Татьяна Пельтцер. Великая актриса и гражданка Германии
8 мин чтения
Татьяна Пельтцер. Великая актриса и гражданка Германии

Со дня рождения любимой советскими детьми бабушки №1 прошло 115 лет

Татьяна Ивановна Пельтцер появилась на свет в Москве 6 июня 1904 года в семье Ивана Романовича Пельтцера и его супруги Евгении Сергеевны. Родители будущей актрисы носили не свои имена. Отца девочки, названной русским именем Таня, на самом деле, звали не Иван, а Иоганн. А дедушку не Роман, а Роберт.

В семье Тани разговаривали на немецком. Именно этот язык стал для девочки родным. Отец Иоганн (Иван) Пельтцер привил девочке любовь к театральному искусству. Впервые на сцене Таня оказалась в далёком 1909 году, когда в возрасте 5 лет сыграла роль… Серёжи Каренина.

Рыдая, зрители рукоплескали чудо-мальчику, оставшемуся без окончившей жизнь самоубийством под колёсами поезда мамы. И никто не догадывался, что аплодирует девочке, которую зовут Таня Пельтцер. А ещё её отцу, который сделал всё возможное и невозможное для развития таланта дочери.

Природным актёрским даром и «папиными университетами» дело и ограничилось. Таня никогда не училась в театральных вузах и не получила актёрского образования, хотя – кто же спорит? – всю жизнь могла заткнуть за пояс любых «дипломированных» актрис.

1917-й. Тане 13 лет. Грянула революция, которая спутала карты начинаниям миллионов людей.

Профессиональный дебют актрисы Татьяны Пельтцер состоялся лишь в 1920 году, когда мир был безвозвратно иным. Актриса была ангажирована Передвижным театром Красной Армии, в составе которого колесила по городам и весям Советской России. В её биографии возникали рабочие и колхозные театры.

Внешность молодой актрисы была интересной. Роковой красавицей, от одного вида которой падали в обморок мужчины, она никогда не была. Но оцените этот вызывающе несоветский взгляд!

Спустя несколько лет карьера молодой и очень темпераментной актрисы неожиданно прервётся. Ей встретится…

Любимый Ганс

Ганс Тейблер, имевший коммунистические взгляды, оказался в 20-е годы в Москве, где по уши влюбился в Татьяну. Вскоре девушка получила предложение, от которого она не смогла отказаться.

Немецкая пара некоторое время пожила в Москве, а затем задумалась о переезде на его и её историческую Родину, где перспектив для Ганса, опытного инженера завода Opel, было значительно больше.

В Берлине Таня шлифовала немецкий, который знала и без того неплохо, работала в торговом представительстве, свободно общалась с представителями немецкого театрального бомонда и мечтала, что однажды, именно здесь, взойдёт её звезда. Пельтцер действительно выйдет в Германии на сцену. Но сыграет лишь одну роль в спектакле по пьесе советского драматурга А.Глебова «Инга». Дальнейшим планам на европейскую жизнь и карьеру помешали два весьма значимых фактора.

Адюльтер и Фюрер

Всё дело в том, что Татьяна Ивановна была романтичной, увлекающейся и… довольно честной натурой. В Берлине судьба свела её с одним советским специалистом. Произошёл головокружительный роман. Изменив супругу, актриса не придумала ничего лучше, как признаться ему. Это породило огромную трещину в отношениях между Таней и обиженным Гансом.

К тому же в одном из увеселительных заведений она наблюдала за пылким выступлением стремительно набиравшего в Германии популярность немца с горящими глазами. Его антисемитской риторикой были воодушевлены все собравшиеся в баре бюргеры. И, конечно же, Тане это было не по душе.

Звали мужчину Адольф Гитлер. Татьяна Ивановна вспоминая об этой случайной встрече с лидером НСДАП, говорила о фюрере чисто по-женски:

— Он мне сразу как-то… не приглянулся.

Разрыв с мужем и рост фашистских настроений в Германии побудили её, на тот момент уже гражданку Германии, вернуться в Москву. И в этот период происходят, пожалуй, самые странные события в её жизни.

В истории судьбы Татьяны Пельтцер нет ответа на вопрос о том, как ей, удастся вернуться в советскую Россию и уцелеть? Ведь поводов для ареста и расстрела беглянки, прожившей несколько лет в Германии, было более чем предостаточно.

Именно этот факт у многих исследователей её судьбы вызывает подозрение, что Татьяна Ивановна в какой-то момент получили предложение сотрудничать со всем известным ведомством на Лубянке. Без поддержки чекистов актриса, если не в начале 30-х, то уж в 1937-м точно, оказалась бы на Колыме или в расстрельной яме.

Но ей возвращают гражданство. Она без проблем меняет приобретённую  фамилию Тейблер на девичью Пельтцер. И преспокойно живёт в столице СССР, работая в театре МОСПС (нынешний театр Моссовета).

Опровергает теоретическую возможность тесных связей с НКВД тот факт, что, перешагнув тридцатилетний возрастной рубеж, когда в жизни многих актрис   главные роли оказываются позади, она внезапно утрачивает работу в театре с формулировкой «профнепригодность». Происходит это в 1934 году.

Перед актрисой, пережившей распад семьи и потерю самого значимого – работы! – разверзлась бездна депрессии, из которой помог выбраться родной брат, работавший главным инженером на заводе «ЗИС».

Татьяну берут машинисткой. Печатает она на подзабытом русском медленно, а порой и с ошибками. Выслушивает от руководства прозрачные намёки на то, что ей пора вернуться к театральной работе. И, в конечном итоге, следует рекомендации — устраивается в один из старейших русских театров, но уже не в Москве, а в Ярославле.

Невообразимая коллизия судьбы возвращает её в театр Моссовета в 1938-м, а в 1940-м 36-летняя Пельтцер попадает в Московский театр эстрады и миниатюр. Сегодня он называется «Эрмитаж». Она постепенно приближается к зрелому возрасту, в котором мы узнаем и полюбим её.

И ещё: в период печально известной депортации немцев семья Пельтцер едва не была выслана из Москвы в полном составе. Но актёры Борис Андреев, Пётр Олейников, Мария Миронова и Рина Зелёная совершили отчаянный поступок: пошли в Минкульт и отстояли Татьяну Ивановну перед лицом «партии и правительства».

В роковой для страны период 40-х Пельтцер, в жизни больше походившая на светскую львицу и предпочитавшая иметь в гардеробе пусть минимум, но по-настоящему дорогих вещей, нащупывает свою творческую нишу. Она играет роли уморительно смешных банщиц, нянек, молочниц.

Известной широкой зрительской аудитории она становится после уморительно смешной и одновременно трогательной роли деревенской бабки-выпивохи Лукерьи в спектакле «Свадьба с приданым». Рассказанная со сцены история настолько полюбится зрителям, что по мотивам спектакля снимут фильм, а Татьяна Ивановна Пельтцер получит Сталинскую премию третьей степени.

К моменту карьерного взлёта ей было уже 50 — возраст, в котором о создании семьи думать поздно, но о профессиональном рывке, как оказалось, нет.

Татьяна Ивановна была настолько достоверна в этой роли, что режиссёра Бориса Ровенских упрекали, дескать, взял на эту роль пьющую актрису, а самой Пельтцер на адрес киностудии шли тонны писем с рекомендациями о том, как избавиться от алкоголизма.

Не менее успешной стала картина «Солдат Иван Бровкин», где Татьяна Ивановна сыграла мать простого русского солдата. Главную роль в этом фильме исполнил легендарный кумир поколения 50-х Леонид Харитонов.

Пройдут годы. И в разгар перестройки Леонид Владимирович уйдёт из жизни после третьего инсульта в возрасте 57-ми лет всеми забытый, давно не появлявшийся на экране в серьёзных ролях. Его могилу на Ваганьковском будет украшать множество венков, среди которых будет выбиваться один — с надписью «От любящей мамы».

Среди поклонников таланта актёра этот венок вызовет недоумение, ведь мать актёра уйдёт из жизни намного раньше сына. Венок был послан 83-летней Татьяной Ивановной Пельтцер. Она была на гастролях и не могла приехать на похороны «сына» в Москву.

С 1947 по 1977 год великая актриса воплотит множество по-настоящему прекрасных ролей на сцене театра Сатиры, откуда ушла после одной из репетиций спектакля «Горе от ума». Между Татьяной Пельтцер и режиссёром Валентином Плучеком произошёл конфликт.

Актриса, которую в жизни будет отличать очень непросто характер, бросила заявление с одной лишь короткой фразой: «Прошу освободить меня от работы в театре». Плучек будет еще более лаконичен: «Не возражаю!» - напишет он.

С неимоверной лёгкостью она ушла к малознакомому ей тогда режиссёру Марку Захарову в театр Ленком, где проработает до самого конца своей жизни. Захаров примет её, несмотря на то, что их первая встреча была очень неприятной.

— И почему это людям, которые ни черта не смыслят в режиссуре, доверяют ставить спектакли? — во всеуслышание заявила однажды Татьяна Пельтцер после того, как Марк Анатольевич провёл детальный разбор пьесы с актёрским составом.

Это мимолётное неприятие вскоре сменилось глубочайшей творческой симпатией режиссёра и актрисы.

Многомиллионной аудитории она запомнится бесконечной палитрой ролей тётушек и бабушек, хотя в жизни божьим одуванчиком не была ни секунды.

Она могла подбить актёров сорваться с гастролей и уехать в другой город. До самых последних дней Татьяна Ивановна была заядлой курильщицей, начинавшей и заканчивавшей день сигаретой Marlboro. Её «двушка» в центре Москвы (в актёрском доме на улице Черняховского) была излюбленным местом для ленкомовских выпивох и преферансистов, где бездетная актриса всегда находила, чем угостить коллег-лицедеев.

Играла она в преферанс из рук вон плохо, но когда проигрывала, как правило, не видела своей вины, а костерила отборным русским матом неизменного партнёра по игре Леонида «Мюллера» Броневого, упрекая его в том, что он сделал неверный ход.

Сыгравшая образцовых бабушек актриса была той ещё матершинницей. И, когда к ней подкралось страшное возрастное заболевание, отнявшее у нее в итоге память, она немало «удивила» этим зрительный зал. Как? Да просто вышла на сцену и откровенно призналась затаившей дыхание публике.

— Ничего не помню! — при этом вместо слова «ничего» было использовано куда более крепкое словцо.

Её любили за то, что в ней удивительным образом сочеталась немецкая аккуратность (в доме всегда была идеальная чистота, а сама актриса даже в последние дни в больнице делала всё, чтобы выглядеть опрятной) и русская обезбашенность.

Она могла себе позволить не только опоздать на репетицию или сбор труппы, но и нахамить любому из режиссёров. В том числе, Марку Анатольевичу Захарову. Последний однажды устал от выходок Александра Абдулова и решил выгнать его из театра.

— Так, что здесь происходит? — вошла Пельтцер на собрание труппы, опоздав минут эдак на 40.

— Да вот, Сашку Абдулова отчисляют из театра, — мрачно произнёс кто-то из её коллег.

— Сашку? — искренне изумилась Пельтцер. — Абдулова?! А зритель на кого ходить будет? На тебя? Или может на тебя? — поинтересовалась она у Марка Захарова, указав на него перстом.  

— Всем спасибо. Собрание закончено. Абдулов остаётся в театре! — поспешно произнёс Захаров.

В своих партнёров Татьяна Ивановна, умевшая любить не только материнской любовью, часто влюблялась и стремилась к тому, чтобы быть рядом с объектом этой странно смотревшейся для иных людей привязанности.

Согласно старой театральной байке, которая очень правдиво отражает характер Пельтцер, она вступила в компартию только потому, что не хотела ждать у дверей парткома одного из своих избранников — женатого актёра Ивана Бодрова.

— Что же? Он там сидит, а мне под дверью куковать? — совершенно искренне удивившись, произнесла она.

Так Татьяна Ивановна Пельтцер стала членом КПСС.

Все те, кого она отстаивала перед лицом администрации в театре, впоследствии, когда подкралась страшная болезнь, настигавшая актрису порой на сцене, отплатили ей добром. Абдулов, видя, что актриса забывает текст, подыгрывал ей и часто говорил за неё всю роль.

Но нередко даже симптомы её болезни порождали удивительные и впоследствии закреплявшиеся импровизации.

— Как его зовут? — спросила у Александра Абдулова Татьяна Ивановна, не помня имя персонажа, к которому должна была обратиться.  

— Степан! — живо подсказал ей Абдулов.

— Какая редкая фамилия, — вдруг ни с сего, ни с того сморозила актриса.

И зал, в котором сидел и режиссёр спектакля Марк Захаров, буквально лёг от смеха. 

В последние годы рядом с ней не осталось никого. Ушли из жизни отец, а затем и младший брат, который работал испытателем автомобильной продукции завода. Разбившись, он стал инвалидом и стал не нужен ни детям, ни жене.

Пельтцер красиво отблагодарила самого родного человека на земле за то, что когда-то устроил её на работу машинисткой, купив ему квартиру в соседнем подъезде дома, где жила она сама. Но состояние Александра Пельтцера стремительно ухудшалось, и вскоре его не стало.

Татьяна Ивановна осталась вместе с домработницей Анной Кукиной, игравшей при ней роль помощницы и сиделки. Именно этой внимательной и заботливой женщине была отписана в завещании квартира на Черняховской улице.

Но в театральной среде в подкравшуюся новую эпоху тотального бандитизма нашлись люди, которые воспользовались беспамятством актрисы и распорядились её судьбой по-своему.

Администратор Большого театра втёрлась в доверие к пожилой, теряющей рассудок женщине. Она выгнала сиделку, забрала сберкнижку актрисы. Самой Татьяне Ивановне была вызвана «бригада», после чего актриса была госпитализирована в психиатрическую больницу, где проводила время в общей палате с буйными людьми.

Только после того, как в 1991 году практически свободная и желтеющая на глазах пресса опубликовала статью с заголовком в стиле «Татьяну Пельтцер избивают в сумасшедшем доме», вмешались коллеги.

«Ленкомовцы» вернули сиделку, забрали сберкнижку, восстановили завещание и перевели актрису в обычную клинику, откуда она приезжала на спектакли. Увы, в какой-то момент не желавшая мириться с немощностью и отличавшаяся подвижностью Татьяна Ивановна проиграла войну с глубокой старостью. Она упала и сломала шейку бедра.

Для пожилого человека это было приговором.

В последний вечер Анна Кукина навестила её в больнице. 88-летняя актриса покурила, поела при ней, после чего домработница и помощница помогла ей переодеться, а затем ушла.

В 22.30 16 июля 1992 года Анне позвонили из больницы:

— Татьяна Ивановна умерла.

В Москве стояло невыносимо жаркое и прекрасное лето. Последнее лето, согретое доброй улыбкой великой актрисы Татьяны Пельтцер.

Такая история. 

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Самый главный праздник Далее в рубрике Самый главный праздник6 июня Россия и мир празднуют День русского языка Читайте в рубрике «Общество» Любовь Соболь пойдёт под суд за ложь и оскорбления в адрес Евгения ПригожинаПетербургский бизнесмен подаст в суд на юриста ФБК Любовь Соболь пойдёт под суд за ложь и оскорбления в адрес Евгения Пригожина

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Загрузка...
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»