Константин Хабенский: «Мне советовали идти в клоуны»
7 мин чтения
Константин Хабенский: «Мне советовали идти в клоуны»

Один из самых востребованных актёров российского кинематографа был дворником и уличным хулиганом

А ведь Хабенского запросто могло и не быть. Суровая советская реальность настигла будущую знаменитость на третьи сутки земного существования. Он родился 11 января 1972 года, когда в Ленинграде температура пробила отметку в -20° по Цельсию. И уже 14 января в роддоме случилось маленькое ЧП… Отключили отопление. Малыши, лежавшие у окон, прошли через нешуточную проверку на выживаемость.

— Воспаление лёгких, — мрачно произнёс врач. И Таня, мать маленького Костика, плакала навзрыд, не отходя от дверей реанимации, за которой находился её второй ребёнок.

Ленинградский климат не шёл ни в какое сравнение с холодами Нижневартовска. В полярном городке, где температура минус 35 в январе – «курортная норма», Константин и его родители (инженеры-гидрологи) оказались в начале 80-х.

Через четыре года Хабенские вернуться в Ленинград, но это будет совершенно другая история. Грянет перестройка. Повеет воздухом свободы. И от такого вот очаровательного малыша…

…не останется и следа. Константин превратиться в типичного перестроечного подростка с любовью к Цою, ещё малоизвестному Шевчуку, компаниям с винишком, западной табачной продукцией, флэтам, «квартирникам», «неформалам» и другим «прелестям» эпатажной и очень вызывающей жизни.

С грехом пополам Костя окончил восьмилетку, где Таня, его мать, преподавала математику. Затем бросит документы в Ленинградский техникум авиационного приборостроения и автоматики.

На молодого вертлявого паренька, любившего потрясти патлами и побренчать на гитаре, который через несколько лет, по идее, должен был «шарить» в начинке советских авиалайнеров, смотрели с иронией не только преподаватели. Но и… старшекурсники. Куда такому в КБ?

Мало-помалу он и сам приходил к пониманию, что техническая специальность не для него. С теорией у Кости получалось вполне себе неплохо. Он даже писал вполне успешные курсовые. А вот когда вопрос вставал о необходимости переложить полученные знания в практическую плоскость, юноша впадал в лёгкий ступор.

«Парень, тебе бы в клоуны…»

Услышал он однажды во след. И воспринял рекомендацию не в переносном, а в самом что ни на есть прямо смысле слова, решив податься в актёры. Никакой сенсации в доме Хабенских решение сына не вызвало, потому что рос Константин во вполне себе творческой семье.

Родители-инженеры не стали закатывать сыну «классические» скандалы о необходимости сперва овладеть «серьёзной» профессией, а уж затем идти в лицедеи. Отец Юрий Аронович и даже тётя Кости помышляли в своё время о том, чтобы стать актёрами, но… не сложилось.

Работал дворником и мыл полы

Да и путь юного Константина Юрьевича на театральные подмостки был донельзя тернист. Ленинградцы 80-х могли встретить интеллигентной наружности юношу в нетипичном «амплуа» — с метлой в руках. А ещё с гитарой. Когда советская милиция начала смотреть на уличных музыкантов «сквозь пальцы», Костя играл на гитаре на улицах Ленинграда для случайных прохожих, а в перевёрнутый футляр летели всё еще советские денежные знаки, уходившие на сигареты и «Агдам».

Путь наверх

Двери театра он открыл для себя отнюдь не в роли актёра. Есть такая должность «монтировщик» (читай – театральный работяга). Должность в театральной иерархии самая пыльная. Очень «творческая». В его обязанности входит принести декорации на сцену до спектакля, унеся их по окончании представления. Однако этой работой Хабенский не побрезговал, поступив в ЛГИТМиК только в предпоследний год существования СССР.

Мастером Константина Хабенского был Вениамин Михайлович Фильштинский. Ректор мудро напутствовал 26 человек, набранных на курс:

— Не слишком радуйтесь. Далеко не каждый из тех, кто поступил, доучится на курсе. Далеко не каждый из тех, кто доучится, останется в профессии. Далеко не каждый из тех, кто останется в профессии, станет известным. Далеко не каждый из тех, кто станет известным, будет счастлив.

И… как в воду глядел

Из 26 человек с курса Хабенского окончили ЛГИТМиК чуть больше десятка. Но именно с ним учились Михаил Пореченков, Михаил Трухин, Андрей Зибров, Ксения Раппопорт, Илья Шакунов. Хабенский, пожалуй, самый успешный, самый известный актёр этого курс + добрых дел мастер, львиная часть гонораров которого уходит на благотворительность и финансирование созданного им фонда для поддержки больных онкологией детей, а также… режиссёр.

Забегая вперёд: режиссёрский дебют Константина Хабенского случится лишь спустя долгие четверть века и многие посмотрят на его проникнутый трагизмом «Собибор» с лёгким налётом иронии. Дескать, вот ещё один актёр оказался режиссёром!

Это не совсем так. Режиссёр Хабенский почти что профессиональный.

Когда Константин Хабенский учился в ЛГИТМиКе эпоха была совершенно особой. Первая половина девяностых! Духом свободы было проникнуто всё насквозь. В том числе, относительно либерален был и учебный процесс, где неугомонному Косте и его товарищам — Пореченкову, Трухину говорилось одно, а делалось ими совершенно другое.

Молодые студенты пропускали что-то через себя, что-то мимо ушей, не уставая удивлять педагогов своими ребяческими придумками. И никто не спешил им мешать, понимая, что многое из того, что они предлагают в студенческих спектаклях… по-настоящему хорошо.

Поэтому «троица» Пореченков-Трухин-Хабенский «бодалась» с мастерами как могла, развивая не только актёрские, но и режиссёрские таланты.

Сколько раз это помогло Хабенскому в актёрской карьере? Сосчитать сложно. Ведь кино коммерциализировалось на глазах. В него приходили режиссёры-счетоводы, окончившие бухгалтерские курсы и ставившие в кинопроцессе «сверхзадачей» распилить бюджет. Хабенский, научившийся сам создавать образы «под ключ» ещё в студенческие годы, прекрасно справлялся и без режиссёров.

В ожидании ролей…

В жизни и судьбе парней с его курса сыграл огромную роль режиссёр Юрий Бутусов, который пригласил их в свой дипломный спектакль по пьесе Сэмюэля Беккета «В ожидании Годо». Абсурд. Он прекрасно ложился на переломную эпоху, когда никто не понимал, куда катится эта страна.

Успех дипломного спектакля был феерическим, хотя изначально это была на 100% студенческая работа. Педагоги ЛГИТМиКа отменяли занятия, чтобы отвести студентов посмотреть на Хабенского, Трухина и Пореченкова, которые… умели не только говорить на сцене, но и молчать в этом спектакле-откровении.

Молчать так, чтобы это было по-настоящему интересно!

«В ожидании Годо» Трухин, Хабенский и Пореченков, ставшие «битлами» ЛГИТМиКа, дурачились, как могли. И каждый раз спектакль был немного другим. И каждый раз парни демонстрировали, что не просто овладели профессией, а научились играть на сцене, режиссируя на ходу, а режиссировать на ходу, «рвя подмётки», придумывая новые и новые метаморфозы и ходы в уникальном драматургическом материале, где суть и смысл каждого из героев — дожить до конца. Просто дожить, не наложив на себя руки, не сойдя с ума, не просунув голову в «петлю ожидания». Вот так-то.

Спектакль был решён в жанре трагифарса с элементами клоунады. Сбылось пророчество. Хабенский в роли Эстрагона, действительно, стал клоуном.

Жизнь после института

Небольшие роли в кино. Дорога в метро до Марьиной рощи, где ещё никем не узнаваемый Хабенский играл вторые роли в «Сатириконе» в спектаклях «Трёхгрошовая опера» и «Сирано де Бержерак». Но ни театр, ни первые роли в кино второй половины 90-х не приносили того, за чем каждый молодой человек приходит в актёрскую профессию — оглушительной известности и больших денег.

Телевизионный триумф

То была эпоха, когда кинематограф, как таковой, был в глубокой… яме. Насмотревшись мексиканских сериалов, зритель жаждал российских. Полным ходом шли «Улицы разбитых фонарей» (ещё добротные, снятые по романам Кивинова, а не «писанные на коленке» — то, что мы видим на экране теперь). И незаметно подкрался их «спин-офф» — «Убойная сила».

На роль Игоря Плахова, которая, собственно, и стала отправной точкой актёрского пути того самого Константина Хабенского, которого мы все сегодня знаем и любим, актёр согласился далеко не сразу. Ну что это? Всё так славно начиналось. И тут — какой-то «мент».

— Костя, если нужно выбирать между работой и «неработой», выбирай первое, — сказал ему Михаил Пореченков, сам согласившийся на главную роль в «Агенте национальной безопасности».

И на пару лет Хабенский стал Плаховым. В театр на него и на Трухина зачастил зритель, которому было абсолютно не важно, что, как и в каком спектакле играют эти парни, засветившиеся с пистолетами на экране в популярнейших отечественных сериалах.

Так уж случилось, что любимцем миллионов актёр стал в этом вполне себе «оскорбительном» для Хабенского образе молодого оперативника с навязанной ему гримёрами несколько «придурковатой» небритостью.

Трухин и сегодня тянет «лямку» «полисмена из убойного отдела Петрограда», но Хабенскому такая перспектива казалась немыслимо скучной. И, поработав пару лет, он ушёл из сериала. Как оказалось, не напрасно.

Впереди была сенсационная для первой половины «нулевых» работа в «Ночном дозоре». И шут с ним, что продолжение оказалось блёклым. Фраза «Ночной дозор, всем выйти из сумрака» давно стала мемом, а фильм – классикой российской кинофантастики. Её не может превзойти по успеху, художественности ни один из современных фильмов а-ля «Притяжение».

Примерно в этот же период состоялся новый виток картины Хабенского, который получил приглашение Олега Табакова в МХТ имени Чехова. И не на «Кушать подано!», а прямиком на роль Зилова в «Утиной охоте» — этого русского Гамлета, сыграть которого мечтает каждый нормальный актёр.

Кстати, в «Гамлете» актёр «засветится» дважды. В 90-е в театре «Фарсы» в роли Горацио, а в 2005-м в МХТ, в постановке всё того же Юрия Бутусова — в составе старой боевой тройки (Пореченков, Хабенский, Трухин) в роли Клавдия. Самого принца датского сыграл Михаил Трухин и… пресса громыхнула заголовками в стиле «Менты на сцене».

А спектакль был очень хороший. Что там! Он был уникальный, ведь «святая троица» на сцене, памятуя о своём студенческом опыте, вновь творила чудеса, переписывая на ходу Шекспира, а точнее Пастернака, и умудряясь рифмовать только что придуманные на ходу четверостишия в ответ на рифмованные реплики партнёров.

Дошло до того, что на сайте и в афише красовалась надпись: «В Прологе, Сценах вне разряда и Непредвиденных сочинениях заняты артисты Михаил Трухин, Константин Хабенский, Михаил Пореченков».

Впереди у Константина Хабенского были блистательные работы в кинокартинах, перечислять которые можно бесконечно, а можно вовсе не перечислять. За 25 лет своей кинокарьеры (а в этом году Хабенский отметит именно четвертьвековой киноюбилей) он достиг того, к чему стремится любой по-настоящему классный лицедей.

Если в фильме фигурирует фамилия «Хабенский», значит кино будет на уровне, даже если это названный многими конъюнктурным «Собибор».

Не будем о «Собиборе». Вспомним о географе, пропившем глобус — по-настоящему классном образе не учителя, а наставника-провокатора. Всеми правдами и неправдами он моделирует для своих учеников ситуации, прожив которые они смогут стать людьми не в хрестоматийно-школьном, а всамделишно-жизненном понимании этого слова.

Смотришь фильм. И думаешь: такого бы учителя каждому. Но только не твоим собственным детям.

Как так получается у Хабенского? Да очень просто. Он чтит заповедь Станиславского: «Ищи плохое в хорошем человеке, а хорошее в плохом». И этим живёт, создавая роли одну за другой. Хорошие ведь роли. Хотя от усталости и «гипервостребованности» Константин Юрьевич однажды заснул посередине реплики на сцене, стоя на ногах (и будучи абсолютно трезвым), а проснулся в оркестровой яме.

Особо стоит отметить работу в сериале (виноват — многосерийном художественном фильме!) «Метод», где Хабенский, зарекавшийся не играть ментов, вновь оказался в шкуре мента. Да ещё какого! Психопата, шизофрения и маниакально-депрессивный психоз которого уходят корнями в проблемное детство…

Философия «Если ты идёшь по следам убийцы, ты уже отстал» заставляет его героя Родиона Меглина шагать в ногу с отъявленными маньяками, истории которых реальны и взяты из жизни лет эдак за 50 советской и российской криминалистики.

Меглин-Хабенский ловит маньяков. И сам маньяк. Ход, конечно, не нов (привет от «Декстера»). Но именно прогрессирующая психическая болезнь помогает «подвинувшемуся» ещё в детстве после убийства матери сыщику Родиону не отставать от тех, кто в сериале коротко и ёмко именуется словом «Наши». То есть, от свирепых маньяков-убийц, которыми наводнена Россия.

Меглин их чует нутром.

Сериал, снятый, с моей точки зрения, лучшим режиссёром современности Юрием Быковым, получился притчевый, жёсткий, мистический, увенчавшийся трагическим финалом.

Но… продолжение будет. Обязательно будет. Уже объявлено, что идут полным ходом съёмки нового сезона «Метода», где мы снова встретимся с, пожалуй, самым неординарным образом Хабенского — ментом без погон в смирительной рубашке.

Интернет-издание «Русская Планета» выражает искреннюю благодарность Константину Юрьевичу Хабенскому, поздравляя его с Днём рождения и желая сенсационных творческих свершений!

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Семью Валентины Теличкиной не удалось уничтожить в 30-е Далее в рубрике Семью Валентины Теличкиной не удалось уничтожить в 30-е74-й день рождения отметила актриса, выросшая в приговорённой семье Читайте в рубрике «Общество» Россия успешно провела испытания космического датчикаЛетные испытания в условиях космоса запланированы в конце 2019 года Россия успешно провела испытания космического датчика
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Загрузка...
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!