Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Только и разговоров, что о мосте

Как жители небольших поселков Пензенской области самостоятельно восстановили мост
Елена Коваленко
3 мин
Фото: Алина Кулькова
Несколько месяцев назад мост через Суру, расположенный возле села Пыркино, резко просел посередине, бетонные плиты перекосило. По нему стало опасно ездить и ходить. Этот мост соединял с районным и центром около двухсот дачных участков и два поселка — Детский Санаторий и Заводской. Он позволял добраться их обитателям в село Пыркино, где есть магазины, почта и откуда ходят электрички и автобусы до Пензы.
Несколько местных жителей решили не ждать помощи от чиновников и справиться с проблемой самостоятельно.
Когда-то в поселках «за мостом» было свое производство, детский туберкулезный санаторий, теперь ничего этого нет, остались только названия. Рано утром я появляюсь на пороге Проказнинского сельсовета Бессоновского района. Меня встречает его сотрудница Надежда Морозова.
Она приходит на работу к восьми утра. Иногда задерживается до девяти часов вечера, хотя рабочий день официально — до четырех.
– Вы, наверное, насчет моста приехали? — спрашивает она. — Глава сельсовета предупреждал меня, чтобы ждала гостей. Ему сегодня пришлось уехать.
Говорю, что удивлена тем, что люди не стали ждать чьей-то помощи, а решили сами отремонтировать мост.
– Дело в том, что в поселках за мостом зарегистрирован 51 человек, постоянно проживают 16. В основном, пенсионеры. Производств никаких нет, здравниц — тоже. Средств на ремонт моста в местном бюджете не предусмотрено, — говорит девушка. — Посудите сами. На год на четыре населенных пункта нам выделили 5 миллионов 417 тысяч. Из этой суммы 200 тысяч рублей пошло на реализацию программы «Чистая вода», 700 тысяч рублей — на ремонт дорог, 2 тысячи 800 рублей — на борьбу с коррупцией, более 221 тысяч — на программу по пожарной безопасности. Плюс, из этой же суммы берутся деньги на зарплату работникам. На мост денег попросту не остается.
Поэтому, когда жители обратились за помощью к главе Виктору Любимову, он только развел руками: «Попробуйте достучаться до чиновников свыше». А когда в администрации Бессоновского сельсовета ответили, что денег нет и не будет, Виктор Геннадьевич организовал местных мужиков, сам полез с ними в воду.
– А что им оставалось? Мост гулял то вправо, то влево, мог в любой момент рухнуть, — говорит Надежда Морозова.
Мужики, вооружившись топорами, пилами и молотками, выровняли переправу, придав ей строго горизонтальное положение. Правда, пришлось нанимать сварщика, без которого сделать это было бы невозможно. Его не смутило, что сельсовет не может единовременно выплатить оплату за работу в размере 25 тысяч рублей.
По словам Морозовой, жители обоих поселков понимали, что реконструкция особо не поможет — весной мост не выдержит половодья, и ледоход его попросту снесет.
Тогда люди стали писать письма в правительство области, прокуратуру, МЧС, депутатам всех уровней, а они возвращали их запросы в Проказнинский сельсовет. Ответ был один: «Отремонтировать мост в ближайшие годы не представляется возможным. В районе Пыркино производства никакого нет, людей там постоянно живет три десятка человек, деньги из областного бюджета не могут быть потрачены на восстановление моста и дороги».
Ситуация усугублялась еще и тем, что не было, на чьем балансе находится злополучный мост. У него попросту нет хозяев. Зная это, люди попытались обратиться за помощью к одному солидному предпринимателю. Он ответил кратко: «Благотворительностью не занимаюсь». После этого жители поселков Пензенской области поняли, что проблему нужно решать самостоятельно.
Все лето мост был главной темой в поселках и сельсовете: считали, сколько надо средств, собирали деньги, решали, кто будет помогать. Глава сельсовета чуть ли не жил на мосту: договаривался о поставке материала, опять лазил в воду. В строительстве моста материально и физически ему помогали местный егерь и предприниматели. Людям пришлось проявить смекалку: вместе они придумали, как резать под водой металл. Однажды при монтаже свай попросили помощи у аквалангиста.
Из Пыркино добраться на машине до моста можно минут за десять. Видно, что на нем заменили пролеты, установили стальные сваи, даже трубы-ледорезы врезали в грунт, чего прежде не было. Машины снова могут свободно передвигаться по мосту, но водителям следует быть внимательнее: на мосту есть щели, прогалины, зато пока что перил нет.
Дорога от моста до поселка Заводского занимает не меньше получаса. Ощущение, что едешь по военному полигону: одни ямы да ухабы.
– А что же жители денег на ремонт дороги не найдут, раз проблему с мостом решили? — интересуюсь у Надежды.
– Сейчас у них об этом спросите, — улыбается она. — Для меня сейчас это не главное. Важнее — выхлопную трубу здесь не оставить.
Около одного из домов нас встречает Надежда Анненкова. Летом ей доверили собирать деньги — по 3 тысячи рублей со двора.
– А вот этот дом и этот деньги не сдавали, — рассказывает она. — Но мы и без них каким-то чудом собрали 600 тысяч. Строительство контролировали наши мужики. Конечно, претензии у них какие-то были, но я в этом ничего не понимаю. Зато хоть дети стали приезжать, а то раньше боялись.
Открытие моста состоялось аккурат 1 сентября.
– Конечно, без оркестра и фейерверка, но для нас это был настоящий праздник, — вспоминает Надежда.
– Тетя Надя, ты возьми буханку хлеба, — кричит какой-то парень, когда я прошу Надежду и еще двух человек сфотографироваться. — Типа у нас хлеб появился.
Анненкова рассказывает, что в последнее время жители обоих поселков купили себе хлебопечки и запаслись мукой:
–Автолавка то к нам одно время не ездила. Зато теперь опять по пятницам стала приезжать.
– Не появилось желание еще и дорогу сделать?
Анненкова удивленно смотрит на меня. Понимаю, что пока материально люди к этому не готовы.
Уже на обратной дороге размышляю, есть ли будущее у сел. Задаю этот вопрос Морозовой:
– Будущее, безусловно, есть. Если будет инфраструктура, те же самые дороги, мы многое сможем сделать. В прошлом году в правительстве области наш сельсовет представлял проект по развитию. Одним из наших предложений было малозатратное мероприятие — игра «Инкаунтер». В селе Проказна, например, существует много легенд. Одна из них о том, что на дне местного озера спрятан клад. А еще говорят, что в храме Михаила Архангела у Богородицы лицо крестьянки. Считается, что иконописец, которого пригласили расписывать местную церковь, безумно влюбился в крестьянку из села Проказна Аграфену Комарову и придал Деве Марии черты возлюбленной.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин