Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Первому в лицо кислота, второму — топор»

Почему жители аварийных бараков намерены защищаться до последнего, только бы не переезжать в новые квартиры, полученные бесплатно

Владимир Лактанов
6 мин

Кадры «штурма» бараков, снятые жильцами.

Многолетний конфликт между администрацией и жителями ветхих бараков по улице Дзержинского в небольшом городке Заречный Свердловской области вновь активизировался. На следующей неделе служба судебных приставов намерена выселить 12 семей из аварийного жилья в принудительном порядке. Двери квартир вскроют, все имеющееся в них имущество опишут и вывезут. Жильцам предложат покинуть дома добровольно. Если они откажутся, то в дело вступят правоохранительные органы, как и положено по установленной законом в таких случаях процедуре. Однако как все это будет выглядеть на практике, пока не представляет никто — ни судебные приставы, ни администрация Заречного, ни сами жители, над которыми нависла угроза.
– Могу сказать одно: мы не сдадимся, — говорит жительница одного из аварийных бараков Ирина Моисеева, неформальный лидер протестующих жителей Заречного. — Идти нам некуда. Если нас начнут выселять из квартир силой, то мы возведем возле наших бараков баррикады, будем жечь покрышки, держать оборону. К войне мы готовы. Всего нас 48 человек. Правда, если вычесть восемь школьников, трех грудных детей и пять пенсионеров, один из которых инвалид, то нас останется не так уж много. Но мы все равно будем отстаивать свои дома до последнего. Я хоть и сама инвалид-сердечник второй группы, но сдаваться не намерена. Пусть хоть ОМОН вызывают.
Один раз победить в борьбе с исполнительными органами Ирине Моисеевой уже удалось. В 6 часов вечера 2 сентября прошлого года на улицу Дзержинского явилась целая делегация: судебные приставы, пять полицейских из патрульно-постовой службы, представитель администрации города. Они попробовали взломать входные двери в подъезд барака, где находится ее квартира.
– Я так и сказала: первому, кто войдет в подъездную дверь, прилетит в лицо кислота, второму — топор.
– Приставы решили не рисковать ни своим, ни чужим здоровьем, поэтому не стали вскрывать эту дверь, — признается сотрудник пресс-службы Службы судебных приставов по Свердловской области Ирина Тощева. — Протокол об административном правонарушении, которым является противодействие исполнительным действиям судебных приставов, также не был составлен, поскольку женщина, угрожавшая из-за закрытой двери, не представилась. А установить ее личность, не вскрывая дверь, было нельзя. Двери в общие помещения двух других бараков по улице Дзержинского, 7а были вскрыты.
Жители утверждают, что были взломаны двери не только в подъезды, но и на этажи.
– Каждый этаж — это место общего пользования, разделенное между шестью квартирами, находящимися на этом этаже, — говорит Ирина Моисеева. — Это наша частная собственность, за которую мы, между прочим, платим коммунальные платежи. А значит, вскрыв двери на этаж, на нашу территорию уже вторглись.
Но главное — по утверждению жильцов, были взломаны и двери в несколько квартир.
– В одной из квартир, в которые вломились, живет женщина, мерчендайзер по профессии, — рассказывает Ирина Моисеева. — В ее квартире на столе в тот момент была крупная сумма денег, которые она собрала с предпринимателей. Ее комнату вскрыли монтировкой и ломом, а потом бросили открытой. Мой зять, Константин Климашевский, добровольно стоял у вскрытой двери и охранял ее до приезда хозяйки. За другой дверью были дети — девочка-школьница и ее маленький брат. Родителей на тот момент не было дома. Когда начали ломать дверь, они сильно испугались, пришлось вызывать скорую помощь.
Как выяснилось, врачи приехали вовремя — у одного из жильцов барака от пережитого стресса случился гипертонический криз.
– Мы просили людей в форме показать документы, но они отказались. Только нагрубили в ответ, — жалуется Ирина Моисеева. — Мы пытались позвонить в полицию, сообщили, что нам взламывает дверь непонятно кто. Но к нам отказались выслать наряд. Сказали, что сейчас никого нет на работе — ни участкового, ни оперативников. Разве так бывает? Мы записали этот разговор с полицией, а также засняли на видеокамеру, как нам взламывает двери представитель городской администрации Максим Маркизов, хотя нам и пытались это запретить. Так что теперь можем доказать свои слова. Кстати, изначально вместе с остальными людьми в форме пришел представитель МЧС из Белоярского района. Но увидев, что происходит, он сказал: «Я в этом бардаке участвовать не собираюсь», развернулся и ушел.
