Вера Глаголева. Не хочется говорить нет
7 мин чтения
Вера Глаголева. Не хочется говорить нет

О том, какой на самом деле была русская актриса, вспоминает сценарист и редактор кино

Сегодня ей было бы 63. За годы работы в кино судьба свела меня с Верой Витальевной лишь однажды и всего на 10 дней. Это было в уже неблизком феврале 2012 года, когда мы вместе ловили «уходящую натуру».

Попытка снять задорную новогоднюю комедию на излете зимы, да еще в Минске, где земля становится по-весеннему черной, как правило, раньше, чем в Москве, была чистой воды авантюрой.

Первоначально кино планировали назвать «Здравствуйте, приехали!», позже рабочее название сократилось до емкого, но безликого «Двое». В прокат картина вышла под названием «Случайные знакомые».

— Можем и не успеть! — флегматично сказала, глубокомысленно затягиваясь сигаретой, второй режиссер Татьяна, мониторившая прогноз погоды. — 28 февраля уже будет +2º. Какая ж это зима?!

— А мы успеем, — улыбнулась Вера Витальевна той самой, известной нам по ее киноработам неповторимой «глаголевской» улыбкой — такой звонко-девчоночьей, беззаботно-чистой.

Осмотрев белорусские пейзажи, где в ближайшие 10 дней нам предстояло «вместе весело пахать на просторах» по 18 часов в день, мы вернулись в минский офис на Логойском тракте. И уже ближе к полуночи устроили читку сценария.

Прочитав первые 10 страниц «искрометной комедии» — не соблюдая чинов и званий! — все смеялись, как школьники, по-детски, со слезами на глазах. Но причиной нашего смеха были не диалоги и хитросплетения сюжета, а синхронное осознание того, что «на коленке у ближайшего рва» этот с позволения сказать сценарий придется переделывать «с нуля и до точки»

— Ты ведь сможешь все это переписать? – спросила Вера Витальевна у редактора картины (то есть, у меня). — Ведь сможешь?

Я хотел было сказать, что на это мне потребуется недели две. И снимать эту новогоднюю комедию нам, скорее всего, придется на фоне деревьев с обозначившейся листвой, но, посмотрев ей в глаза, неожиданно для самого себя ответил:

— Смогу.

Есть люди, которым так не хочется говорить «Нет». Одной из них была Вера Глаголева.

До начала первой смены оставалось еще целых 8 часов.

И мы принялись работать над сценарием...

Её судьба

Она была коренной москвичкой. И в жизни разговаривала совсем не так, как на экране, а со смешным столичным акцентом, певуче растягивая букву «а».

Когда Вере было шесть лет, родители переехали из центра Москвы в считавшееся в те годы пригородом Измайлово. Потом их занесло в Германию, откуда семья Глаголевых вернулась лишь спустя 5 лет.

Вера не была актрисой изначально!

Ничего актёрского в те годы не было в ней и в помине! Спортсменка.

Отец полагал, что будущее дочери в спорте. Он хотел, чтобы обладавшая изящной фигурой девушка, посвятила жизнь художественной гимнастике.

Какая гимнастика? Ей нравились отнюдь не девичьи забавы. С братом они тузили друг друга, играя в казаков-разбойников. И Вера была девочкой «сорви-голова». Ей приглянулся совершенно не женский вид спорта, впечатливший красивой белой, подчёркивающей её фигуру спортивной одеждой.

Стрельба из лука!

И худенькая, хрупкая, росточком всего 163 см, она каким-то чудом поднимала весящий целый пуд спортивный снаряд, ловила мишень, пускала стрелу и… сдавала нормативы мастера спорта!

«Девочка, хочешь сниматься в кино?»

На «Мосфильме» Вера просто подрабатывала. Помогала искать интересных детей на различные роли в картинах. Операторы картины «На край света», снимавшейся Родионом Нахапетовым по пьесе Виктора Розова, метались по студии в поисках девушки, способной просто немного подыграть в кадре исполнителю главной мужской роли Вадиму Михеенко в отсутствие запаздывавшей на съёмки актрисы.

И вера «подыграла»

Едва взглянувший на неё Нахапетов вовсе не находился в поисках исполнительницы главной роли. Актриса, повторюсь, была уже утверждена. Но юная Вера Глаголева запоминала большие объемы текста мгновенно. Это было далеко не главным её достоинством.

Её естественность, отсутствие актёрских клише, характерных для «прошедших театральную школу», просто обезоруживали и покоряли!

И Нахапетов потребовал, чтобы всё «переиграли» — взяли Глаголеву на главную роль. Это было очень непросто. Ведь на эту роль была утверждена в Госкино настоящая актриса. И в этот момент Вера вовсе не думала, что свяжет жизнь и судьбу с кино. Поэтому… просто не волновалась. Волноваться ей было совершенно не о чем.

