Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Вы зарплаты видели?»

Корреспондент «Русской планеты» побывала на ярмарке вакансий для беженцев
Елена Коваленко
4 мин
Фото: Наталья Решетняк
По последним данным на территорию Новороссийска из Луганской и Донецкой областей приехали около 800 человек. Большинство из них — люди трудоспособного возраста.
Вместе с проблемой расселения украинцев в Новороссийске встал вопрос о трудоустройстве этих людей.
23 июля в здании городского центра занятости населения прошла ярмарка вакансий для граждан Украины. Корреспондент РП побывала на мероприятии и выяснила, какую работу ожидают получить беженцы и что в действительности может предложить им город.
Спустя полчаса после открытия ярмарки в холле центра занятости было не протолкнуться. Искать работу пришли 114 переселенцев. Среди предприятий, готовых взять на работу украинских беженцев — ОАО «Новоросцемент», ЗАО Агрофирма «Мысхако», ЗАО «Птицефабрика Новороссийска», МБУ «Станция скорой медицинской помощи», ООО «Юг-Транс», ЗАО «Кристалл», ООО «Рускон» и другие.
Работодатели предоставили сотни вакансий от инженерных специальностей до уборщиков.
Чтобы получить направление на работу, беженцам необходимо представить не только паспорт и документ, подтверждающий режим пребывания на территории России. Требуются также диплом о высшем образовании и трудовая книжка, которые есть не у всех прибывших в Новороссийск беженцев.
Бывшие сотрудники милиции, бухгалтеры, медсестры, инженеры, преподаватели, менеджеры, студенты растерянно ходят от стола к столу, вглядываются в списки вакансий. Те, кто приехал недавно, пытаясь понять уровень доходов, переводят указанные зарплаты в гривны.
Машинист экскаватора, колоритный мужчина с добрым лицом, не может найти вакансию по специальности. В то же время бывший менеджер с легкостью меняет привычную офисную должность на должность водителя. Ему пообещали платить 18 тыс. рублей. Его подруга, молодой инженер-механик, пытается попасть на прием к специалистам центра, чтобы узнать у них, нет ли чего подходящего для девушки с высшим образованием.
Многодетная мама семьи из Донецка готова взяться за любую работу, но зарплата в 10 тыс. рублей ее не устраивает. На эти деньги им просто не выжить, так как только съемное жилье стоит гораздо больше этой суммы.
Анна — бывший преподаватель лицея. Вместе с родной тетей она пришла на ярмарку пятнадцать минут назад, но уже собирается уходить:
– Я здесь ничего подходящего не найду. Вы зарплаты видели? Знаете, я решила возвращаться обратно. Там у меня хотя бы квартира есть и работа, а здесь я себя просто не прокормлю, это нереально.
Тетя пытается ее отговорить, но Анна твердо стоит на своем:
— Не буду я у тебя на шее сидеть.
Женщины уходят.
Ко мне подбегает экскаваторщик:
– А вы не знаете, где можно временную регистрацию сделать?
– Не знаю, — растеряно отвечаю я.
– Вот и я не знаю.
К нему подходит его земляк и начинает объяснять, что знает место, где ему помогут с этим документом. Они отходят в сторону.
Рядом со мной неожиданно появляется интеллигентного вида женщина, коренная жительница Новороссийска.
– Они думают, что у нас здесь работу просто найти, — заговорщически начинает она, — а мы сами ее найти не можем. Вот вы где работаете, сколько получаете?
– Ну, я на двух работах сейчас, — пытаюсь объяснить.
– Вот видите! А они хотят по специальности работать, да еще и зарплату по 50 тысяч. Где ж ее взять? — перебивает женщина.
– Мне кажется, это нормальное желание. У них дети, жилья нет, как-то надо вертеться, — отвечаю.
– Не найдут они такие зарплаты, не найдут. У нас тоже дети, но мы же как-то работаем за 12-15 тысяч и на пенсии выживаем, — ворчит моя собеседница.
На входе сталкиваюсь с Юлей, которая полтора месяца назад бежала из Луганска. Мы с ней познакомились в начале июля. Тогда девушка размышляла о том, какой статус ей выбрать.
– Рада вас видеть. Вы мне не поможете? — начинает девушка. — Я уже не знаю, что мне делать! В УФМС со мной просто не хотят разговаривать, в четвертом окошке грубят. Отговорили брать статус временного убежища. Сказали, что если я его выберу, меня отправят куда-нибудь в Белгородскую область, и я тогда маму из Луганска не смогу забрать.