Глава администрации городского округа Заречный Василий Ланских подтвердил «Русской планете», что, действительно, был отправлен слесарь, который помог судебным приставам вскрыть подъездные двери и двери на этажи аварийных бараков, на которые жильцы навесили замки. Однако категорически отрицает, что была вскрыта хоть одна квартирная дверь.
– В октябре месяце прошлого года было возбуждено исполнительное производство по решению суда, согласно которому жильцы аварийных бараков обязаны их покинуть, — поясняет ситуацию Ирина Тощева. — Часть семей, которые там жили, исполнили решение суда добровольно. Однако 12 семей отказались переехать. Мы обязаны были вручить им уведомления о выселении. Направляли их по почте — письма возвращались обратно невскрытыми. А попасть в бараки мы не могли — мешали замки на подъездах и этажах. Поэтому совместно со взыскателем по данному исполнительному производству, которым является администрация Заречного, мы приняли решение вскрыть подъездные двери и вручить уведомления под роспись всем жильцам. При этом, еще раз подчеркиваю, мы действовали согласно установленному законом порядку. Двери в подъезд были вскрыты в присутствии сотрудников полиции. Двери в квартиры мы не взламывали, а просто стучали в них. Если дома кто-то был, то вручали под роспись уведомление. Если нет — наклеивали уведомление на дверь. У нас не было другого способа вручить уведомления, а пока они не вручены, мы не можем применять меры принудительного исполнения решения суда. Теперь же мы сможем ими воспользоваться.
Срок добровольного исполнения решения суда, который значился в уведомлениях, врученных 2 февраля, — до 10.00 4 февраля. Назначенный срок истек сегодня, жители аварийных бараков остаются в своих квартирах и готовятся их защищать. Первые потери они уже понесли: за отказ переехать в установленный срок каждую семью оштрафовали на 5 тысяч рублей.
Жителей аварийных бараков власти намерены насильно перевезти в новые дома, построенные специально с этой целью еще в 2012 году. Расположены они совсем неподалеку от старых, на улице Лермонтова. Причем денег за новые квартиры никто не требует — они передаются в собственность переселенцам бесплатно. Более того, жители непригодных для жизни бараков, когда-то построенных для вахтовиков как временное жилье, сами же ранее требовали, чтобы их переселили.
– Это очень долгая история, которая тянется уже много лет, — поясняет Ирина Моисеева. — Если не вдаваться в детали, то дело было так. Мы с 2006 года добивались, чтобы наши бараки признали аварийным жильем. В 2009 году выиграли суд, который постановил, что нас должны переселить немедленно. И это «немедленно» длилось несколько лет. В итоге мы все же попали в программу переселения из ветхого жилья. И вот наконец-то летом 2012 года новые дома были достроены. Мы приготовились к новоселью.
Первыми переехали несколько семей, в чьих квартирах не было недоделок. Готовящиеся к переезду соседи пришли посмотреть, как они устроились на новом месте, и пришли в ужас. Хотя, казалось бы, после долгих лет жизни в бараках с провалившимися полами их сложно было шокировать.
– Прямо через обои по стенам проступала черная плесень, — говорит Ирина Моисеева. — Плесень была даже на косяках дверей. Подвал был залит водой, в нем поселились лягушки и комары, росли грибы. Стены и полы сочились влагой. Мы отказались с грудным ребенком на руках переезжать в такое жилье.
Администрация Заречного признает, что новые дома были построены не идеально. Однако говорит, что все недостатки по требованию будущих жильцов были устранены, пусть и не сразу.
– Действительно, в домах, построенных для переселения из ветхого жилья на улице Лермонтова, были проблемы с вентиляцией, из-за чего стены отсыревали, — поясняет Василий Ланских. — Мы осушили квартиры и подвал тепловыми пушками. Был составлен полный список претензий по каждой квартире, и все недочеты были устранены. Несколько раз мы сделали ремонт. Сейчас эти квартиры в идеальном состоянии, ни о какой черной плесени и речи быть не может. Какие только инстанции нас уже не проверяли! И Госсанэпиднадзор, и Жилищная инспекция. Даже суд назначил собственную экспертизу. Все признали, что эти дома пригодны для жилья. Сейчас в них живут двое сотрудников нашей администрации, и они вполне довольны своими квартирами. Не только они, еще 130 человек спокойно, без скандалов переехали и не жалуются.
12 семей из аварийных бараков решили судиться. Провели дорогостоящую независимую экспертизу, которая признала, что жить в новых домах опасно для здоровья: они построены с многочисленными нарушениями, в них не работает вентиляция, распространяется черная плесень.
Однако 12 мая прошлого года Заречный суд постановил: дома на улице Лермонтова пригодны для жизни, поэтому семьи из бараков на Дзержинского должны в них переселиться. Правда, временно — как выяснилось, новые квартиры оказались несколько меньше, чем положено по закону о переселении. 22 августа 2014 года это решение подтвердил областной суд Свердловской области, куда новоселы-отказники подали апелляцию, проиграв суд.
– Глава администрации Заречного, который исполнял эти обязанности до меня, действительно допустил сбой на этапе проектирования домов для переселения из ветхого жилья, — признается Василий Ланских. — Мы провели впоследствии перепланировку, но новые квартиры все равно не вполне соответствуют требованиям — где метра не хватает, где двух. Как только у нас в муниципальном фонде появятся квартиры, которые точно подходят по квадратным метрам, мы переселим в них бывших жителей бараков на Дзержинского. Пока же суд постановил, что им следует дожидаться этого момента в новых домах на улице Лермонтова. Это в любом случае лучше, чем гробить свое здоровье в бараках, где все прогнило.
Жителей бараков глава администрации Заречного не понимает. Он полагает, что администрация сделала все возможное, чтобы мирно урегулировать конфликт.
– На мой взгляд, 12 семей из домов по улице Дзержинского заняли неконструктивную позицию, — рассуждает Василий Ланских. — Возьмем, к примеру, одну из семей, отказывающихся переехать. Мы спросили их: что они намерены делать с полученной бесплатно по программе переселения квартирой? Она слишком мала для большой семьи с детьми. Нам ответили, что будут продавать и менять на большую. Тогда мы предложили: раз уж вы все равно намерены поступить таким образом, а переезжать на Лермонтова категорически не хотите, то давайте сделаем так. В муниципальном фонде есть двухкомнатная квартира в другом районе. Мы вам ее передадим, а вы оплатите только ту площадь, которая превышает положенные при переселении квадратные метры. Нас выслушали, сказали, что подумают, но ответа мы так и не получили. Надеялись, что договорились, а они снова раздувают скандал. Дать квартиру больше площади просто так, бесплатно, мы не имеем права по закону. Меньше нельзя, но и больше нельзя.
Новоселы-отказники отрицают, что им делали такие предложения. Они утверждают, что сами ходили на прием в администрацию и просили дать им квартиры в другом районе, пусть и меньшей площади, чем в домах на улице Лермонтова. Лишь бы они не были опасны для жизни. Однако получили отказ. А в квартирах на Лермонтова, по их мнению, ничего не изменилось.
– Черная плесень никуда не исчезла, она сейчас снова проступает сквозь обои во всех квартирах. Да, в подвал насыпали грунта в человеческий рост, чтобы не проступала вода. Там теперь не пройти, но это мало помогает, потому что проектом изначально не предусмотрена гидроизоляция подвала. И это в доме, который построен на болоте! Стены все равно отсыревают. По окнам стекает вода, на подоконниках — вода. В шифоньерах влажность такая, что белье не просыхает и покрывается налетом. Не нужно думать, что мы капризничаем, — говорит Ирина Моисеева. — Думаете, легко жить с детьми в бараках, где летом нам отключали воду, а осенью, когда начались холода, — тепло? Где нам выбивают стекла, чтобы нас выжить — ведь земля под нашими бараками давно продана застройщику. Мы едва добились, чтобы нам хотя бы отопление вернули. Мы живем на коробках с вещами, которые собрали еще два года назад, когда собирались переезжать в новые дома. Но сдаваться все равно не будем.
– Все это несерьезно, — комментирует эти заявления Василий Ланских. — Все споры не должны выходить за рамки правового поля. Так уже случилось на Майдане — и сегодня мы видим, к чему это привело. Действовать нужно, руководствуясь законом, а не эмоциями. В городе должен быть порядок. Поэтому, если понадобится, мы его наведем.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
6 мин