В итоге именно она сыграла роль Симы, чувствительной донельзя девушки в картине «На край света» по пьесе Виктора Розова «В дороге». То был 1974 год, и было Глаголевой всего 18 лет.

Вскоре Родион Нахапетов и Вера Глаголева станут мужем и женой. В этом браке, продлившемся вплоть до отъезда актёра и режиссёра на ПМЖ в США на излёте 80-х, родятся дочери Анна и Мария.

Её просто повезло?

Злые языки скажут: «Просто понравилась режиссёру!». Вовсе нет. Ведь тремя годами позже, в 1977-м, ее пригласит на свою картину легендарный Анатолий Эфрос.

Фильм назывался «В четверг и больше никогда», где её партнёром стал Олег Даль. Сказать, что Эфрос был поражён игрой молодой актрисы, не имевшей за плечами ни одного оконченного курса театрального института, значит, не сказать ничего…

Эфрос был шокирован. И сразу же позвал девушку в труппу театра на Малой Бронной. Она отказалась, чем удивила его ещё больше. «Потом пожалела», - вспоминала Вера Витальевна. Но с Эфросом ли или без него, её ждала удивительная кинокарьера.

Расцвет её кинокарьеры пришёлся на 80-е, когда Вера сыграла главную роль «богемной» фоторепортёрши Елены Журавлёвой, которую судьба сводит с капитаном-пограничником Александром Блиновым (Виктор Проскурин), и… никак не может развести.

Офицер сопровождает её, помогая выполнять разные редакционные задания. Всё по-советски трогательно и наивно. Лена Журавлёва делает «сенсационный» фоторепортаж о том, как в одном из совхозов скармливают свиньям вполне себе качественные яблоки, которые можно было бы «скормить» населению. А самым большим из зол является «щиплющийся» вредный сосед Кондратий Петрович (постаревший Николай Рыбников).

Девяностые

Годы, поставившие крест на карьере многих актёров, не смогли стереть имя Веры Глаголевой из нашей памяти. Она активно снималась. Были пронзительные актёрские работы в фильме «Исполнитель приговора» (1992), где героиня Глаголевой — Валерия — узнаёт, что врачебная ошибка привела к её заражению ВИЧ…

Вместе с маленьким сыном и мужем, офицером спецназа, роль которого сыграл начинающий в те годы Евгений Сидихин, они подвергаются всесторонней и беспощадной травле общества, принимая решение… вместе уйти из жизни, где нет места состраданию и человечности.

А ещё была криминальная драма «Я сама» о женщине, которая утратила веру в справедливость. Милиция не готова покарать людей, расправившихся с её супругом. И тогда Надя покупает на чёрном рынке пистолет для того, чтобы самостоятельно вершить правосудие. Финал открыт: её подстерегает бандит, уходящий за ней в тёмную подворотню. Он её или она его?

«Зал ожидания»

Так назывался сериал Дмитрия Астрахана, где Вера Витальевна играла главную роль. Фильм светло-наивный, добрый. В этой многосерийной картине 1997 года мы, пожалуй, в последний раз увидели созвездие замечательных актёров — Вячеслава Тихонова, Михаила Ульянова, Игоря Костолевского, Андрея Соколова, Нины Усатовой. Но краеугольным камнем сериала стал тандем Веры Глаголевой, игравшей роль режиссёра Марии Семёновой, волею судьбы занесённой вместе со съёмочной группой в уездный городишко, и романтичного героя-бродяги Виктора Селезнёва в исполнении Михаила Боярского, тоже оказавшегося в этих широтах Бог весть как.  

«Новое время…»

Кого-то оно стёрло, унесло со сцен и экранов. Но, порой, мне казалось, что Вере помогла полученная в юности спортивная закалка: умение видеть цель и достигать её. Она приняла правила игры, в которой искусство вдруг стало работой. Глаголева снималась и снимала фильмы, многие из которых перечислять смысла нет, потому что это было новое время, когда звёзды советского экрана, и Вера Глаголева в том числе, предлагали зрителю кинопродукт «На каждый день». На завтра его сюжета было уже и не вспомнить.

Так мы и познакомились…  

— Будешь пиццу? – спросила Глаголева ближе к часу ночи, когда самые стойкие работники съемочной группы, приготовив все, что можно было приготовить на завтра, ушли домой.

— Не ем после шести, - попытался отмахнуться я, мечтая поскорее попасть к жене и детям.

— А скоро шесть. Утра. — пожала плечами она. Неиссякаемой энергии Веры Витальевны могли бы позавидовать многие.

Покончив с пиццей из картонной коробки, мы лихорадочно соображали, что можем сделать с таким материалом. И к утру мне уже казалось, что «мозаика» изломанных донельзя и противоречивых линий сценария начинает собираться во что-то похожее на сюжет. Все выстраивалось в одну причинно-следственную цепочку. Все начинало работать. Пока что на бумаге.

- У нас получится, обязательно получится, - говорила она. И я ей верил.

Но в первый же съемочный день все, как это обычно бывает, пошло наперекосяк. Актер, игравший роль судебного защитника главной героини, отказался сниматься.

— Адвоката сыграешь ты, — быстро отыскала меня глазами среди членов съемочной группы Вера Витальевна.

Я и возразить-то не успел толком, а костюмер Инга Муратова уже отчаянно натягивала мне на голову шапку, которая была на 2 размера меньше.

— Как мне играть-то? – крикнул я Вере Витальевне вслед. - Я не актер, я сценарист.

— Играй неудачника, — улыбнулась она мне. — У тебя получится!

— Спасибо за комплемент…

Минут за 5 до команды «Камера, мотор!» — я основательно переписал первую сцену, и мы успели проговорить ее с Викторией Толстогановой.

— Обскакали нас. Ну неужели нельзя ничего больше сделать?! – спрашивала у меня — «адвоката!» — на выходе из суда главная героиня, директор дома престарелых, проигравшая иск финансовому воротиле Александру. Его роль в фильме блестяще исполнил Кирилл Сафонов.

— Ну, как вы не понимаете, это сложно, здесь все на деньгах построено, тем более они уже получили документы на землю, - доходчиво объяснял я ей.

Кадр из фильма «Случайные знакомые». Адвокат – А.Карелин, Вера – В.Толстоганова.

Так начиналась «комедия» о реалиях сегодняшнего дня: богатые сильнее бедных, но в итоге побеждают любовь и вера в человечность.

Каждый, кто работал в кино, знает, что «звезды» — контингент специфический. А законы и нравы съемочного процесса часто напоминают порядки феодального общества. Но когда атмосфера на площадке восходила на пик «нервно-эмоциональной кульминации», «легенды экрана» переходили на крик, срываясь на ассистентов, а страницы сценария разлетались по площадке, подчеркнуто интеллигентное и доброе отношение ко всем без исключения членам съемочной группы сохраняла Вера.

- Тебе не холодно? – вдруг возникала она откуда-то в платке со своей чашкой горячего чая в руках. – И на душе теплело. Обиды, претензии уходили прочь. Казалось, что она одна успевала думать не только об успешном завершении нашей общей работы, но и о людях.

В отличие от подавляющего большинства знакомых мне российских актеров Вере Глаголевой была свойственна та совершенно искренняя и даже удивительная в наше время человечность. Она жила, общалась, работала без малейшего намека на заносчивую звездность.

Наш последний съемочный день был солнечным. Но снег, словно дожидаясь Вериной команды «Стоп, снято!», пышными сугробами лежал в этой белорусской деревеньке.

- Смена закончена, всем спасибо! – прозвучало под вечер в рациях долгожданное. И мы, движимые естественным после 10-дневного съемочного марафона желанием обнять своих близких, лица которых успели основательно подзабыть, разъезжались с площадки.

Дорога в Минск была долгой. Час – не меньше. Несмотря на ранние сумерки, я увидел, как вдоль дороги чернел и тут же — мгновенно! — таял снег. Обещанная оттепель вступала в свои права.

Я обернулся. На заднем сидении, сбросив платок, сидела Вера. Усталым взглядом, прижавшись лбом к стеклу, она посмотрела на весну, которая воцарялась на наших глазах, и, не глядя на меня, тихо сказала:

- Я же говорила, мы успеем…

Больше мы никогда не виделись. Вера Глаголева умерла через пять с половиной лет в августе 2017 года от онкологического заболевания. Ни зрители, ни коллеги не увидели её больной. До последнего она казалась юной, несокрушимо-спортивной. Лихо отплясывала на свадьбе у дочери. Охотно отвечала на вопросы журналистской братии о планах на жизнь, которая должна была оборваться со дня на день. Верилось, что ещё много работы впереди. И настоящей, и той, которая объединяла нас в киногруппы ради заработка.

Не случилось.

Такая история. 

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос «Велосипед-паук» и подлинный золотой мяч Льва Яшина Далее в рубрике «Велосипед-паук» и подлинный золотой мяч Льва ЯшинаУникальная коллекция в московском дворце графа А.К. Разумовского Читайте в рубрике «Культурa» Вся история отечественного спорта под одной крышейГосударственный музей в Москве собрал более 80 тысяч экспонатов Вся история отечественного спорта под одной крышей
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Загрузка...
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!