– Чем я могу вам помочь?
– Сходите со мной в УФМС, может при вас они грубить не будут.
– Схожу, — обещаю я и оставляю свой номер телефона.
Замечаю, как у окна громко разговаривают две женщины.
– Здесь само дешево, — говорит одна.
– Вот елки, а я уже часть перевела. За один диплом без вкладышей почти тыщу отдала, — сетует другая.
Спешу узнать, о чем они говорят.
– Да нам жишь документы надо с украинского на русский переводить, шоб нас на работу взяли. А это дорого очень. Откуда у беженцев такие гроши? Вот мы и ищем, где подешевше, — объясняют беженки.
– И много документов надо перевести?
– Много. Диплом, трудовую. Еще патент сделать, а за него 1200 в месяц платить, и за анализы, шоб на работу устроиться. За один тока на СПИД надо 1080 рублей заплатить и за прививки.
– Так прививки же бесплатные.
– Шо? Хто там бесплатный, за все гроши требуют.
– Но работу-то нашли?
– Ой, не знаем пока, обещают вроде кухрабочими нас пристроить.
– А почему вы не хотите взять статус «временное убежище»? С ним ведь и трудоустроиться легче и «подъемные» неплохие на первое время дадут.
– Ага. И паспорт заберут. Потом отправят тебя в глухомань дояркой за три копейки.
– А вы вернуться планируете?
– Пока не знаем.
За стойкой замечаю троицу из молодых ребят, на вид им от 18 до 23 лет. Они выделяются среди озабоченных лиц своим веселым настроением.
– Ребят, а вы откуда? Давно в Новороссийске?
– Из Донецкой области в апреле приехали, а что?
– Как успехи в поисках работы?
– Да никак.
– И что думаете делать?
– Не знаем, думаем еще.
– Но ведь уже четыре месяца прошло.
– Ну, вот мы и думаем.
Снова выхожу на улицу. Двое крепких парней с напряженными взглядами присматривают за бегающими сыновьями. Пристально смотрят на дверь выхода.
– Вы кого-то ждете?
– Жен. Они пошли насчет работы узнавать.
– А кто они по профессии?
– Медсестры. Но вряд ли их возьмут. У нас дети маленькие, а в садик их не берут, мест нет.
– А вы нашли работу?
– Да, слава Богу. Нас взяли строителями на одно предприятие. Уже даже разрешение на работу получили. Три недели подождали и получили. Так что скоро зарабатывать начнем.
– А во сколько вам обошлось разрешение? — услышав наш разговор, интересуется все еще безработный бывший инженер-механик сельскохозяйственной отрасли.
– Да недорого, около 500 рублей за фотографии и ксерокопии отдали, — серьезно отвечают мужчины.
К нам выходят их супруги. Работу им пока найти не удалось.
С раздражением на «всю эту бюрократическую систему» из центра занятости выходит пенсионерка в сопровождении племянника, который приехал к ней из Славянска. Женщина жалуется:
– Парня с высшим образование грузчиком не могу устроить.
– Совсем никуда не берут?
– Берут. На птицефабрику, кур убивать за 18 тысяч рублей. Вы сходите туда, посмотрите, что это за работа. Я работала в свое время в морге. Так вот морг по сравнению с этим — это рай.
– Их током убивают?
– Этого я не знаю, — женщина резко поворачивается ко мне спиной.
Скромно и тихо на стуле сидит Ольга — инженер-экономист, бывший главный специалист в Пенсионном фонде Украины. Работу она тоже пока не нашла, но надежду не теряет. Заполнила несколько анкет, которые в ближайшее время рассмотрят работодатели. Ей все равно, будет она работать по специальности или нет. Главное, по ее словам, чтобы деньги платили.
– А на что вы сейчас живете?
– Помогают. Например, администрация Южного округа нам продукты дает, разъяснительную работу постоянно ведет. Спасибо им.
К 11 часам людей стало меньше вдвое. Самые упорные продолжали разговаривать со специалистами центра занятости и заполнять анкеты для работодателей.
По итогам ярмарки 22 человека были трудоустроены. Еще 24 человека взяли направления на работу и рассматривают варианты трудоустройства.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин