Иосиф Кобзон. Жизнь, как подвиг
Иосиф Кобзон. Жизнь, как подвиг

30 августа на 81 году жизни ушёл из жизни великий советский и российский певец, имя которого стало символом неоспоримого таланта и подлинного бесстрашия в советской и российской культуре

Иосиф Кобзон прожил долгую и насыщенную поистине уникальными событиями жизнь. Спето огромное количество песен, совершено множество поистине героических поступков, на которые смог бы решиться далеко не каждый человек.

Спасены жизни многих заложников в театральном центре на «Дубровке». В нужную минуту обрели ощутимую моральную поддержку десятки тысяч людей на Донбассе. На его личные средства восстановлены многие храмы. Благотворительные фонды, финансируемые лично Кобзоном и благодаря ему, на протяжении многих лет оказывали неоценимую поддержку людям, особенно нуждавшимся в ней. Деньгами, лекарствами, техникой, стройматериалами, продуктами питания — чем угодно.

На свои личные доходы Иосиф Кобзон содержал два детских приюта, воспитанники которого не нуждались ни в чём, путешествуя каждый год в Анапу. Он помогал умирающим и позабытым артистам, брал на себя хлопоты о погребении тем из них, кому помочь не успел, и кто был незаслуженно забыт народом и государством.

Миллионы людей он поддержал песнями, от которых хотелось жить. Да, он был очень богат. Заслуженно богат. Это правда. И умел делиться этим богатством с людьми, как завещал это делать Всевышний. На протяжении долгих двенадцати лет Иосиф Давыдович мужественно сражался со страшным онкологическим заболеванием. Эта борьба,  к величайшему сожалению, завершилась вчера…  

А ведь когда-то…

— Иосиф Давыдович, мужайтесь! – сказали Кобзону в уже далёком 2006 году лучшие эскулапы страны. — Вам осталось жить от силы полторы недели.

Он ответил им своей неповторимой мягкой улыбкой. И прожил ещё 12 лет. Очень непростых лет в судьбе России, в которую Иосиф Кобзон был влюблён с младенчества.

Каким оно было – детство Кобзона?

Ни один разговор об Иосифе Давыдовиче Кобзоне не может начинаться без упоминания о, бесспорно, главном человеке всей его жизни — матери Иде Шойхет, девушке из многодетной семьи, уроженке Подольской губернии. Ранняя потеря отца заставила Иду Исаевну взвалить на свои хрупкие плечи заботу о семье. Ей было 13 лет. Девочка занялась выращиванием табака и тяжелейшей работой на деревоперерабатывающей фабрике.

Шёл 1914 год. Пройдёт несколько лет. И жизнь совсем юной 16-летней Иды (и, собственно, всей нашей страны) раз и навсегда изменит Великая Октябрьская революция. Ида Шойхет получит рабочее место на одном из заводов печально известного сегодня города Славянска, а спустя несколько лет станет… народным судьёй.

Женщина, являвшаяся для Иосифа Кобзона главным нравственным и моральным ориентиром, связала свою судьбу с парнем, который был моложе её на 1 год. Звали его Давид Кобзон.

В 1930 году у них родится сын Исаак, в 1934 - Эмануил. В 1937 году на свет появился ещё один сын, которому суждено было стать обладателем прекрасного лирического баритона — Иосиф. Спустя 4 года грянула война.

Отец ушёл на фронт для того, чтобы не вернуться в семью больше никогда. Нет-нет, Давид Кунович не погибнет. Просто, получив ранение, встретит в госпитале другую женщину и переедет к ней в Москву. А мать… она будет спасать своих сыновей от фашистской расправы отчаянно.

В самый последний момент, когда немцы будут входить в город, Ида затолкает несмышлёныша Иосифа и его братьев в товарный вагон, направляющийся в Среднюю Азию. В эвакуации Кобзоны будут жить в городе Янгиюль, близ Ташкента. Вместе с матерью и старшими братьями Иосиф будет спать на простых циновках — штабелями. Он с благодарностью будет вспоминать всю жизнь приютившую его простую узбекскую семью.

В 1944-м, когда немецко-фашистским захватчикам будет дан отбор, они вернутся в родные места и поселятся в Краматорске. Именно здесь маленький Иосиф пойдет в первый раз в первый класс. А мать, отчаявшаяся было найти своё счастье, обретёт его ещё раз. Отчима Йоськи и его братьев будут звать Михаил Раппопорт.

Пятый пункт…

Многие из тех, у кого в пункте № 5 (в графе «национальность») было написано слово «еврей», не могли претендовать на сколь-нибудь значимые достижения при советской власти. Антисемитизм имел место в СССР. Но жизнь Иосифа Кобзона очень часто складывалась не благодаря, а вопреки тем предлагаемым обстоятельствам, которые для других легко могли оказаться ловушкой.

Ему везло или он был поцелован Богом? Пожалуй, и то, и другое. Когда Иосифу было всего 9 лет, мальчик выступил с песней «Летят перелётные птицы» перед вождём народов. Это было в Кремле, куда «паренька с Украины», победителя многочисленных певческих конкурсов, направят, невзирая на «пятый пункт».

Кобзон и власть

Иосиф Виссарионович степенно аплодировал пареньку, а сердце его маленького тёзки трепетало в груди от понимания того, что где-то там, в зале, находится… он — товарищ Сталин.

Сам Иосиф Давыдович будет впоследствии вспоминать о том, что выступать перед вождями стало с тех пор «традицией». Повзрослев, он пел перед Хрущевым. Никита Сергеевич очень любил бодрые, если не сказать бравурные песни. И Кобзон «на ура» исполнял: «Забота у нас простая, забота наша такая». Брежнева он порадовал песней: «И вновь продолжается бой!».

Партийным лидерам 1980-х (Андропову, Черненко, Горбачёву) Кобзон не пел никогда. Так уж сложилось. А вот перед действующим главой российского государства выступал не раз. Второй президент России и её первый во всех отношениях эстрадный певец уважали один другого, пребывая в дружеских отношениях.

Иосиф Кобзон умел уважать власть, не лебезя перед ней и даже вплетая иногда в диалоги с первыми лицами России лёгкую и позволительную, пожалуй, одному ему иронию.

Было это ещё в «нулевые», когда Иосиф Кобзон и Владимир Путин встретились в ходе одного из концертов в Кремле у дверей того самого места, где по традиции не приветствуют друг друга даже короли.

Вы помните? На заре своей карьеры Владимир Путин обещал ликвидировать членов организованных бандформирований там, где их застанут силовики? В том числе, в отхожих местах.

Выходя из туалета, Владимир Владимирович увидел замечательного советского и российского певца, идущего ему навстречу. Глава государства улыбнулся и компанейски протянул Кобзону локоть для рукопожатия. «Извините, Иосиф Давыдович, руки мокрые».

В ответ Кобзон вежливо коснулся руки президента: «Кого мочили, Владимир Владимирович?» — и оба они рассмеялись. Путин оценил эту незлую, но достаточно смелую шутку. Об этом эпизоде в личных беседах и своих интервью упоминал сам Иосиф Кобзон.

Ему, действительно, было позволено больше других. Привилегии и авторитет, которыми пользовался Кобзон во властных, деловых и, чего греха таить, «менее формальных кругах», свидетельствуют об одном: этого человека любили и уважали все.

И власть имущие, и те, кто на гребне приватизации стал «наследником» несметных богатств СССР, и те, кто заведовал «параллельной реальностью лихих 90-х». Вы спросите:

За что уважали Кобзона?

Было за что. В 1986 году, когда весь мир содрогнулся от Чернобыльской трагедии, Кобзон не посчитал для себя возможным ограничиться соболезнованиями и причитаниями. Он метнулся в Чернобыльскую зону, где, в общем-то, и «заработал» онкологическое заболевание, проявившееся, впрочем, многим позже.

Правда ли, что Иосиф Давыдович выступал перед теми, кто отчаянно боролся с последствиями катастрофы на Чернобыльской АЭС? Да. Эти люди работали в три смены, не покладая рук. Понимая, что большинство из них — обречённые смертники, Кобзон пел для них… тоже в три смены.

