Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Я горжусь, что горожане специально ждут моего трамвая»

Кондуктор-активистка из Иркутска — об общем языке со злыми пассажирами и о том, как самим решать проблемы своей страны
Елена Коваленко
3 мин
Фото: Кирилл Чаплинский / ТАСС
Бывший учитель начальных классов Елена Виканорова уже больше десяти лет ездит по одному и тому же маршруту, удивляя пассажиров безупречными манерами и литературным русским языком. Иркутяне давно присвоили ей звание самого интеллигентного кондуктора, а начальство негласно признается, что Елену не случайно поставили на самый проблемный участок в отдаленные районы города: она даже с суровыми жителями Рабочего может избежать конфликта.
Позвольте, а зачем в принципе с кем-то вступать в ссоры? Улыбка — лучшее «оружие» любого человека из служб сервиса. Я убеждена, что договориться можно с каждым человеком. Ни разу мне не пришлось вызывать полицию или даже просто водителя просить остановиться, — признается в беседе с РП Елена. — Да, бывали «трудные» пассажиры, пьяные, взбудораженные или озлобленные после трудового дня. Но это один случай в неделю-две. Поверьте мне, в школе с гиперактивными первоклассниками выматываешься быстрее, а способов переключить внимание для детей приходится изобретать в разы больше, чем для взрослых.
Нет универсального средства для любой категории людей, даже очень небольшой. К каждому нужен свой подход. Кто-то из ребят честолюбив, его проймет упоминание о его общественном статусе, а кто-то воспитан в большом уважении к родителям и присмиреет, если вспомнить его матушку.
Мне не нравится слово «гопник». Сейчас оно приобрело дурное значение, это «мелкий преступник из низших слоев общества». А на деле те ребята, которых так принято называть — это рабочая молодежь, пролетариат. Они же не по улицам круглые сутки шатаются — учатся, обычно уже работают. Здесь близко изначальное значение этого слова, от сокращения «государственное общежитие пролетариата» или Г.О.П., но оно уже забыто.
Да, верно, в этом районе я почти всех давно знаю лично, особенно молодежь, поскольку работала учителем в местной школе. Но, признаться, за время работы кондуктором узнала жителей Рабочего еще лучше: за рабочий день здороваюсь не менее чем с двумя сотнями людей. Правда, на всех «оперативной памяти» все же не хватает. Поэтому теперь я, как телеведущий: иду, все навстречу мне здороваются, а я не каждого узнаю.
(До работы кондуктором Виканорова попала под сокращение в школе. Других возможностей заработать, кроме городских служб, на тот момент не было, а в семье у Елены было трое маленьких детей. Новая работа настолько пришлась ей по душе, что она не стала возвращаться в школу даже после того, как ее пригласили преподавать русский язык в средних классах.)
Елена Виканорова. Фото: Мария Чернова / «Русская планета»
Елена Виканорова. Фото: Мария Чернова / «Русская планета»
Во-первых, кондуктор — это та же работа с людьми, прекрасная возможность влиять на настроение сотен иркутян ежедневно и менять его по возможности в лучшую сторону. Во-вторых, нет такой ответственности, как в школе: меня на физическом уровне угнетало ощущение того, как мои поступки, слова воздействуют на школьников. Не всегда у меня получалось в силу неопытности эмоционально сдержаться на уроках. А после я постоянно корила себя за это, погрязая в рефлексии. Думаю, со временем совсем бы себя «сгрызла». «Уроки» вежливости для взрослых, безусловно, имеют не столь решающее влияние, нежели занятия с детьми и подростками. В итоге на этом месте я вволю «отработала» свою проблему с эмоциональностью в общении. Сейчас меня мало что может вывести из себя.
Я горжусь тем, что некоторые горожане, как они сами признаются, специально ждут моего трамвая, пропуская другие или специально подходя на остановку к нужному времени. Приходят за очередной порцией хорошего настроения, говорят. Всегда приятно такое слышать.
Чтобы поддержать беседу с пассажирами, я стала больше следить за новостями. Как ни странно, больше иркутяне интересуются не делами своего двора или микрорайона, а событиями в стране. А еще больше, чем произошедшим в России — зарубежными новостями. Прямо у меня на глазах создавались и рушились захватывающие экономические стратегии для страны. Самая волнующая финансовая тема — пожалуй, постоянное удорожание товаров при любом движении курса рубля и стоимости нефти. Хоть вниз идут, хоть вверх. Многие эксперты ведь объясняют падение курса рубля, и соответственно удорожание импортных товаров, падением цен на нефть. Почему же, когда идет обратный процесс, цены остаются на том же уровне? Как-то на моих глазах в споре на эту тему интеллигентно «сцепились» два финансиста, один, если я правильно запомнила, со степенью доктора экономических наук. В итоге на этот популярный вопрос от менее подкованных пассажиров никто из них не ответил.
Это счастье, что мои дочери уже выросли, нашли себе любимую работу, за которую получают достойные деньги. В ином случае не знаю, как бы мы жили. Сейчас моя зарплата обеспечивает только мои собственные ежемесячные траты. При том, что квартира у меня в собственности, не надо платить ни банку, ни арендодателям, как приходится делать многим. И все равно откладывать не получается, хотя в моем возрасте уже пора задуматься о грядущих печальных расходах.
Я сама, наоборот, больше озадачена тем, что происходит непосредственно вокруг меня: мои соседи, родной подъезд, дом и двор, район любимого Иркутска. Поэтому в свое время мы с подругой занялись общественной деятельностью: «выбиваем» новые детские площадки во дворы, контролируем работу управляющих компаний.
Если честно, мне совсем не близки такие собрания для решения проблем, какие сейчас организует ОНФ. Я понимаю, что временами они бывают очень действенны, мы пользуемся этим, но в целом, как система, это нерабочий инструмент, я считаю. Создается впечатление, что все в стране решает один человек: если ты подбежал к Путину и успел задать свой вопрос, по которому дали отмашку — все, повезло, проблема, скорее всего, решится. Но это ведь порочная практика: за всеми «провалами» один человек не в силах уследить, контроль требуется масштабнее.
Даже «Народный фронт», к сожалению, стал «портиться». Как только чиновники и откровенные бандиты поняли, что инструмент влиятельный, они изо всех сил стали стремиться туда. Что же тогда работает? Мне кажется, идея с профильными онлайн-порталами, где собирают специфические проблемы и решают их при помощи юридических шаблонов — действенная модель (Виканорова имеет в виду интерактивные «карты нарушений»: РосЯму Фонда борьбы с коррупцией, РосДоступ, «Карту доступности» и так далее. — Примеч. РП). Вот так должна идти работа с коррупцией и бюрократией, а не состязаниями в спринте — кто первым добежит до президента. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин