Жизнь и смерть Елизаветы Фёдоровны
Жизнь и смерть Елизаветы Фёдоровны

Трагическая участь сестры супруги царя Николая II малоизвестна и сегодня

О супруге Николая II, Александре Фёдоровне, сняты киноленты и написаны книги.

Почему до сих пор не снято ни одного художественного фильма о судьбе великой княгини Елизаветы Фёдоровны? Большая загадка. Ведь на Руси испокон веков было принято сперва почитать правителей, а также их прекрасных жён, потом зверски уничтожать их, а затем возносить на хоругви, причисляя к лику святых и создавая о них правдоподобные и, напротив, не очень правдоподобные истории, удивляющие своей спорностью историков, политиков, обывателей.

Елизавета, как две капли воды похожая на свою сестру, причисленную к лику святых убиенную императрицу Александру Фёдоровну, появилась на свет семью годами раньше. А умерла? Всего на день позже.

Впрочем, крестьяне, проживавшие неподалёку от шахты Новая Селимская, которая расположена в 18 км от Алапаевска, свидетельствовали, крестясь на «красный угол», что ещё целых три дня после той страшной ночи, когда Елизавету Фёдоровну сбросили в шахту, из-под земли доносилось пение молитв.

Детство  

Елизавета Александра Луиза Алиса Гессен-Дармштадтская — такое имя получила при рождении девочка, появившаяся на свет 1 ноября 1864 года. Впрочем, отец, великий герцог Гессен-Дармштадтский, Людвиг IV и мать (принцесса Алиса, внучка британской королевы Виктории) называли дитя Эллой.

Она росла в большой семье по-настоящему удивительного правителя герцогства Гессен (Hessen), являвшегося до 1918 года автономным государством. Сегодня Гессен — одна из земель ФРГ.

У Эллы было четыре сестры, два брата и детство, испорченное «квартирным вопросом». Мыслимо ли? Как оказалось, да.

Своей резиденции у семьи Людвига IV не было. От слова «совсем». Знает ли история примеры вождей, королей, царей, которые ютились в снимаемых особняках? Навряд ли. И ладно, если бы особняк, в котором жила семья, был постоянным. Жена и дети Людвига IV непрерывно кочевали из одного дома в другой, что, конечно же, вызывало закономерное возмущение бабушки — королевы Виктории, настоятельно требовавшей, чтобы для её дочери был построен дворец.

Людвиг ссылался на отсутствие необходимых в государстве ресурсов. И это приводило к ухудшению отношений не только с могущественной королевой Викторией, но и с любимой Алисой, всё чаще проводившей с детьми время на родине, в Англии. Самым трагичным моментом, омрачившим семейные отношения Людвига и Алисы, стала гибель младшего брата юной Эллы.

Двухлетний Фридрих в какой-то из моментов остался без присмотра, забрался на подоконник и упал из окна, скончавшись на месте. А ещё через несколько лет смерть вплотную подобралась ко всей монаршей семье. Случилось это под Новый год.

Дело было на излёте 1878-го. В Гессене свирепствовала дифтерия. Элле было 14, её сестре Аликс (будущей русской императрице Александре Фёдоровне) всего шесть лет. Болезнь не разбирала ни чинов, ни званий. В семье заболели все, кроме Эллы. Эпидемия унесла в могилу мать и дитя. 35-летнюю Алису и её 4-летнюю дочурку Марию, младшую сестру Эллы и Аликс.

Воспитанная в строгой религиозной традиции Элла горячо молилась о спасении как две капли похожей на неё сестры, не зная, что пройдут годы и охватившая совсем другую страну (необъятную Россию) чума под названием большевизм сотрёт их с лица земли практически в один день.

После трагедии потерявшая дочь и внучку королева Виктория настояла на том, чтобы девочки поселились в её владениях в Ист-Каусе, где их обучали ведению домашнего хозяйства, этикету и… прививали любовь к благим делам. Примером для Елизаветы была Елизавета Тюрингская, жившая в XIII веке и причисленная к лику святых за помощь обездоленным в построенной на её средства лечебнице для нищих.

Не чаявшая души в своих внучках королева Виктория с особой тщательностью выбирала для них женихов. И достигшая совершеннолетия Элла согласно её замыслу, должна была стать супругой Фридриха Баденского. Рассматривалась и кандидатура кронпринца Вильгельма, но… оба были кузенами, двоюродными братьями Эллы. В итоге 19-летняя Элла стала супругой великого князя Сергея Александровича, родного брата правящего русского монарха Александра III, с которым она была не просто знакома, а дружила с раннего детства.

На её свадьбе на сестру Аликс обратил внимание племянник Сергея Александровича — Николай, который спустя годы взошёл на престол, став последним русским императором.

Елизавета Фёдоровна переезжает в Россию к Сергею Александровичу, где изучает язык настолько досконально, что говорит без тени акцента. Элла принимает православие, а в 1891 году, когда её супруг получает пост московского генерал-губернатора, осознаёт, что в доверенном её мужу российском регионе имеет место широчайший простор для благотворительности.

Она помогает нищим и обездоленным, повторяя подвиг своего давнего кумира, Елизаветы Венгерской. Элла шефствует в созданном ею Елисаветинском благотворительном обществе, отделения которого растут, словно грибы, в различных уездах Московской губернии. Молодая женщина с невыразимой тревогой, предчувствием, смотрит на рост революционных настроений в России.

Симпатии русского народа к немке Елизавете Фёдоровне, занимающейся благотворительностью, растут. Однако её супруг, Сергей Александрович, особой любовью народа похвастаться не мог. Наблюдая за жизнью бездетной пары, где нереализованный материнский потенциал жена вкладывает в заботу о сирых и убогих, молва поговаривает о приверженности Сергея Александровича к однополой любви.

Генерал-губернатора не спасает даже пир в честь коронации его любимого племянника. Невиданная щедрость выливается в трагедию на Ходынском поле. В результате страшной давки гибнут 1389 человек. Около полутора тысяч получают тяжелейшие увечья, а за Сергеем Александровичем закрепляется прозвище «Князь Ходынский».

В канун Русско-японской войны Элла лихорадочно готовит посылки с медикаментами, провиантом для русского воинства. Идёт сбор пожертвований для того, чтобы на полях сражений русские воины не оставались без Слова Божьего, имея возможность прибегнуть к помощи походных церквей.

Вдовой Елизавету Фёдоровну делает террорист Иван Каляев, метнувший менее чем через месяц после Кровавого Воскресенья бомбу в карету, где едет великий князь.

Элла появляется на месте трагедии, произошедшей в нескольких десятках метров от губернаторской резиденции. Перед её глазами предстаёт поистине страшная картина: тело мужа разорвано на части. Она отрешённо смотрит на его останки, а затем… пытается собрать их, словно разрушенный пазл.

Идут дни молитвы, после чего Елизавета Фёдоровна направляется в камеру к Ивану Каляеву.

Тюремщики пытаются отговорить её от встречи с террористом, но безуспешно. Она переступает порог камеры. И молодой социал-революционер удивлённо смотрит на хорошо одетую женщину, не понимая, кто она и зачем пришла.

— Я жена того, кого вы убили… — наконец сдавленно произносит Элла. — За что вы его убили?

И он не сразу находит слова для ответа. Между ними происходит долгий разговор, заканчивающийся прикосновением её рук к его рукам.

— У моего мужа… было очень доброе сердце, — наконец, говорит Елизавета Федоровна. — Я прощаю вас. И он вас прощает.

С этими словами она покидает камеру. И жизнь её меняется раз и навсегда.  

Уподобляясь Елизавете Венгерской, Элла облачается в одежды сестры милосердия и творит благие дела, счёта которым нет. Для убийцы своего мужа она просит помилование у Николая II, который отказывает в её просьбе.

На свои средства, распродав уникальную коллекцию ювелирных изделий, она приобретает особняк на Большой Ордынке, преобразуя это и ряд прилегающих строений в Марфо-Мариинскую обитель милосердия, настоятельницей которой становится Елизавета Фёдоровна.

Она занимается лечением, просвещением обездоленных, помогая обнищавшим семьям, воспитывая девочек-беспризорниц, организуя воскресную школу для жительниц Москвы из беднейших семей. Их учат, прививая навыки горничных, нянь, швей.

Помогающие ей сёстры милосердия напоминают монашек. И дают схожие обеты человеколюбия. Одна маленькая поправка: любая из них может покинуть обитель милосердия, вернувшись в мир.

Палитра добрых дел, сотворённая Елизаветой Фёдоровной для людей, конечно же, не стала смягчающим обстоятельством в июле 1918 года. После ареста в мае 1918 года она была направлена сперва в Екатеринбург, затем в Алапаевск. А спустя сутки после расстрела её родной сестры, 46-летней Аликс (императрицы Александры Фёдоровны), не стало и Елизаветы Фёдоровны…

Аликс умерла практически сразу. Она была застрелена и добита штыками в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге. Элла вместе с великим князем Сергеем Михайловичем, князьями Иоанном Константиновичем, Константином Константиновичем, Игорем Константиновичем, Владимиром Павловичем, управляющим делами её супруга Федором Ремезом и сестрой милосердия Варварой Яковлевой была сброшена на дно шахты живой. 

Стоны умирающих, которым Элла перевязывала раны фрагментами своего апостольника, как и её голос, возносящий из недр молитвы за палачей, так сурово обошедшихся с милосердной немкой, внучкой британской королевы Виктории, был слышен ещё несколько дней.

А потом всё утихло.

Актёр, превративший Кёнигсберг в Калининград Далее в рубрике Актёр, превративший Кёнигсберг в Калининград30 октября родился Владимир Гуляев, исполнивший свою главную роль в жизни, а не в кино

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»