Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Представляете, сколько имен писать?»

Ярославская фабрика отказывается увековечивать имена солдат ВОВ на памятной стеле
Владимир Лактанов
2 мин
Фото: Парсегова Светлана / Русская планета
Жительница Ярославля Людмила Васильевна Варнавина в свои 75 лет — человек активный, деятельный. Память о своей семье, о воинах Великой Отечественной войны она бережно хранит в домашнем архиве. А еще старается сохранить эту память в пространстве города, где два не вернувшихся с войны фронтовика — Сергей Константинович Варнавин и Василий Федорович Фурманов — в тридцатые годы прошлого века работали на промышленных предприятиях.
Сергей Варнавин, пропавший без вести в боях под Москвой в 1941 году, до призыва на фронт несколько лет трудился на Ярославской фабрике валяной обуви, которая в те времена называлась «Сапоговаляльная фабрика “Упорный труд”». Валенки в те годы требовались России в огромных количествах. Впрочем, нужны они были не только русским. Об этом, помимо прочего, Сергей Варнавин лично писал своей жене Шуре, оставшейся с двумя детьми в Ярославле. Писал из теплушек на полустанках и фронтовых землянок в подмосковных лесах близ Волоколамского шоссе осенью и зимой 1941 года: «Я попал в плен, немец снял с меня валенки, пришлось в обмотках бежать к своим. Из плена сбежал, ноги обморозил. Сейчас в госпитале. Очень тоскую по вам, Шура, поздравляю с Рождеством».
Эти строчки, написанные не слишком привычной к эпистолярному творчеству рукой рабочего человека, русского солдата, до сих пор заставляют сжиматься сердце любого читателя, случайного свидетеля истории одной семьи. Сохранившиеся фронтовые письма-треугольники своего свекра, написанные чернилами и простым карандашом на пожелтевшей, но еще крепкой бумаге, Людмила Варнавина хранит особенно бережно. Пять фронтовых посланий она показывает с гордостью и уважением к памяти человека, который стал отцом ее любимого мужа.
Фронтовая вдова Шура Варнавина всю жизнь работала ткачихой на ярославской фабрике «Красный Перекоп», поднимала сына. Дочку не удалось сохранить: умерла еще во время войны. Сноха Людмила вспоминает о свекрови с благодарностью: та воспитала для нее замечательного мужа, с которым она душа в душу прожила 34 года. Уважение к памяти свекра, которого сноха не застала в живых, но любила заочно благодаря своему мужу, привело Людмилу Васильевну на фабрику валяной обуви, которая и сегодня успешно работает в Ярославле.
– Там сейчас стоит огромная гранитная стела — метра четыре высотой, с памятной надписью «Воинам, павшим в боях». Рядом цифры: 1941–1945, — рассказывает Людмила Варнавина. — Я пришла к начальству на прием, говорю: у меня есть письма вашего сотрудника, пропавшего без вести в боях под Москвой. Могу отдать эти документы в ваш музей.
Фото: Парсегова Светлана / Русская планета
Как рассказала Людмила Варнавина «Русской планете», ее инициатива по передаче писем, мягко говоря, не встретила понимания у руководства фабрики. Но активнее всего должностные лица, с которыми беседовала пенсионерка, воспротивились просьбе Людмилы Васильевны увековечить имена фронтовиков, в том числе Сергея Варнавина, на той самой памятной стеле.
– Не вижу ничего странного в том, что на нашей памятной стеле нет конкретных имен, — подтверждает заместитель директора Ярославской фабрики валяной обуви Григорий Шмыков. — Это то же самое, как увидеть что-то странное в идее Памятника неизвестному солдату. Поэтому наносить конкретные имена на стелу мы не планируем. Всего с фабрики на фронт ушло 250 мужчин и 25 женщин, правительственной наградой «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны» награждено 130 работников фабрики. Представляете, сколько имен нужно будет писать?
На самом деле получается, что имен не так уж и много. Места на просторной, длинной гранитной стеле явно хватит, больших финансовых затрат такая процедура не требует. Да и явное нарушение логики как раз и состоит в том, что памятник «неизвестному солдату» в данном случае поставлен конкретным людям, труженикам, солдатам, чьи имена известны.
К сожалению, для Людмилы Варнавиной такой пример отношения к сохранению памяти фронтовиков не стал единственным. Каждый год накануне 9 мая она ездит на территорию бывшего ярославского завода «Яртранстехмонтаж», где сегодня квартируют многочисленные фирмы. Там она приводит в порядок старую мраморную мемориальную доску, торжественно открытую руководством завода (тогда — Ярославского завода № 3) в 1948 году. Людмила Варнавина вытирает мемориальную доску от грязи, моет, ставит цветы. На доске всего 8 имен фронтовиков-заводчан, и среди них — имя отца Людмилы Василия Федоровича Фурманова, погибшего в 1944 году. Новым владельцам здания бывшего завода — руководству столичного ОАО «Центртранстехмонтаж» — доска как таковая не нужна, ухаживать за ней никто не собирается, но возвращать ее городу, перенести на воинское кладбище, несмотря на официальные запросы мэрии, владельцы отказываются. «Не получено согласие правообладателя мемориальной доски на ее перенос» — гласит официальный протокол заседания городской межведомственной комиссии объектов улично-дорожной сети города Ярославля. Да и к посещениям Людмилы Васильевны обитатели офисов и руководящих кабинетов на территории бывшего ярославского завода № 3 относятся неодобрительно.
– Когда я последний раз туда приезжала, меня вообще не хотели пускать, — говорит Людмила Варнавина. — Какая-то девушка, садясь в машину, велела охране не пускать меня: нечего ей здесь делать, говорит.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин