Культура
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Культура
Русская планета
Культура

Спасти деревянное зодчество северной России

Восстановление православных святынь – как национальная идея государства
Роман Илющенко
23 июля, 2020 14:37
1 мин
Кижи
Фото: Hostel35mm.ru

«Русская планета» и радио «Радонеж» продолжают цикл материалов о православном взгляде на события в стране и мире. В центре внимания – восстановление деревянных православных святынь как национальная идея России.

Фото: Радио Радонеж

Пока наше правительство ищет национальную, объединяющую всех идею, она существует на практике. И воплощается в жизнь десятками спасённых и восстановленных святынь - деревянных храмов в самом сердце России – на Русском Севере.

Идея эта имеет подходящее название «Общее Дело» и принадлежит настоятелю столичного храма Серафима Саровского в Раево – протоиерею Алексею Яковлеву. Батюшка, вдвоём со своей супругой – талантливой художницей Татьяной Юшмановой, неожиданно для себя обрели её, после знакомства с этой Русской Атлантидой, скрытой бездорожьем и расстояниями от миллионов соотечественников, утомленных погоней за жизненными благами урбанистической цивилизации, поиском смысла жизни и себя в ней. Когда то в их числе был и я…

В поисках себя

Теперь четвертый год подряд я каждое лето езжу в экспедиции «Общего дела», стремясь «подзарядить» свой севший за год душевный «аккумулятор». Манят меня не только сказочные красоты Севера, с его белыми ночами и потрясающей красоты закатами; захватывающие дух необъятные просторы, открывающие с древних, покосившихся колоколенок и живущие тут необычайно простые, щедрые сердцем люди, но и уникальная возможность найти себя.

Это очень важное занятие для русского человека, на мой взгляд – основа его самоидентификации, ибо разглядеть своё истинное «лицо» в закопчённом, задымлённом и надтреснутом «зеркале» многомиллионного мегаполиса практически невозможно. «Пульс» души у оторванных от своих исторических – на 80% крестьянских - корней и лишенных исторической памяти горожан, едва прощупывается, а сердце либо напрочь каменеет, либо страдает: не находя среди стекла, бетона, пластика, угарного газа и всепобеждающей цифровой виртуальной реальности своей родной матрицы.

Вот и я, приехав первый раз с «Общим делом» в Карелию, вдруг, словно очнувшись от сна, вспомнил о своих давно забытых «корнях» – прабабушке Домне Трофимовне (по мужу Цветковой) - чистокровной корелке, чьи предки ещё в петровские времена бежали от шведов на территорию нынешней Тверской области. Найдя в одном из в прошлом добротных, а ныне заброшенных, покосившихся домов – каких здесь, увы, слишком много - домотканный половичок, ручной вязки салфетку и рубель – деревянный аналог утюга, я вспомнил, что в раннем детстве видел эти предметы у своей бабушки, приезжая к ней в гости, играл ими. Захотелось не просто взять все эти сокровища домой, но оживить через них себя.

Схожее чувство я испытал, когда в другой, схожей экспедиции, работая на консервации старинной часовни Архангела Михаила на одном из островов Прионежья, я в старых досках обшивки обнаружил кованый гвоздь с клёпаной квадратной шляпкой. Такой же, каким приколачивали к Кресту Спасителя!

Это открытие потрясло меня, хотя я и до этого видел подобные изделия, знал, что от шляпки такого гвоздя получила своё название картёжная бубновая масть. Но «сработало» оно именно тут – на ставшем родным русском Севере, куда я приехал в поисках себя. Естественно этот экспонат пополнил мою домашнюю коллекцию, и находится среди икон, чтобы напоминать о страданиях Спасителя. Так для меня слилось воедино: моё прошлое, Родина и Вера.

Ода Северу

Догадываюсь, что у каждого участника проекта и экспедиций есть своя мотивация и причина отправиться во время отпусков-каникул, вместо привычных, манящих «югов» на суровые на вид «севера».