В день первого концерта он два часа исполнял в  километре от дымящейся АЭС свои лучшие, главные песни. А когда восхищенные люди после часовой овации начали, наконец, расходиться, подоспели другие ликвидаторы: «А для нас Кобзон петь не будет?» — раздались разочарованные голоса.

— Ну, конечно, будет! – улыбнулся он им со сцены. И пел… часами напролёт.

Ликвидаторы, увидев, что певец выступает в своём самом обычном виде – в концертном костюме, без каких бы то ни было средств защиты, поснимали маски, затаив дыхание:

— Ну, что вы? Зачем? – улыбнулся он им. — Наденьте сейчас же!

— Но вы же без маски! — раздались голоса из зала.

— Я без маски, потому что не могу в ней петь. Но вы-то сегодня не поёте, - улыбался сквозь слёзы певец.

Но, конечно же, маски так никто и не надел. И многие слушали его возвращающие к жизни пенсии, стоя.

Ещё более бесстрашен был Иосиф Кобзон 23 октября 2003 года, когда Театральный центр на Дубровке был захвачен боевиками. В 13 часов 16 минут 24 октября вместе с Ириной Хакамадой он вошёл в здание, где на протяжении последних полусуток террористы методично уничтожали зрителей, пришедших с семьями накануне посмотреть спектакль «Норд-Ост» по мотивам произведения Вениамина Каверина «Два капитана».

Кобзон приехал к зданию театрального центра сразу, едва только услышал о происходящем в новостях. Не смог, не посчитал возможным находиться в стороне, когда там, на Дубровке, мучительной смертью умирали зрители.

Переговорщики пробыли там полчаса. И благодаря умению Иосифа Давыдовича вести диалог с кем угодно, даже с бандитами, были спасены жизни 50 человек.  Он не знал, что выйдет оттуда живым. Великий артист спасал людей, зрителей, тех, кто сейчас нуждался в помощи больше всего и отчаянно цеплялся за жизнь.

В один из моментов сложного диалога между лидером боевиков и Кобзоном, настаивавшем в разговоре с подонками на том, что чеченцы — народ, который не воюет с женщинами и детьми, главарь террористов Мовсар Бараев согласился отпустить малышей Любови Корниловой. Их было двое.

Саму Корнилову террористы планировали оставить в центре.... И тогда Иосиф Давыдович посмотрел в прорезь чёрной маски, скрывавшей лицо Бараева:

— Мовсар… — вкрадчиво сказал он, заглядывая в глаза смерти. — Отпустил бы ты мамку… Детям без мамки никак нельзя, — тихо произнёс он.

Взгляды легендарного великого советского артиста и террориста, который будет двумя сутками позже ликвидирован вместе со своими пособниками, встретились. Бараев едва заметно кивнул. Его сообщники подтолкнули Любовь Корнилову вперёд…

— На выход!

Люба встретилась глазами с чужой, бьющейся в рыданиях девочкой, и тихо прошептала:

— Она… тоже… со мной… - сдавленно произнесёт она.

— Уходите, — отмахнулся Бараев.

Так они и вышли из этого ада. Иосиф Кобзон, Любовь Корнилова и трое маленьких детей. Всё гадали, будут ли стрелять в след? Не стали.

Не менее решительной была поддержка Иосифа Кобзона жителям родного для него Донбасса, куда певец, превозмогая тяжёлую болезнь, приезжал с концертами для того, чтобы поддержать людей. Тех, кто оказался в едва ли не более страшной, масштабной геополитической катастрофе.

Он очень спокойно относился к тому, что на его родную Украину ему был запрещён въезд и верил, что однажды придёт день и между русскими и украинцами исчезнет стена ненависти и непонимания.

Этот праздник обязательно настанет однажды.

Жаль Иосиф Кобзон на нём уже не споёт.

Светлая память талантливому и смелому человеку, ушедшему от нас навсегда.

В России прошли русские традиционные бои «Атмановские кулачки» Далее в рубрике В России прошли русские традиционные бои «Атмановские кулачки»Более 11 тысяч любителей русского кулачного боя и праздничных народных гуляний из 20 регионов России болели за бойцов, силачей и участвовали в народных забавах 26 августа

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»