающегося впечатлить двух профессорских дочек палитрой принесённых с собой в портфеле консервных банок.

А вахтёрша? Её роль сыграла легендарная Зоя Фёдорова.

Помните? «Хеллоу! Алё! Общежитие слушает!» — эта роль стала предпоследней в биографии Зои Алексеевны, которую спустя год после выхода фильма на экраны застрелят из немецкого пистолета Sauer в её собственной квартире на Кутузовском проспекте 4/2 (здание с надписью «Аэрофлот»).

Проблемы возникли с приглашением Натальи Вавиловой на роль дочери повзрослевшей Кати. Родители юной актрисы вовсе не были впечатлены её работой в картине «Розыгрыш». Они мечтали, чтобы дочь стала дипломатом, определив её на специальные курсы подготовки к поступлению в МГИМО.

Не представляя в этой роли никого другого Меньшов пошёл на хитрость. Упрашивать родителей Наташи он послал Алексея Баталова. И… сработало! Мама начинающей актрисы, увидев Алексея Владимировича в дверях, мгновенно растаяла. Ну, как же! Сам Борис из «Летят журавли» и славный «канатоходец Тибул» стоял у неё на пороге, прося отпустить дочь на съёмки.

И она отпустила. Наташа дипломатом так и не стала, избрав актёрскую стезю. Не очень удачную к слову. Но это совсем другая история.

В этом фильме Баталов играет 40-летнего «слесаря-золотые руки», а на деле ему шёл 52-й год. А так и не скажешь.

«Главный худсоветчик» 

Меньшов верил в успех картины. Но, посмотрев её, члены худсовета «Мосфильма» морщили лица:

— Ну, что это такое. Обнажёнка! Герои в кадре чуть ли не сЭксом занимаются!

Справедливости ради стоит отметить, что кое-где режиссёр Владимир Меньшов осторожно продемонстрировал в своей картине «революционную» для того времени женскую грудь.

Блистает женской красотой не только его супруга Вера Валентиновна Алентова, но и юная Наталья Вавилова. В одном из кадров она стоит к камере спиной топлес.

При этом её «мама» — Катя Тихомирова — спит то с Гошей, то с Володей (ужас!) женатым мужчиной, которого застукивает с ней в постели вернувшаяся не к месту тёща.

И это коммунистка? Директор завода? Кошмар!

А тут ещё бесподобный Александр Фатюшин позорит образ советского хоккеиста, выпрашивая у жены «трояк» и, тем самым признавая, что в СССР есть не только секс, но и алкоголизм.

Кое-какие правки Меньшов сделал. Алкоголизм тихонечко прибрал. В одной из последних сцен хоккеист Гурин появляется в строгом костюме на тлетворно-лживой реплике: «Я завязал».

В изначальной версии картины он приходил под конец фильм «в дупель» пьяный с пребывавшим в аналогичном состоянии другом. Тот кричит, что он «морально вырос» на победах некогда славного хоккеиста.

А вот красоту дорогого сердцу женского тела прятать «за кадр» отказался. Наотрез. И вправду. Пойди он на это, зритель бы лишился «революционной эстетики» картины. А супруге в глаза смотреть было бы как-то… неловко, что ли?

После кислых лиц худсоветчиков, картину впору было класть на полку. Но, каким-то немыслимым чудом, её удалось осторожно пустить в верха. «Гришин на даче посмотрит, скажет, опять «порнуху» снимаете», — вздыхал директор «Мосфильма» Сизов с нотами обречённости в голосе.

«Будь что будет!» — решил Меньшов, справедливо полагая, что художник имеет право на свободу.

И каково же было удивление режиссёра, когда зазвонил телефон. В трубке надрывно звучал победными интонациями голос Сизова.

— Неужели Гришину понравилось? — изумился Владимир Меньшов.  

— Какой к черту Гришин?! — неистовствовал Сизов. — Брежнев в полном восторге.

И когда представляешь, как смотрел эту картину «дорогой Леонид Ильич», посмеивавшийся и потягивавший любимый коньяк под неизменную «мальборину», на душе становится тепло.

Думается, что в те годы мы жили в очень незлую эпоху, которой, увы, больше нет.

А Москва?

Москва есть. Но какая-то другая.

P.S. Спустя год картина «Москва слезам не верит» получила международное признание и «Оскара» в номинации «Лучший иностранный фильм». Но получать награду за Владимира Меньшова отправился коллега его отца. Сотрудник КГБ, работавший под прикрытием «атташе по культуре» в советском посольстве в США.

Такая история.

Интернет-издание «Русская Планета» сердечно поздравляет

Владимира Валентиновича Меньшова с Днём рождения и

желает новых творческих побед!

Виктор Пелевин: «Наша реальность абсурднее вымысла» Далее в рубрике Виктор Пелевин: «Наша реальность абсурднее вымысла»О чём поведает альтернативный летописец российской действительности в своей новой книге, «премьера» которой состоится 27 сентября?

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»