Но фактом остаётся то, что последние намертво влюбляют в себя практически всех, независимо от пола, возраста и профессий. И пускай не все вернуться сюда по разным причинам год спустя, «севера» прочно обоснуются в их сердцах и заставят, вздыхая, с восторгом вспоминать неповторимые пейзажи Прионежья, Ладоги, Подпорожья, Поморья, Белозерья, Кенозерья или Каргополья - этих недооцененных жемчужин русской земли, воспетых ушедшими в лучший мир талантливыми художниками слова: Василием Беловым, Фёдором Абрамовым, Виктором Астафьевым, Валентином Распутиным, Евгением Носовым, Николаем Рубцовым, Николаем Мельниковым.

Русский Север – это наш тыл, точка опоры и если хотите пуповина русской цивилизации, это наша колыбель и кормовая база. Это сказочные богатые подземные кладовые и самый кратчайший с запада на восток северный морской путь. Здесь и первая столица Руси – Старая Ладога и наши духовные центры – Соловки, Валаам и Северная Фиваида Вологодского Белозерья, здесь духовно родились святитель Филипп Московский и патриарх Никон, трудились преподобные Сергий и Герман Валаамские, Зосима и Савватий Соловецкие, Кирилл Белозерский и Александр Свирский (ему, второму после Авраама человеку в лесах Подпорожья явилась Троица) – наши молитвенники и чудотворцы. Именно здесь на Севере явилась Тихвинская икона Богородицы, покинувшая пределы Византии в грозный час её падения. Враги угрожали нам со всех сторон света: запада, юга и востока, а мы всегда знали, что за спиной у нас спасительный Север!

Его невозможно представить без памятников деревянного зодчества, собранных сегодня компактно в Кижах, Малых Корелах, Кенозерье или Витославицах, но это лишь малая и, слава Богу, сохранившаяся часть национального достояния русского народа. Гораздо большая его часть пропадает: ветшает, гниёт, приходит в негодность и рушиться. Часто, к сожалению, вместе со строгими табличками, предупреждающими об их исторической и культурной ценности и охране государством

Но нет у государства, а вернее – у представляющих его чиновников сил, времени, а чаще всего средств ни для восстановления, ни для их охраны. И с этим все давно смирились. Но одни, привычно махнув рукой, живут себе, как и жили до этого дальше, а другие, отложив в сторону планы на отпуск в сочах, турциях и таиландах, включаются в процесс сохранения этих чудес света и предмета национальной гордости. Ведь нигде больше во всем мире нет ничего подобного по красоте и величию!

Под небесно-голубым флагом

Для того чтобы «включиться», прежде всего надо найти единомышленников, что при наличии интернета нетрудно. Я нашел таких людей в организации «Общее Дело: возрождение храмов Севера». Теперь у меня несколько десятков хороших знакомых и даже друзей, с которыми меня объединяет любовь к России, Северу, Православию и готовность снова собраться вместе под нежно-голубым флагом проекта, символизирующего чистое и прекрасное небо, которое есть только здесь!

Говоря о возрождении храмов, как национальной идее, я не преувеличивал, имея в виду сразу несколько пластов и уровней. Назвав нашей идеей патриотизм, глава государства не дал чётких критериев этому широкому понятию. Ведь условно любить Россию можно и сидя с банкой пива в уютном кресле, болея за национальную сборную по телевизору, ничего при этом, не теряя, и соответственно не приобретая, кроме разве ожирения или похмелья. Патриотизм, конечно же, должен быть активный и действенный.

Но в отличие от официально предлагаемых видов любви к Родине: от службы в Армии - до членства в Юнармейском движении, именно в волонтёрстве – добровольчестве раскрываются высшие силы духовного, жертвенного служения идее. Сюда люди приходят без формализма, бюрократии и лишних разговорах о льготах и преференциях и не брать, а отдавать. Каждая экспедиция на Север – это не только вкладывание собственных средств и сил в проект, в виде самостоятельной оплаты дороги или ненормированного рабочего дня, прерываемого часто лишь темнотой, но порой и закупка необходимых стройматериалов или доставка их по бездорожью на место самыми непредсказуемыми способами. С этого года проект, правда, получил наконец-то, не только общественное признание, но был замечен и в Кремле, став лауреатом президентского гранта, что позволило значительно расширить возможности привлечения в него дополнительных сил и средств.

Многоуровневый патриотизм

«Общее дело» - прекрасная возможность и для широкой миссионерской деятельности, что давно оценили в Церкви. Проект получил широкую поддержку и благословение Патриарха, а руководителями нескольких экспедиций стали священнослужители. В рамках организации появилось несколько направлений и объектов, которые восстанавливают учащиеся духовных семинарий. Из личного опыта скажу, что когда свалившиеся, как снег на голову местных жителей с десяток горожан разных возрастов с активной жизненной позицией, начинают не просто помогать им возрождать храм, но и жить духовной жизнью, то большинство северян проникаются живым интересом и включаются в не менее важный процесс оживления душ: принимают участие в совместных вечерних и утренних молитвах, исповедуются, Причащаются. Часто первый раз в жизни… Право это дорогого стоит!

Еще одним важнейшим направление национальной идеи – патриотизма в проекте «Общее Дело» является пропаганда семейных ценностей и крепких традиций, укрепление и создание семей. Семья – это иерархия, стержнем которой является любовь. В составе экспедиций не редкость семьи, где присутствуют представители трёх поколений: от дедов – до внуков. Они представляют собой прекрасную действующую модель взаимоотношения предков и потомков в условиях, сопряженных с реальными бытовыми трудностями, ведь порой жить приходиться в палатках, а готовить пищу в печи или на костре.

Проект предоставляет и прекрасную возможность и для создания новых семей, поскольку в тесных рамках совместного делания – общественного служения, как мужчины, так и женщины находятся в тех условиях, когда невозможно выглядеть лучше, чем ты есть на самом деле. И люди вольно и невольно раскрываются в течение рабочей недели гораздо быстрее и больше, чем в тепличных городских условиях комфорта за более длительные сроки. Здесь невозможно лишь казаться, но приходиться быть тем, кто ты есть. За время существования проекта сложилось уже несколько десятков семейных пар, у которых появились дети, которые и приезжают с родителями в новые экспедиции – так совершается полный цикл семейной практической педагогики, стоящей десятка лекций или тренингов и уходящей корнями в наши русские традиции.

Еще одним немаловажным позитивным фактором проекта является сближение позиций искони враждебных друг другу города и деревни. Именно здесь в этой точке – в заброшенной и опустошенной городом русской деревне и происходит так нужное нам примирение двух сторон в затянувшемся конфликте цивилизаций. И крайне важно, что не деревня в очередной раз пришла в город «ломать шапку», а именно горожане пришли просить мира и возвращать должок в едва живую, но не сломленную духом русскую деревню. И знаменательно, что символом, вокруг которого происходит это давно чаемое национальное замирение, становятся не храмы – новоделы, а возрождаемые старинные церкви и часовни Русского Севера, не знавшего ни барщины, ни татарщины, ни неметчины, ни всё более зримой беды – заселения русских просторов пришлыми людьми с юга и востока. В них и должна начаться возрождаться и отогреваться душа нашего измученного «измами», объединенного «Общим Делом» и храмом русского народа.

Пока не грянет гром

Есть над чем задуматься вернувшимся из экспедиции горожанам, зайдя в полупустые городские храмы, так и не отошедших от коронобесия и его последствий. Зато оглянувшись, можно увидеть всё чаще встречающуюся в России картину, с которой я столкнулся в минувшую пятницу. Недалеко от своего дома увидел плотную толпу в несколько сот мужчин-мусульман, неспешно, группами расходящихся после пятничного намаза из молельного дома, устроенного в соседнем коттеджном поселке. Это ведь тоже идея, уже объединившая этих новых россиян и бросающая вызов разделённой и терпящей бедствие русской цивилизации. Кто победит в этом пока мирном споре?

Альтернатива, на мой взгляд, есть – это наше Общее Русское Дело, что в переводе на греческий означает ещё и Литургия! Наконец, объединимся вокруг него или вместо Камня во главе угла, станем искать пятой точкой каждый свой спасительный «пятый угол»? Всё зависит от нас!

темы
1 мин